Подруги навсегда ч.1

16 августа 2006 г.

Старая "Нива" въехала во двор и остановилась напротив старой пятиэтажки. Из неё вышла девушка лет 18 с короткими русыми волосами и серо-голубыми глазами. Она оглянулась по сторонам и глубоко вздохнула. Сегодня она успешно сдала последний экзамен и впереди было 3 недели каникул. Над головой сияло чистое, ярко - голубое небо, с крыш вовсю капало - вообще-то 16 января не должно было быть такой погоды, но зима будто хотела устроить Оксане праздник. И любой другой на её месте был бы счастлив, но у неё на душе было по прежнему пакостно. Надо сказать, что это чувство редко покидало её с тех пор как перестал существовать их конный клуб, то есть не много не мало с августа месяца. Ну что за радость от каникул, если их нельзя провести с лошадьми?. Отгоняя от себя мрачные воспоминания, Оксана тряхнула головой и, закрыв машину, отправилась к дому. Но внезапно её внимание привлёк дым, вырывавшийся из форточки первого этажа. В этой квартире жила пожилая пара Ахмет и его жена Нурия, Оксана хорошо знала их и ей было известно, что не так давно к ним переехала дочь с 13-летним внуком - Рудольфом, и четырёхлетней внучкой.

Оксана решила, пока не вызывать пожарных, так как уже был случай, когда в их доме пожарных вызвали тушить сгоревшие сухари. Она поднялась по лесенке и нажала на дверной звонок. Ответа не последовало. Через минуту в подъезд вбежали Рудольф и мальчишки, с которыми он бегал во дворе, с ключами от квартиры, но с замком он возился долго, ибо от страха забыл куда поворачивать ключ. "Кто у тебя дома?" - спросила его Оксана. Из не особо внятного бормотания Рудика она сделала вывод, что дома его бабушка и у неё похоже что-то не то с головой. Пока парненёк возился с замком стали подходить соседи. Кто-то сказал, что надо войти в квартиру и вывести бабку, и посмотреть, что там горит. Наконец дверь открылась и на площадку повалил вонючий дым, какой бывает когда жгут синтетику. Большая часть любопытных выскочила на улицу, но Оксана и ещё 2-3 человека сунулись в квартиру. Из кухни слышался слабый кашель. Несмотря на сильное задымление огня не было видно. Оксана быстро прошла в кухню. Соседка уже в полубессознательном состоянии сидела, навалившись на стол. А на плите и в раковине дымилась огромная куча тряпок, полиэтиленовых мешков и бутылок. Оксана с помощью соседки выволокла бабку на улицу и, оставив на попеченье соседей, они снова вошли в квартиру. Стараясь задержать дыхание, Оксана открыла окно, и она, и подоспевшие соседи стали вышвыривать дымящуюся кучу на улицу. С этим довольно быстро было покончено, но даже за это время голова стала ощутимо кружиться. И, убедившись, что больше ничего не горит и не дымиться, смельчаки-добровольцы вышли во двор. "Виновница торжества" уже более или менее пришла в себя, но объяснять, что случилось у них она не стала. Больше ничего интересного не происходило и собравшийся народ стал расходиться. Возле подъезда остались только сама Нурия, Оксана, ее бабушка и ещё несколько человек соседей.

Примерно через полчаса пришёл Ахмет. Ему рассказали о случившемся, посоветовав отправить жену в больницу во избежания повторения подобных историй, но Ахмет стал просить соседей не делать этого, уверяя, что ничего подобного не повторится. Внезапно даже для себя к его просьбам подключилась Оксана, сказав, что при неосторожном обращении с огнём кухонные тряпки и мешки вполне могли загореться сами. Оксана как никто другой знала, что говорит неправду. Но соседи, недовольно поворчав, были вынуждены с ней согласиться, да на том и разошись. А Ахмет, проговорив с женой по-татарски несколько минут, подошёл к Оксане и сказал: "Ты спасла не только мою жену и квартиру, но также и наше доброе имя, никто не будет говорить, то моя жена сошла с ума. Я очень признателен тебе за это и хочу отблагодарить тебя." Тут Оксана увидела, что Ахмет суёт ей деньги. Она покачала головой и усмехнувшись сказала: "Ради денег я бы не стала дышать этой гадостью".

- Но что ты хочешь.

- Спасибо, но я не хочу ничего из того, что могла бы попросить.

Тут в разговор включилась бабушка Оксаны: "Пока ваша квартира проветривается, пойдёмте к нам пить чай, не стоять же на улице."

Дома у Оксаны никого не было: родители уехали в отпуск, брат и его жена были на работе, так что они вчетвером просидели там до вечера, а потом разошлись. О пожаре никто больше не вспоминал.

А вечером, когда Оксана за ужинов рассказала о событиях этого дня, брат буркнул: "Была охота из-за каких-то татар головой рисковать". Оксана поняла, что за последний год они стали с братом очень далеки друг от друга. От этой мысли стало грустно, ведь раньше они понимали друг друга с одного взгляда.

Прошло несколько дней, погода стояла прекрасная, светило солнце. Оксана решила вымыть машину, пригнала её во двор и собралась сходить за водой, но тут к ней подошёл Ахмет и, поздоровавшись, сказал: "Моя жена хотела бы сходить сегодня в мечеть, но она не сможет дойти до туда. Если ты не занята, то может отвезёшь нас, а машину вымоешь потом?" Ехать Оксане не больно-то хотелось, но отказать было неудобно, и она только спросила в какую мечеть их отвезти. По закону подлости они назвали мечеть стоящую на окраине города, почти в лесу, ехать в ту сторону Оксане не хотелось совсем, хотя дорогу она знала прекрасно. В нескольких сотнях метров от той маленькой деревянной мечети когда-то стояла их конный клуб. Но объяснять ничего не хотелось ещё больше и она только кивнула - мол, собирайтесь быстрей.

Привезя их в мечеть Оксана сказала, что ей надо кое-куда съездить, а во сколько они скажут она заберёт их отсюда. После чего села в машину и уехала. Нурия с другими старушками вошла в здание, а Ахмет задержался на крыльце, провожая взглядом мелькающую между деревьев машину.

Зимой берёзовый лес хорошо просматривается на большое расстояние и старик видел как "Нива" свернула на едва заметную в снегу просёлочную дорожку, и немного проехав по ней к деревне остановилась на задворках заброшенного двора. Ещё виднелись остатки прясел, разрушенный домик, засохшая старая яблоня, столбы от станка, в котором когда-то ковали лошадей, но было видно, что люди давно покинули это место. Оксана вышла из машины и несколько минут бродила по заброшенному двору, а затем села на поваленную берёзу, рядом с завалившейся изгородью, и низко опустила голову. Ей даже в голову не могло придти, что Ахмет наблюдает за ней с высокого крыльца мечети. Ахмет не знал, что связывает Оксану с этими развалинами, но видел, что ей плохо, очень плохо сейчас. Решение он принял быстро... Через десять минут, начерпав полные ботинки снега, старый татарин присел на берёзу рядом с ничего не понимающей Оксаной.

- Что случилось? - тихо спросил он.

- Это случилось давно и Вы вряд ли сумеете что-нибудь изменить.

- Оксана, ты много для меня сделала, но я и раньше внимательно присматривался к тебе. Я бы хотел, чтобы моя внучка была похожа на тебя. Последняя история с пожаром убедила меня, что я не ошибся в тебе. Я очень тебя прошу, расскажи что случилось. Времени у нас много. Может я чем-нибудь помогу, хоть советом.

- Если Вам это действительно интересно, то будь по Вашему. Слушайте.

Я любила лошадей всегда, с самого раннего детства. Когда мне исполнилось 9 лет папа привёл меня в конный клуб "Мечта", тогда они только начали появляться у нас в городе. Это очень хороший клуб, там уже тогда были породистые лошади, новая сбруя и небольшой тёплый манеж. Там я научилась самым азам ВЕ, но, когда я впервые свалилась с лошади, мои родители посчитали, что это кроме того, что дорого ещё и очень опасно. Вообщем я не смогла продолжать занятия в клубе. Но любовь к лошадям не проходит. В "Мечте" была семейная пара тренеров - Вика и Сергей. Надо сказать, что они мне не больно-то нравились тогда, острые на язык и требовательные, они несколько напрягали и страшили меня. И вот однажды зимой возле кинотеатра я увидела их с лошадьми, они катали детей. Удивительно было то, что они узнали меня. Вика сказала, что они ушли из "Мечты", и у них теперь свой клуб в деревеньке рядом с городом. Это то самое место где мы сидим сейчас, Ахмет Муллоярович. Мы сидим, на берёзе, на которой когда-то висела вывеска. Вика позвала меня в свой клуб, но я предпочла ещё раз начать заниматься в "Мечте", скорее это предпочнение сделали мои родители, а не я. Но прошло ещё 1,5 года и я пришла в "Ветерок" к Вике и Сергею. Пришла и ужаснулась: сбруя показалась мне кошмарный, лошади - жалкими клячами, а хозяева - сумасшедшими. Вика и Сергей жили на этом заброшенном участке земли нелегально, они сколотили подобие конюшни из старых досок, рядом из этих же гнилых досок они построили жильё для себя. Зимой и летом они жили там, в этих ужасных условиях. Лошади делили участь хозяев. Во время сильных морозов в одну из зим пал лучший жеребец этой Богом забытой конюшни. Я ездила там несколько лет, но в основном в тёплое время года. Год от года клуб приходил всё в более и более бедственное положение. Лошадей хозяева вроде любили, но условия содержания были жуткие. Весной и осенью лошади стояли в воде по самый скактельный сустав, зимой замерзали в своих денниках, щели в стенах которых были в 2 пальца шириной. Кормов хватало далеко не всегда, кормили ветками, иногда животные табанили. Не в лучших условиях жили и люди. Не раз и не два на этой конюшне животных пускали на мясо. К этому времени в городе стало много клубов с хорошими условиями и я давно могла бы выбрать любой, кое куда меня звали знакомые. Я не уходила по нескольким причинам. Во-первых, летом был прекрасный выезд в бескрайние поля, по которым можно было ездить сколько захочешь, во-вторых, на этой конюшне были очень низкие цены. А третья и самая главная причина заключалась в том, что я очень привязалась к Вике. Наши отношения нельзя было назвать дружбой, хотя кто даст точное определение этому понятию? Я приходила в клуб, когда мне хотелось прокатиться, Вика иногда составляла мне компанию. Мне с ней было весело и легко, и всё, никаких обязанностей, никаких обязательств друг перед другом. Вика откровенно рассказыва мне о своей жизни, о своих планах, а я могла многим поделиться с ней. Я не рвалась к серьёзным занятиям спортом и не была слишком привязанна к кому-либо из лошадей. Они мне нравились в целом, как вид животных.

Но вот, когда мне исполнилось 16 всё изменилось. В мае я, как всегда, пришла на конюшню после долгого перерыва. Никого из хозяев не было, только парень весьма бомжастого вида. На мои вопросы он отвечал неохотно, а я больше не лезла с ними. Я подумала, что если Вика хочет увидеть меня, то она всегда сможет посмотреть по журналу мои поездки. А я не собиралась выискивать её, то ли из гордости, то ли не хотела ей надоедать. Но время шло наступала осень, а мы так не разу и не встретились с Викой. Подходя к конюшне я несколько раз видела как отъезжает её машина. Это сильно обидело меня. Однажды я приехала на конюшню, когда никто меня там не ждал. Из вагончика вышла Вика, но я с трудом узнала её, кажется за год она постарела лет на 10. Не открывая передо мной калитки она рассказала, что её муж сидит в тюрьме, конный клуб скоро прекратит своё существование, ибо у неё нет сил одной содержать его, деньги на корма животным она зарабатывает тем, что таксует по ночам на своей старой "копейке". "Будешь заходить, или как?" - закончив отчёт, спросила меня Вика. Не ответив, я просто открыла калитку и вошла. Она была рада мне, впервые я это видела так ясно. Мы оседлали лошадей и несколько часов катались в полях, и говорили, говорили и не могли наговориться. Причём она дала мне свою любимую высоченную рыжую кобылу - Диану, на которой предпочитала ездить сама. Действительно, это было очень умное животное. Диана понимала Викины команды. Было смешно смотреть, когда новички, трясясь на Диане по кругу на корде, безуспешно пытаются поднять её в рысь. Но достаточно Вике было сказать: "Рысь!", как Диана вставала на ровную широкую рысь. Диана ходила за Викой без верёвки даже по городу, а в поле прибегала на первый зов. К сожалению, я не могла похвастаться таким взаимопониманием с Дианой. Я спокойно управлялась с ней, но никогда особенно не любила её. Однако, чтобы угодить Вике, я сделала вид, что дико счастлива.

Опускались сумерки и мы вернулись на конюшню. Вика звала меня приходить ещё, говорила, что выгнала обнаглевших конюшенников, что теперь только она распоряжается здесь. Она проводила меня до остановки и я уехала. Пару раз в эту осень мы с ней ещё ездили в лес. Но однажды, придя на конюшню и открыв вагончик я увидела записку Вики, адресованную кому-то из конюшенников, о том, что она уехала за кормами. Приехав в другой раз, я застала на конюшне кучу шпаны, пьяных, разъезжающих по небольшой площадке одновременно на мотоцикле и на неоседланных лошадях. А ведь Вика божилась, что выгнала их!! Этого я не могла понять и простить. Больше в тот год на конюшне я не появлялась...

А весной я снова увидела Вику, катающую возле магазина на крупном гнедом жеребце. Из разговора я узнала, что ей удалось сохранить клуб, но она осталась абсолютно без всего, без машины, без лошадей. А этот жеребец - Альт, принадлежит одной семье в деревне. В жизни Вики появился любимый человек - Николай. Вика вновь пригласила меня к себе поездить на лошадях, но у меня впервые возникла мысль, что я ей интересна, лишь как источник доходов. Может она и была права... Закончив 10 класс, я вновь пришла к Вике. Я могла сказать лишь одно: упадок конюшне был на пользу. Наконец-то не стало этих бомжеобразных, вечно пьяных парней. Теперь там вертелись только две девчушки лет по 12-13. Изменилась и Вика. Наши отношения стали более тёплыми. Николай произвёл на меня неоднозначное чувство. Он не работал, ничего не делал, полностью сидя на шее Вики, но она выглядела счастливым рядом с ним. А я говорила себе, что всё это меня не касается, и была совершенно права. Тем не менее приходить туда стало намного приятнее. Лошадей своих у них не было, зато у соседей был 4-летний жеребец русской верховой породы - Альт и 2-летняя кобыла Кобра - полутяж. Вика очень полюбила Альта и ездила в основном на нём сама, а мне доставалась Кобра. Если учесть, что к тому времени как я стала на ней ездить Кобру седлали только несколько раз, то у меня была сплошная веселуха с ней. Во-первых, гоняться на ней за Альтом было бессмысленно, а во-вторых, мои попытки приучить её ходить по кругу увенчались кровавыми мозолями от повода на руках. Но несмотря ни на что это было лучшее лето в моей жизни. Однажды Вика позвала меня с собой на покос (разумеется, чужой травы) и я была счастлива. Если бы я знала, что этот покос станет судьбоносным! Вечером я рассказала отцу о том как мы косили. Отец сказал, что если Вика захочет подзаработать, то может выкосить территорию вокруг его школы. Вика конечно захотела, но беда заключалась в том, что хотела она многого и искренне верила, что сделает это всё, но дальше разговоров дело не шло. Почему-то у меня возникло чувство, что дело нельзя пускать на самотёк. Каждое утро для меня начиналось одинаково: я каталась верхом, потом забирала Вику с конюшни и отправлялись мы с ней на покос, потом обедать шли ко мне домой и обед растягивался у нас мало не до темна. К этому времени хозяева перестали нам давать Альта и Кобру, зато кто-то на постой поставил Грацию - прекрасную гнедую кобылу, в своё время весьма успешно бежавшую на ипподромах области, и Победу - дочь Грации, которой было всего около года. Под седло была только одна лошадь, но этого мне вполне хватало. С того времени я полюбила ездить верхом одна. С Викой мы сдружились ещё больше, но меня упорно не оставляло чувство, что наша дружба продлится до тех пор пока я буду зачем-то нужна ей. Может я и ошибалась, я не знаю до сих пор.

Господи, никогда не забуду как я носилась на Грации по полям, ветер шумел в ушах и выбивал слёзы из глаз, а впереди нас по земле летела наша тень и мы с Грацией никак не могли её догнать. Сколько раз я заезжала в незнакомые места, с трудом находя дорогу оттуда домой, иногда полагаясь в этом лишь на чутьё кобылы. Порой мы убегали от собак, решивших поохотится на нас. На Грации это было нестрашно - через минуту собаки безнадёжно отставали и возвращались к хозяевам. Это было время подозрительно похожее на счастье! А дальше события завертелись, как в сказке...

В конце августа мой отец принял странное решение: основать при школе конный клуб. Сарай быстро переоборудовался в конюшню, две комнаты в здании - в жильё для хозяев. Я не могла поверить в это!

Однажды отец сказал, что Вика предложила нам купить Альта напополам, но сам не выразил к этому никакого отношения. Я промолчала. Просить я не люблю, а содержать коня на свои деньги не имела возможности. Иногда я до сих пор горько жалею об этом! Отец просто занял Вике денег на покупку коня. Она так до конца и не расчиталась... Когда Альта привели на него было страшно смотреть, это был скелет, бросающийся на людей. Хозяева боялись подходить к нему без вил. Но прошло несколько месяцев, наступила зима. Альт постепенно отожрался, объездили Победу, у Грации должен был вскоре родиться жеребёнок. А Вика даже не думала делать документы на клуб, приводить свои документы в порядок. Николая взяли в школу дворником, Вику - учителем биологии. В клубе всегда было шумно и весело, полно народа, но клуб как таковой не развивался. В начале весны родился жеребёнок у Грации - Подарок. Вика как будто забыла обо мне, переодически она обращалась ко мне с просьбами, но даже не звала поездить верхом. Наступило лето, я поступила в ВУЗ и всё же прямо спросила Вику даст ли она мне поездить. Она извинилась, и мы тут же решили на ком я буду ездить. пару раз я съездила на Победе, несколько раз на Грации, но в основном я ездила на Альте. Это стал первый конь в моей жизни, которого я полюбила по-настоящему. Он узнавал меня. Я доверяла ему. Это был строгий жеребец, конюшенная мелюзга боялась подходить к нему, я же могла водить его за чёлку. В лесу мы прыгали, через поваленные деревья, ездили по тропке, теряющейся в море цветущего донника и казалось, что мы плывём в нём.

Наступила осень, я закрутилась с учёбой, отношения с Викой по-прежнему оставались странными. Если бы она сказала мне, что я нужна на конюшне, я бы нашла время приходить туда. А так я перестала там появляться. Я не виню Вику - она просто закрутилась: работа, сложные отношения с Николаем, забота о лошадях. Конюшенники ничего не делали, а она почему-то не могла их приструнить.

Я всю жизнь буду помнить тот декабрьский вечер, когда отец сказал мне, что от колик пал Альт. А Вика не сказала мне не слова... Трое суток я была как в дурном сне, потом стало проходить. Осталась только боль и жгучая обида на Вику. За то, что не уберегла Альта, за то, что не сказала не слова мне. Казалось я не прощу её никогда... Сказка покатилась к печальному финалу.

Был выходной день, зимой рано темнеет и казалось, что за окном уже ночь. Мы дома смотрели концерт всей семьёй, когда в дверь позвонили. Открыв дверь я увидела Вику. Впустив её в квартиру, мне пришлось помочь снять ей шубу - плечо у неё было забинтовано - вывих. Она разругалась с Николаем, который пил, тот поколотил её, а она пришла к нам в поисках защиты. Глядя на её дрожащие руки, я уже не могла обижаться на неё. Вика просидела у нас до поздна, затем пришла на другой день. От неё я узнала, что ещё поздней осенью они продали Подарка, причём с условием, что его пустят на мясо, если они не выкупят его через год. Продали за смешные деньги, считайте отдали даром. и даже не сказали нам, продали кому-то в эту деревню, где мы сейчас. Это был прекрасный вороной жеребёнок, которого очень любил мой отец, если бы он узнал, то купил бы его не раздумывая. Наверное даже после, если бы я попросила он сделал бы это, но я снова промолчала... Я никогда этого себе не прощу!

Внезапно Ахмет прервал её рассказ:

- Оксана, вот слушаю я тебя и вижу деревенского паренька, который когда-то тоже побоялся принять своё РЕШЕНИЕ. И вот уже больше сорока лет прошло, а он всё жалеет об этом. Мало мне хочется чтобы тебя постигла та же участь. Если ты позволишь, я попытаюсь вмешаться. Реализацией конины здесь занимаются в основном татары, я смогу, наверное, узнать судьбу этого коня, а может и повлиять на неё.

Оксана попыталась улыбнуться и сказала:

- Я буду Вам очень признательна, если Вы что-нибудь сможете узнать. Может Подарок ещё жив! В любом случае неизвестность хуже всего.

- Продолжай рассказ, Оксана, мне надо знать, чем кончилась эта история.

Она вздохнула:

- Я бы предпочла не вспоминать, но уж начала, так доскажу. Документы на клуб так и не были оформлены, а тут у лошадей заподозрили инфекционное заболевание. Санэпидемстанция потребовала закрыть конюшню. С весны всеми правдами - неправдами дотянули до лета, до августа. Больше тянуть было нельзя... У Победы был непорядок с ногами - её жизнь в 3 года оборвалась на мясокомбинате... Грацию продали с поддельными документами. Постойных лошадей раздали владельцам. А хозяева уехали к родственникам. Потом Вика приезжала несколько раз ко мне. Последний раз, когда она была у меня, я узнала, что их выгнали родственники, жить им негде особо, отношения с Николаем не слишком-то хорошие. Поплакалась на судьбу, заняла денег, пообещала, что скоро приедет и исчезла. Вот уже месяц прошёл, а я не знаю, что с ней. Если всё хорошо, то это значит, что я нужна была ей ради денег, вот и вся дружба. Горько и обидно! Но я сильно переживаю за неё. Уж больно она была расстроена, когда приезжала в последний раз. Не дай Бог с ней что-то случилось! Эти люди - ходячее несчастье. Не было дня, чтоб у них не случилась хоть мелкая, да неприятность. И судились они, и в больницу попадали за это время. Всего не расскажешь. А ещё и так думаю, чем я могу помочь Вике? Денег дала, сколько смогла, а чем я ещё могу помочь?! Квартира не моя, я даже гостей не могу спокойно туда привести, машина тоже не моя, иногда мне кажется, что и жизнь не моя, а родительская. А помочь очень бы хотелось, Вика несмотря ни на что дорога мне... Я ведь так и не смогла в другой конный клуб пойти, хотя лошади снятся каждую ночь.

Вот и вся история. Рассказала за час, а казалось, что всё это длилось вечно. И сейчас, когда кончилось, ещё тяжелей. Да ладно, спасибо, что выслушали, сразу намного легче стало.

Ахмет Муллоярович с трудом поднялся с берёзы и внимательным взглядом окинул заброшенный участок, его глаза при этом как-то странно блестели.

- Значит, как в том стихотворении "Здесь похоронены сны и молитвы, слёзы и доблесть, прощай и ура". Что ж это была действительно горькая, но весьма занятная повесть. И, знаешь, думаю я, что может быть она ещё не закончена. А теперь поехали, пора забрать жену из мечети. Я же обещаю узнать что-нибудь про Подарка. И прими один совет, постарайся узнать что-нибудь о Вике, позвони её родне. Иначе может статься так, что ты будешь горько жалеть, что не сделала этого, но будет поздно. Не думай до срока чем ты можешь помочь, а чем нет. Когда встанет конкретный вопрос тогда и будем его решать. Обещаю, решать будем все вместе.

Они сели в машину и через пять минут были на забитой машинами стоянке возле мечети. Оксана приткнула "Ниву" рядом со сверкающим, явно безумно дорогим новым "Вольво" и Ахмет пошёл за женой. Сидевший за рулём иномарки пожилой мужчина скользнул по "Ниве" невидящим взглядом и отвернулся, но внезапно снова поглядел на неё, потом - на удаляющегося Ахмета. Вдруг он выскочил из машины и громко спросил: "Неужели это ты - Ахмет?!" Тот остановился на месте, как вкопанный, медленно обернулся и, словно не веря своим глазам, почти прошептал: "Ибрагим, друг мой, брат мой, ты ли это?!". Не прошло и минуты, как на глазах изумлённой Оксаны её сосед и владелец роскошного "Вольво" смеясь и плача от радости заключили друг друга в объятья. Минут через десять, когда улеглась буря эмоций от первой встречи, Ахмет представил Оксане своего давнего друга Ибрагима Рустамовича. Затем они вместе встретили Нурию, которая уже начала беспокоиться, о том куда все пропали. Старушку препроводили в машину к Оксане, а Ахмет с Ибрагимом отбыли в гости к последнему на его машине.

Оксана отвезла соседку домой, уже в сумерках поставила машину на стоянку и решила пройтись по вечерним улицам. Она любила зимними вечерами бродить по ярко освещённому проспекту, на душе всегда возникало ощущение праздника. Но ей уже давно не было так весело и легко, как сегодня. Слова ли Ахмета так подействовали на неё, или увиденная встреча старика с давно и, кажется, навсегда потерянным другом, она не знала. В полной темноте Оксана пришла домой. За ужином она кратко пересказала свою поездку, умолчав о разговоре, который был у них с Ахметом. Жена брата задала пару тупых вопросов о примерной стоимости "Вольво" и о том, кто этот Ибрагим Ахмету (понятие "друзья" её явно не устраивало), брат поинтересовался откуда у татар столько денег, а бабушка, занятая ужином, толком не слышала её истории. Она порадовалась, что родители ещё не приехали, рассказывать это им желания не было вовсе. Они были замечательными, добрыми и понимающими людьми и она их очень любила, но после истории с лошадьми они не ждали ничего хорошего от этих животных и людей с ними связанных. К тому же они давно разучились верить в чудеса, а сама Оксана ложилась спать в эту ночь с предчувствием близкого чуда и с замиранием сердца перед ним.

Утро немного убавило радости, праздничное настроение стало исчезать. Оксана говорила себе, что в жизни нет места для чудес, что надо жить как все нормальные люди, выбросить из головы всякие глупости вроде лошадей и какой-то там неземной дружбы. Наверное, бабушка права, когда говорит, что у каждого своя жизнь и никому нет дела до других людей. Но сердце Оксаны почему-то упорно отказывалось верить в это.

Прошло ещё два дня и в двери Оксаниной квартиры позвонили. Она открыла дверь и обомлела - перед ней стояли Ахмет и Ибрагим. Они не стали заходить в квартиру, ибо разговор, с которым они пришли, не должен был раньше времени достичь ушей Оксаниных родственников. Оксана накинула куртку, вставила ноги в сапоги и все втроём они пошли домой к Ахмету, где он и начал свой рассказ.

- Мы с Ибрагимом своеобразно отметили нашу встречу - до позднего вечера мы разъезжали по деревне стараясь выяснить судьбу Подарка. Может быть я бы и не стал так торопиться, но мой друг желает отблагодарить тебя. Ведь честно говоря, тебе мы обязаны нашей встречей, на которую не могли даже надеяться. Если бы мы не проговорили с тобой два часа на тех развалинах, если бы ты не поставила свою машину рядом с машиной Ибрагима .... да что говорить... Вобщем мы нашли человека, который рассказал нам о лошадях, отправленных на мясо этой осенью и зимой, и он дал нам адреса их хозяев. Мы позавчера объехали их и нам удалось узнать, что никто не забивал лошадь, похожую на Подарка. Тогда мы решили, что искать надо среди живых лошадей. Благо, что в этой деревне их не много. Один знакомый дал список адресов, по которым были лошади, но сказал, что не знает лошадь, по описанию напоминающую Подарка. Мы уже уходили, когда этот человек догнал нас и сказал, что вспомнил ещё одного коневладельца, но предупредил, что этот товарищ опасен. Больше мы ничего не узнали. Что-то подсказало нам сразу пойти по последнему адресу. Высокий забор огораживал двор и калитка была закрыта на защёлку изнутри. На наш стук никто не отозвался и мы решили зайти самовольно. Вспомнив забавы молодости, Ибрагим без труда открыл калитку и мы вошли. Но не буду описывать всё, что мы там увидели. Скажу только, что Подарок там, он жив, но его состояние оставляет желать лучшего. Остальное ты увидишь сама. От местных жителей мы узнали, что теперешний хозяин Подарка совсем спился после того как в ноябре погиб его единственный сын и переодически размахивая топором бегает по улице, разыскивая предполагаемых убийц сына. Надо сказать, что это и спасло коня, иначе его давно бы пустили на мясо, лишь помрачение рассудка хозяина помешало этому.

Оксана на протяжении этого повествования старалась сохранять внешнее спокойствие, но ей это не слишком удавалось. Тут в разговор вступил Ибрагим и его слова привели девушку в окончательное замешательство:

- Мы можем сегодня же забрать коня, нам даже не придётся его покупать у хозяина. В машине нас ждёт майор милиции, когда мы приедем туда, он освидетельствует, что владелец лошади опасен для окружающих. Разумеется, он будет немедленно изолирован, а, так как родни у него нет, животное будет подлежать уничтожению из-за состояния, в котором оно сейчас находится. Если бы хозяин был вменяемым, то он в любом бы случае не имел прав на Подарка. Учитывая то состояния, до которого по его вине доведён конь, животное в любом случае будет изъято у него. Так что собирайся, Оксана, поехали за лошадью!

Но Оксана стояла не двигаясь, рассматривая квадратики линолеума на полу. Через минуту она тихо спросила:

- Куда мы заберём коня, чем будем его кормить?

Ответ на этот вопрос был давно готов у Ибрагима:

- Я живу в котеджном посёлке совсем недалеко от города. На моём участке сегодня рабочие завершают постройку прекрасного сарая, он отлично подойдёт для Подарка. (Ибрагим не сказал, что этот сарай строился даже без перерыва на ночь специально для Подарка.) На первое время хватит тех кормов, которые мы перевезём от сегодняшнего владельца коня, а за пару дней я без проблем закуплю сена и кормосмеси для коня. А также все витамины и лекарства, которые пропишет ветеринар. Можешь не беспокоиться об этом!

- Но чем я расчитаюсь с Вами?

- Ты уже рассчиталась и за это и за много лет вперёд - в один голос сказали Ибрагим и Ахмет.

А Ибрагим ещё добавил с заметной тревогой в голосе:

- Поверь, то, что я затрачу на коня, для меня не деньги! За вечер я случалось тратил больше. Пойми, это не подачка тебе, даже не подарок, это БЛАГОДАРНОСТЬ, а так же доброе дело по отношению к несчастному животному. Ты не можешь, не должна отказываться! Прошу прими, не обижай нас!

Но Оксана стояла бледная, как полотно, и молчала, не смея поднять глаз на Ибрагима. Она не умела принимать решения. Все 19 лет жизни всё решали родители, не разу не поступила она им наперекор. Родители решили где она будет учиться, как она будет учиться, чем заниматься, а Оксана примерно исполняла их решения, не желая навлечь на себя их неблагосклонность и понимая что родители желают ей добра. Неизвестно чтобы она сказала, но тут заговорил Ахмет и в его голосе звучала неприкрытая ярость.

- Ты уже потеряла любимого коня Альта, потому что молчала, потому что отдала право решать и распоряжаться другим людям, потому что боялась попросить, боялась быть обязанной кому-то! Ты, возможно, потеряла лучшую подругу, потому что боялась вмешаться, боялась взять на себя ответсвенность за свои чувства и свои слова! Ты почти потеряла второго коня и если промолчишь ещё пять минут, то потеряешь его уже безвозвратно! Правильно, легче, когда решает кто-то другой, только я уже поплатился за то, что когда-то попытался избежать принятия решения. Теперь ты собралась повторить это?!

Оксана, прекрасно понимая справедливось упрёков, с трудом выдавила из себя слова, за которые готова была возненавидеть себя:

- Ибрагим Рустамович, то что Вы предлагаете - предел моих мечтаний, я бы не желала большего, но ... Как к этому отнесутся мои родители? Что они скажут мне когда узнают?

Ибрагим удержал распалившегося Ахмета, который мог сейчас наговорить много неприятных, но вполне заслуженных вещей Оксане, и ответил сам:

- Дочка, если это единственное, что удерживает тебя от окончательного ответа, то предлагаю следующий вариант. Когда твои родители вернуться, мы все вместе поедем ко мне домой. И только там они узнают какой подарок и за что ты получила. Я уверен, что они будут только рады. А если нет, то им придётся высказывать свои претензии нам всем, а не тебе одной. И если честно, я думаю, что тебе не стоит так сильно ориентироваться на родителей в этом вопросе. Это ведь ТЫ сама рассказывала Ахмету о конном клубе, ТЫ сама, а не они, шагнула в наполненную дымом квартиру, не расчитывая на награду. И за это ТЫ получаешь непрошеный, но желаный и заслуженый подарок, именно ТЫ, а не кто-то другой. Так и решай ТЫ!

Ибрагим смолк, больше ему нечего было говорить. Теперь должна была сказать Оксана. Она подняла голову, впервые за весь разговор, и в наступившей тишине необычайно чётко прозвучали её слова.

- Для начала я бы хотела попросить прощения за то, что смела колебаться, когда птица счастья сама полетела мне в руки, за то, что обидела вас своей нерешительностью и сомнениями. И если вы готовы простить меня, то я с радостью принимаю этот подарок и благодарю вас не только за него, а ещё и за урок, который вы мне сейчас преподнесли. Он пошёл мне на пользу. С этой минуты я с радостью выполню любые ваши распоряжения относительно коня.

Ибрагим улыбнулся:

- Никто не сердится на тебя, Оксана, не переживай. Твои сомненья были вполне понятны и разумны, ты правильно сделала, что рассказала о них. Как видишь, мы их успешно разрешили. И Подарок будет твоим конём, осознай это. Ты не должна выполнять ничьи распоряжения относительно него. От - твой. А теперь - собирайтесь, да поживее. На сегодня куча приятных и не особенно дел.

Ибрагим пошёл в машину, а Ахмет тихо сказал Оксане:

- Прости и ты меня. Я был очень резок и наговорил тебе много лишнего. Не сердись! И ещё одно, Ибрагим сам очень любит лошадей, так что отчасти делает это для себя.Но это отдельная история. Просто для всех нас хорошо, что ты согласилась.

- Ахмет Муллоярович, мне ли на Вас сердиться? Вы мне на многое глаза открыли, я заслужила ещё и не таких слов.

Внезапно в разговор вступила молчавшая до сих пор Нурия:

- Ну вот все и помирились. А теперь и впрямь поторапливайтесь, вас ведь Ибрагим с человеком в машине ждут. Оксана, это твоему коню. Негоже с пустыми руками приезжать. - Она протянула удивлённой девушке пакетик с сухарями и морковью. От всего сердца поблагодарив, Оксана бросилась догонять уже вышедшего Ахмета.

... Подарок действительно выглядел ужасно. Оксана с трудом узнала в этом тощей, облезлой кляче коня, которого видела с самого рождения почти каждый день. Он несколько месяцев стоял в тёмном жутко грязном сарае почти без движения. По словам соседей, хозяин кормил его раз в несколько дней. Деревенские мальчишки подкармливали лошадь, иногда таскали ей воду. И к тому моменту как приехала Оксана на полу лежали остатки сена, стояло грязное ведро с остатками воды.

Подарок смотрел на вошедших людей и, похоже, не ждал от них ничего хорошего. Он забился в дальний угол своего достаточно просторного сарая и вознамерившегося подойти Ибрагима он встретил с плотно прижатыми ушами и оскаленной мордой. Оксана пыталась подозвать коня по имени, подманить сухарями, но всё было бесполезно. Потом она вспомнила: Подарку долго не могли придумать имя и конюшенная ребятня, вечно вертевшаяся вокруг жеребёнка стали называть его Малыш. Тогда он охотно отзывался на это имя. Когда он стоял в Викиной конюшне, то любил людей, рос ласковым и доверчивым жеребёнком, ведь люди были вокруг него постоянно. Оксана слышала. что у лошадей хорошая память и решила попробовать позвать коня так как его звали на их конюшне.

- Малыш, Малыш, иди ко мне, мой хороший. - говорила Оксана потихоньку приближаясь к коню.

Жеребец повернул голову к девушке, насторожил уши, навстречу он правда не пошёл, зато подпустил Оксану к себе и взял морковку с её ладони. Похоже, что первый контакт был установлен.

Тем временем Ахмет рызыскал не только недоуздок, но и уздечку, кстати вполне приличного вида. Оксана была рада этим находкам, ибо вести коня предстояло неблизко, а к уздечке с удилами он был приучен ещё когда стоял на их конюшне. С нескольких попыток ей удалось одеть оголовье на Подарка, который даже сопротивляясь не делал попытки укусить Оксану. Через полчаса коня уже вывели на улицу, где удалось рассмотреть своё приобретение при солнечном свете. Конь был жутко грязный, худой, но под шкурой просматривались не только кости, но и остатки весьма развитых мышц. Почти год Подарок прожил в открытом большом загоне, где имел возможность бегать столько - сколько было ему необходимо. Хозяин всё же готовил животное на мясо, а потому кормил весьма неплохо до недавнего времени. Видимо эти два момента сказывались даже на нынешнем состоянии коня.

Теперь основная трудность заключалась в том, что лошадь придётся вести до нового места обитания в поводу, а расстояние до котеджного посёлка сос

Комментарии
  • Hard Зоня
    Hard Зоня 26 июля 2010 г.

    прочитала весь рассказ, очень понравился. единственное в 1ч. рассказа он как-то обрывается "Теперь основная трудность заключалась в том, что лошадь придётся вести до нового места обитания в поводу, а расстояние до котеджного посёлка сос ", а во второй начинается непонятно..... так и задумано? или просто нехватает части текста? или ток я ее невижу))? Ответ

  • Акими Мо
    Акими Мо 4 апреля 2011 г.

    Не одна ты... Ответ

  • anastasyav
    anastasyav 16 ноября 2011 г.

    Да, действительно, я тож не вижу... Ответ

  • Мария HORSE
    Мария HORSE 18 апреля 2012 г.

    есть 2 часть) Ответ

  • LeZyXa
    LeZyXa 29 августа 2012 г.

    Мне очень понравилось первая часть. Ответ

  • kasdferty
    kasdferty 18 апреля 2013 г.

    Ребята, нашел сайтик в сети. Можно посмотреть и снять девченку с твоего города на ночь поразвлекатся без обязательств. Все контакты и фото открытые (номера в анкетах) - http://urla.ru/10000cEr Ответ

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования
Автор