Эндрю МакЛин: размышления о лошадях и практической биомеханике

9 января 2018 г.

Эндрю МакЛин: размышления о лошадях и практической биомеханике

Эндрю МакЛин – удивительный человек. В прошлом выдающийся спортсмен, он отдал много времени тренерской работе, а сегодня известен и благодаря своей научной деятельности в области исследования психологии и поведения лошадей и биомеханики. Знания, опыт и обаяние делают Эндрю замечательным собеседником!

- Эндрю, в чем залог успеха тренера, работающего с лошадью?

- …Все дело в общении, и это касается любых животных. Если вы умеете хорошо общаться, то и уровень безопасности повышается. Опасность начинается, когда в отношениях есть непредсказуемые элементы, особенно непредсказуемое насилие. Неважно, взаимоотношения это между человеком и лошадью, человеком и собакой, между человеком и человеком и т.д.

Возможно, способность спокойно устанавливать отношения с лошадью присуща кому-то имманентно. Человек просто обладает особым языком тела, который лошадь с легкостью воспринимает. Все великие всадники, которых я встречал, были людьми практически одного типа. Они, как правило, были пассивны рядом с лошадьми – двигались тихо и плавно, без рывков... Кажется, существует что-то, что можно было бы назвать их энергией. Но ей сопутствовало и умение мастерски использовать эффект создания и снятия давления. Важна была взаимосвязь двух этих элементов. Я думаю, вы можете наблюдать это и в поведении хороших тренеров собак или других животных. Они, как правило, сосредоточены, их тела не посылают противоположных сигналов о том, чего они просят.

- Получая лошадь в тренинг, вы работаете с ней, делая ее отзывчивой и уверенной, но затем отправляете ее назад, к хозяевам. Лошадь попадает в прежние условия (возможно, у ее владельцев не хватает времени, или они истеричны, или у них не так развито чувство лошади). И вот, лошадь медленно возвращается к прежнему состоянию... Как вы к этому относитесь?

- Такова судьба всех, кто тренирует лошадей для других людей. Это серьезная проблема. К сожалению, люди не знают и не хотят узнавать, что им нужно делать. Кому-то удается работать «чувством», им помогает интуиция, и все удается. Базовая энергия человека влияет на успех или его отсутствие, она может приводить и к катастрофическим последствиям. В выездке энергетика особенно важна. Многим излишнее напряжение и нервозность мешают правильно реагировать на незаметные нюансы, «утяжеляют» общение с лошадью, притупляют чувства.

Хорошо при этом, если, не опираясь лишь на интуицию, люди обращаются к знаниям - изучают хорошо работающие методики и осознают, как правильное понимание процессов обучения влияет на поведение лошади. Они начинают делать свою работу четче, следят за тем, чтобы не быть двусмысленно понятыми, стараются вести себя так, чтобы не путать животное. Это долгий путь, но он приводит к тому, что всадники становятся более расслабленными, учатся чувствовать и на земле, и под седлом, что делает лошадь и почему.

- В этот мой приезд в Австралию я был поражен тем, как отличаются лошади от тех, кого можно было видеть 10, 15 лет назад. Однако работу всадников так же похвалить нельзя, особенно сравнивая с Эрикой Тейлор, Рикки Макмилланном... Может быть, здесь следовало бы создать центр, исследующий поведение людей, а не лошадей? Обучать людей давать правильные «ответы»?

- Возможно… Что делали и делают Рикки Макмиллан, Эрика Тейлор и подобные всадники? Они правильно используют теорию обучения и добиваются от лошади того, чтобы она несла себя самостоятельно. Я знаю, что Рикки всегда старается довести способность лошади двигаться и нести себя самостоятельно до совершенства, но понимают его в этом стремлении далеко не все.

На мой взгляд, эта способность лошади – венец правильного тренинга. Если вы утверждаете, что обучили птицу сидеть на вашей руке, докажите это, отпустив ее крылья! В противном случае, вы просто удерживаете птицу.

Нам всем необходимо признать важность способности лошади нести себя самостоятельно! Когда вы отпускаете повод на пару шагов, лошадь должна сохранить скорость, двигаться по заданной ранее линии и сохранять рамку. Это будет возможно, если лошадь обучена поддерживать баланс. Она будет не просто красиво выглядеть, - она сможет в определенной мере расслабляться, ее организм позволит ей это! Делая какие-то вещи самостоятельно во время тренировки, лошадь ощущает себя счастливее, и это благотворно сказывается на ее здоровье. Совсем не то ощущает лошадь, затянутая в поводу.

Если лошадь не может самостоятельно нести себя, последствия хронического стресса могут варьировать от проявлений заболеваний кишечника до иммунологических нарушений и даже репродуктивных расстройств. Эффекты хронического стресса из-за присутствия кортизола крайне негативно влияют на животных.

Важна и согласованность. Давайте рассмотрим ключевую проблему любого всадника - переходы. Допустим, нам нужен переход в определенные сроки времени. Но как быстро? Один, два, три, четыре, пять шагов? Если мы не знаем, чего пытаемся достичь, то как мы можем превратить случайность в твердую привычку? И тут надо вспомнить о теории обучения...

Если познакомить всадников с основным принципам теории обучения (а это не сложно!), они смогут улучшить свои методы работы с лошадью. Так, если переход выполняется через два шага передними ногами на шагу и рыси или через два темпа на галопе, поддерживается точная структура перехода, в результате у лошади вырабатывается привычка в разрезе «переходов». С появлением привычки обучение становится более прочным. Лошадь повторяет выученное и, скорее всего, сохранит способность нести себя самостоятельно в промежутках, что добавит ей легкости.

Многие всадники делают именно так, даже не подозревая, что они делают. Многие из великих тренеров, которых я встречал, часто делают так, но редко признают, что следуют принципам теории обучения. Моя задача - научить «обычных» людей тому, что делают люди «великие».

- Когда Вы говорили о напряженности всадника, препятствующей появлению чувства, я вспомнил об Эрике Тейлор и ее и идеальном чувстве ритма. Эрика была музыкантом и певицей, ее тело было мягким и гибким, - кажется, ритм сопровождал ее всегда. Многие современные всадники сидят позади вертикали и агрессивно ведут лошадь седалищем, убивая ритм. Плечи заваливаются назад, нижняя часть спины и бедра закрепощаются, все это используется для создания мощной движущей силы (которая не требуется, если лошадь находится в поводу и в шенкелях), и о ритме речи уже не идет.

- Эрика учила лошадей работать в самостоятельном балансе, они несли себя сами. Некоторые могут подумать, что все поступают так же, но…нет, надо быть объективными. Для меня выездка начала угасать с уходом со всемирной арены Райнера Климке. Лошади работаются во все более глубокой и круглой рамке и с меньшей способностью к тому, чтобы нести себя самостоятельно. А судьи вознаграждают напряженное поведение, как будто не замечая, что резкие, нервные движения ног противоречат принципам выездкового ритма. Вы ведь знаете, что движения ног должны походить на движения колеса, гибко, округло, а не рывками, поднимаясь до ушей. И зрители, и судьи привыкли игнорировать тот факт, что лошади «хвостят» на давление и шпору. Это расценивается как признак того, что лошадь старается «изо всех сил». Это безумие должно прекратиться. Сейчас все развивается в лучшем направлении, но нам еще есть, куда двигаться. Я хотел бы видеть результаты истинного обучения, а не "подгонки" лошади к требованиям тестов.

- Полагаю, выездка начала возрождаться с Хестером и Дюжарден ...

- Это так. Я и не надеялся, что увижу такое. Однако, и на судей, и на спортсменов возросло давление. Следование принципу благополучия лошади заставляет улучшать методики работы. Лошади выглядят мягче, и, полагаю, именно этого и ждут зрители. Но я хотел бы видеть больше лошадей, несущих себя самостоятельно. Почему бы не ввести соответствующие тесты? Давайте не просто ослаблять повод во время движения по кругу, как мы сейчас делаем в некоторых тестах, проверяя, сохраняет ли лошадь ритм и прямолинейность, но не оценивая самостоятельность ее рамки. Следовало бы регулярно проводить тест на Überstreichen, выпуская повод на два шага и ожидая отсутствия изменений ритма, прямолинейности и (!) рамки.

Сегодня положительную роль играет общественный контроль. У зрителей есть телевизоры с экранами высокого разрешения – каждый может убедиться, благополучна ли лошадь. Зрители - непрофессионалы, отдаленные от спорта, часто лучше замечают проблемы благополучия лошади. Спортсмены же, бывает, становятся неуязвимыми к страданиям. Конный спорт сможет выжить, если перестанет выглядеть жестоко…

- Меня потрясла выездка на Лондонских Играх. Среди 15 топ-лошадей только 2-3 казались напряженными, испытывающими стресс. Остальные выглядели так, как будто работали, находясь в зоне комфорта…

- Я думаю, что Шарлотта и Карл возглавили рейтинги, чтобы вернуть нас к тому, как все и должно было быть. Я начинаю надеяться на возвращение во времена Райнера Климке, когда лошади еще не потеряли способность самостоятельно нести себя.

- Мы видим результат учения Климке, когда на манеже появляется Даймон Хилл - лошадь, которая выглядит расслабленной, которой комфортно.

- Если я не ошибаюсь, его выезжала Ингрид Климке... Чтобы вывести наш спорт на новый уровень, нам нужно вернуться к такой работе.

Выездка - это не только «двигать, двигать и двигать лошадь». «Двигать лошадь» - не решение всех проблем. Для каждого восходящего перехода есть нисходящий, но основное внимание уделяется именно восходящим переходам. Да, они должны быть яркими и энергичными. Но нужно балансировать движение с остановкой, быстрое с медленным. Нам нужно смягчить лошадям рты, и самый простой способ начать это делать – выполнять переходы вверх и вниз через два шага передних ног.

Переходы вниз, выполняющиеся через два шага (две шага передних ног на шагу и рыси и два темпа на галопе) со смягчением повода на третьем шаге - ключ к смягчению лошади. Самые глубокие переходы - от рыси к остановке. На нижних уровнях подготовки они должны выполняться через четыре шага передних ног, на средних – за три, на высших – за два. Все это будет способствовать плавности, легкости, поддержанию рамки и проводимости.

Задние копыта будут ступать все ближе к передним. Пока мы смягчаем лошадь во время таких переходов, за счет повторений достигается равновесие, контакт с поводом становится более мягким. Затем контакт станет легче и между переходами, рот лошади будет ощущать трензель как нейтральный стимул, а не как постоянное давление. Играйте со ртом лошади мягко, и она будет танцевать, держитесь за ее рот, и искусство будет потеряно.

- Вы успеваете работать в Австралийском центре по изучению поведения лошадей, преподаете, проводите тренинги…Как вы все успеваете?

- Сейчас я преподаю в 14 странах, включая мою работу со слонами…В последнее время мой основной интерес - это изучение взаимосвязи между теорией обучения и биомеханикой.

Когда дело доходит до изучения принципов обучения животных, конники склонны «замыкаться», демонстрируя принципиальную ограниченность. Никто не говорит об этом. Новые знания подчеркнуто игнорируются. Я вижу своей целью изменить этот подход, подтолкнуть людей к признанию двух уровней обучения.

Первый уровень - это обучение основам команд (остановка, движение, поворот на переду и поворот на заду). Он устанавливает границы и точность требуемого поведения. И суть здесь не просто в наличии реакции на сигнал, но и в ее пропорциональности (легкий сигнал шенкелями означает небольшое увеличение темпа, в то время как более сильный просит большего ускорения во всех его диапазонах). В идеале эти реакции должны быть установлены, прежде чем мы сосредоточимся на седалище и посадке, как на средствах управления.

Седалище всадника должно напоминать серфингиста, оседлавшего волну, и не влиять на лошадь непреднамеренно. Если всадник начинает сосредотачиваться на использовании седалища в качестве средства управления слишком рано, это может пойти в ущерб приобретению легкости ответов на повод и ногу, а также пропорциональности воздействия повода и ноги, и это непонимание давления может сделать лошадь ненадежной. Такие проблемы известны как дисфункции отрицательного подкрепления и вызывают наибольшее количество проблем с поведением.

Лошадь, знающая диапазоны движений (включая аллюры, темп и удлинение шагов) и диапазоны остановки / замедления, а также повороты на переду и на заду, отвечающая на легкое воздействие средств управления, готова к следующему уровню.

Второй уровень, фаза классического обусловливания, включает в себя признание более тонких воздействий тела всадника, так, чтобы они также могли стать сигналом для лошади к выполнению базовых заданий.

Главное - последовательность. Например, всадник должен закрыть бедра во время нисходящего перехода при легком воздействии повода. Для конкретного ответа он может акцентировать внимание на седалище или смещении веса. Я обобщаю, потому что у разных тренеров есть разные способы воздействия седалищем, и я не думаю, что это важно, если: a) вы согласны и b) вы используете седалище в соответствии с биомеханикой.

Разделение этих двух уровней - фаз оперантного и классического обусловливания - должно выполняться не только для лошади. Оно учит всадника, как нужно использовать шенкеля и повод, показывает, как на них отвечает лошадь.

Я не недооцениваю воздействие седалища – у него своя роль. Но настаиваю на том, чтобы всадник научился использовать создание и смягчение давления, используя очень легкие сигналы, прежде чем он сосредоточится на работе седалища. Это важно, ведь существует столько проблемных лошадей, которые знают многое о воздействии седалища, но мало знают о воздействии повода или шенкелей. Такое положение очень тревожит лошадей, особенно когда работа поводом сосредоточена на своей первоначальной цели - замедлении. Кроме того, многозадачное обучение всему одновременно является беспорядочным и заставляет людей делать невозможное. Лошади, которые реагируют на седалище, но не акцентируют внимание на поводе и шенкеле, могут быть опасны в стрессовых ситуациях, что увеличивает риск получения травмы. Это происходит потому, что, когда стресс высок, воздействия седалищем и голосовые команды менее заметны (адреналин действует как анальгетик). Лошади безопасны только в том случае, если они понимают давление!

Понимание важности оперантных средств управления необходимо! Это основы! Мы должны признать первенство повода и шенкеля, особенно повода, потому что в наши дни оно упускается из виду, и всадников обычно учат только тому, что повод - это «контакт». Повод не только замедляет, но и сокращает движение. Мы не всегда видим это, потому что на хорошо обученной лошади этот фактор незаметен, однако он подтвержден исследованиями в области тензиометрии, и его следует оттачивать. Всадники склонны замечать только то, что они используют свое седалище, потому что на хорошо выезженной лошади его влияние будет намного более заметным. Однако всегда есть воздействие поводом; поэтому оттачивание ответов на него имеет смысл.

Повод также является основным механизмом поворота. Направьте лошадь на галопе на сплошную стену, и я посмотрю, какие средства управления вы выберете. Посмотрите на троеборца на кроссе, когда он заводит лошадь на узкое препятствие. Остановка, движение и поворот - это основы. Мы должны отойти от взгляда, согласно которому основы - это ритм и расслабление. Ритм и расслабление - это существенные качества основ, но не сами основы. Если мы поймем, что основополагающие принципы состоят в том, чтобы заставить "мотор" лошади работать от легких сигналов, тогда мы должны понимать и все те вещи, которые делаются поводом и шенкелями.

Определение приоритетов в обучении - это большой шаг вперед.

Следующий шаг заключается в поощрении использования различных мышц. Мы манипулируем биомеханикой лошади, но у лошадей есть тенденция иметь неравномерную локомоцию. Это бесконечно увлекательная область изучения.

Еще одна вещь, которую я нахожу очень интересной, - это то, что лошадь, если она напряжена, по умолчанию борется с движениями задних ног в сторону. Если она, будучи напряженной, перемещает задние ноги в одну сторону, то ее передние ноги смещаются в другую. Вот где начинается проблема.

В спинном мозге лошади есть крайне важный пучок нервов, называемый Центральным генератором упорядоченной активности. По сути это «нейронный осциллятор» (как переключатель света с несколькими настройками). Его основная цель – упорядочение синхронизации движений ног, их диагональных пар, аллюров. Центральный генератор упорядоченной активности говорит нам о том, что информация имеет тенденцию перетекать с переда на зад. Передние ноги говорят задним, что делать. Это меняет наше понимание о движениях в сторону - когда задние ноги делают ошибки, сдвигаясь в сторону, нам надо исправлять работу передних ног.

Подтверждение своим выводам я услышал на семинаре Киры Кирклунд. Она рассказывала: «Если задние ноги ушли в сторону, не возвращайте их на место, поставьте переднюю часть лошади перед ее "двигателем". Это лучший способ решения проблемы, ведь в действительности ошибку совершают передние ноги. Вам кажется, что большая проблема в задних ногах, поскольку они смещаются заметнее. Но это не так. Если задние ноги ушли влево, значит, передние сместились вправо, даже если смещение едва заметно. Только обнаружив ошибку передних конечностей, мы можем вернуть лошадь в необходимое русло».

Когда вы начинаете обращать внимание на лошадей, движущихся разными аллюрами, в разном темпе и с разной длиной шага, вы начинаете видеть их естественную асимметрию. Нужно понимать ее влияние на движения.

Мы знаем, что ноги лошади работают в диагональных парах, но диагональные пары могут быть немного разобщены на шагу и на галопе.

Когда одна диагональная пара находится в воздухе, в фазе подвисания, другая находится на земле в фазе опоры. Скорость и длина шага фазы подвисания равны длине и скорости фазы опоры. Разумеется, силаформируетсявфазеопоры. При этом интересно, что две диагональные пары имеют разные характеристики. Одна пара имеет тенденцию быть «бегущей», в то время как другая является «падающей». Другими словами, одна пара сопротивляется поводу, а другая, как правило, высылающим вперед средствам управления. Обычно диагональ правый перед/левый зад сопротивляется замедлению. Вот почему лошади обычно тяжелы на правом поводу (это не только вина всадника, который держит один повод строже). Когда вы сокращаете, замедляете, двигаете лошадь в сторону или осаживаете, вы увидите эти различия, и поэтому на стадии раннего обучения стоит тренировать лошадь работать одинаково свободно левой и правой сторонами. Всадник может либо замедлить убегающую переднюю ногу, подавая сигнал поводом с той же стороны во время фазы подвисания, либо ускорить заднюю ногу на фазе поддержки.

Мы видим множество односторонних выездковых лошадей, демонстрирующих менки в одну сторону ярче, чем в другую, мы замечаем асимметрию в латеральной работе и в работе в сборе. Определив, какая из диагоналей лошади играет доминирующую роль в этом процессе, мы можем начать «делать» лошадь симметричной на обеих диагоналях.

Интересно, что у лошадей связаны не только диагональные пары ног (что вы делаете с правой передней ногой, вы делаете и с левой задней). Существует и одновременное влияние на контралатеральные конечности в фазе опоры: по мере того, как вы замедляете движение конечностей в фазе подвисания, вы уменьшаете и уровень выработки силы теми конечностями, которые находятся в фазе опоры. Это справедливо не только для замедления, но и для сокращения. Если вы уменьшите размер фазы подвисания, вы сократите фазу опоры. Это знание не является составляющей обычной конной мудрости, но обладает огромным потенциалом для увеличения эффективности локомоции вашей лошади.

Чтобы использовать это знание, мы должны точно понимать, когда наши средства управления могут влиять на лошадь. Воздействие поводом или шенкелем эффективно только тогда, когда передняя или задняя нога по этой же стороне находится в фазе подвисания, но не в фазе опоры. Когда нога находится в фазе опоры, она фактически заблокирована своим проприоцептивным фокусом, тогда как фаза подвисания в основном открыта для всадника, и он может сделать то, что хочет. Поэтому правая рука работает во время фазы подвисания правой передней ноги, правая нога всадника работает во время фазы подвисания правой задней ноги и т.д.!

- Звучит интригующе, но как это может помочь всаднику на практике?

- Все хорошие тренеры говорят о важности прямолинейности, но если мы поймем биомеханику, у нас будет больше шансов сделать лошадь по-настоящему прямолинейной, потому что большая часть искривленности обусловлена двусторонней асимметрией.

Так, если мы хотим, чтобы остановка была более прямоугольной, но зад лошади смещается вправо во время перехода, нам нужно создать немного больше вибрирующего давления на правый повод во время фазы подвисания правой передней ноги. Это фактически поможет сделать остановку более квадратной, потому что уменьшит силу фазы опоры левой задней ноги, которая толкает заднюю часть вправо.

Я выполняю со своими учениками такое упражнение, как остановка с шага, выполняемая несколько раз. После нескольких повторений мы видим, что одна передняя нога постоянно опережает другую – «убегающая нога». Пусть это будет правая передняя. Чтобы работать над прямоугольностью остановки, мы должны останавливаться так, чтобы эта нога останавливалась последней. Как мы это делаем? Если лошадь выполняет относительно прямоугольную остановку, вы обнаружите, что последняя остановившаяся передняя нога будет первой ногой, делающей движение, когда вы дадите команду «вперед». Если лошадь закончит правой передней ногой, правая будет последней, если вы сделаете нечетное количество шагов. Если последней из передних ног останавливается левая, а вы хотите правую, сделайте четное количество шагов. И, если вы будете слегка вибрировать поводом на каждом последнем шаге правой передней ноги, так, чтобы правая передняя нога становилась с левой передней, тогда лошадь будет становиться все легче и легче. Большинство всадников испытывают трудности с выбором конкретной передней ноги для завершения движения во время первых нескольких повторений.

Мои идеи исходят из наблюдения за тем, как лошади делают свою работу в свете того, что я узнал об их биомеханике.

Какой повод управляет какой диагональной парой? Какая из ног всадника контролирует конкретную диагональную пару? Многие тренеры признали, что правый повод главным образом контролирует замедление правой передней ноги лошади, а правая нога всадника воздействует и контролирует ускорение ее правой задней ноги.

Еще одна область биомеханики, которая меня увлекает, - измерение темпа. У меня есть приложение для iPhone – «tap metronome» (метроном). Я измеряю темпы как в выездке, так и в конкуре. Что действительно интересно, если вы посмотрите на темпы, то обнаружите, что они достаточно стандартизированы и нормируют и выездку, и конкурную работу, создавая идеальное движение. С другой стороны, длина шага в разрезе идеального движения довольно разнообразна (на нее влияют и длина спины, и строение конечностей). Темп же довольно стандартен (если не учитывать породные особенности некоторых лошадей). Поэтому, когда судьи говорят, что лошадь движется хорошим шагом, они имеют в виду, что темп равен примерно 55 ударам в минуту на каждую ногу. Хорошая рысь, рабочая рысь - 75 ударов в минуту, а галоп - 95. Отклонения от нормы возможны только до 3 ударов в минуту. Темпы - хорошие ориентиры и для тренеров, чтобы обучать, и для всадников, чтобы учиться чувствовать.

Когда вы видите напряженную лошадь, то, скорее всего, можете обнаружить, что она медленнее движется на определенном участке круга (в основном у стенки) и быстрее на других участках (обычно вдали от стенки). Замедление на области, где лошадь ускоряется, и ускорение там, где она замедляется, как правило, очень расслабляюще воздействует на лошадь, потому что дает ей чувство предсказуемости и контролируемости. Изменения в темпе лошади, двигающейся по кругу и находящейся в состоянии напряжения, могут составлять до 10 ударов в минуту, и они исчезают, когда лошадь успокаивается.

Темп интересен и при преодолении препятствий. Я стал проводить измерения темпа лошадей на маршрутах топ-уровня. Обычно лошади движутся галопом в пределах 110 ударов. Троеборные лошади обычно немного медленнее (их показатели опускаются до 105), потому что длинные лошади с широким махом галопа, очевидно, имеют преимущество при движении по пересеченной местности, но их темпы медленнее. Думаю, что, когда мы движемся по более коротким кроссовым маршрутам, требующим больше навыков преодоления препятствий, мы стремимся к «конкурному» типу движения, и темпы растут (показатели смещаются со 105 до 110). Интересно и то, что изменение темпа у молодых лошадей значительнее, чем у опытных.

110 ударов в минуту дают лошади идеальный импульс для трансформации горизонтальной скорости в вертикальную силу для совершения прыжка. Неудивительно, что опытные конкуристы имеют внутреннее «чувство» правильного темпа.

При приземлении у большинства лошадей замечается потеря темпа на приблизительно на 2 удара в минуту. Это является причиной того, что хорошие прыгающие лошади склонны наращивать (слегка ускоряться) перед барьером. Это означает, что они естественно подбирают свою скорость для приземления. Скорость намного важнее, чем масса, поскольку формула для кинетической энергии - «E = ½ mv 2», и это означает, что по сравнению с меньшим значением массы, только небольшое увеличение скорости дает значительное увеличение мощности. Вот почему начинающие конкуристы, двигающиеся галопом слишком медленно, сердят своих тренеров, осознающих важность темпа. 110 ударов в минуту создают идеальную скорость для массы 600 кг. Чуть быстрее, и вы, вероятно, не сможете так легко преобразовать ее в вертикальный подъем, то есть получите более настильный горизонтальный прыжок, который нужен на некоторых видах препятствий на кроссе или при преодолении канав.

Я измерял количество ударов в минуту во время пассажа и получил значение примерно до 55. Пассаж интересен тем, что он возвращает темп рыси к темпу шага. Пиаффе характерно примерно такими же показателями (около 58 у/м). Если лошадь сама себя несет, одинаково легко останавливается и двигается вперед, поднимает вверх холку, она естественно подсаживается назад и опускает круп, сгибая задние конечности. Таким образом, обучение сокращению темпа является неотъемлемой частью обучения пассажу и пиаффе. Важно научить лошадь замедляться независимо от сокращения (и ускоряться независимо от удлинения), все движения должны быть независимы.

Еще не обученные лошади испытывают трудности, двигаясь на рыси со скоростью медленнее 70 у/м. Я прихожу в восторг, если лошадь с первой попытки идет рысью с 68 у/м. Хороший темп для развития каденции на рыси начинается на приблизительно 65 у/м. Каденция - это пауза, и она является матерью собранной рыси и пассажа/пиаффе. Очень действенно обучать лошадь пассажу и пиаффе в руках, делая более медленные и короткие шаги рысью или более быстрые и короткие шаги шагом, а затем обучаете изменению темпа и длины шага под седлом, объединяете все это.

Мы должны работать над активностью, показать лошади кнопку ускорения, и сделать это, пока она еще молода. Я учу этому молодую лошадь следующим образом: если вы сжимаете ее своими шенкелями и у вас есть диапазон не менее 10 ударов в минуту, вы можете идти быстрее на 5 у/м или медленнее на 5. Поначалу это сложно, но, если у вас есть этот диапазон, вы можете, например, на шагу, перейти от нормального темпа в 55 ударов до темпа в 60. А затем срабатывают повторения и вознаграждение.

Поставив лошадь на темп, можно увидеть, как более медленная диагональная пара ног (обычно левая передняя и правая задняя ноги) демонстрирует нам небольшую часть каденции, когда вы замедляетесь. Она делает небольшую паузу в воздухе. Для меня это событие, которое стоит отпраздновать. В этом случае я сосредотачиваюсь на замедлении правой передней и левой задней ног, поскольку они более устойчивы к замедлению (являются слабым звеном). Вы продолжаете работать, и они начинают показывать каденцию на протяжении большего количества шагов.

Как только вы сможете ускорять лошадь без удлинения шагов, скажем, на пируэте или замедлять ее без сокращения, на средней рыси, это будет помогать вам на всех этапах выездки.

Так, если вы считаете, что делаете отличное плечо внутрь, но слишком медленно, вы сможете исправить это, просто закрыв свою внутреннюю ногу, говоря лошади: «нужна более быстрая версия, спасибо». Если вы обучили лошадь кнопке ускорения, вам будет легко.

Если вы попытаетесь обучить лошадь «кнопке» тогда, когда она будет находиться на более высоких уровнях подготовки, когда эта кнопка ей будет действительно нужна, будет уже слишком поздно – лошади уже обретут свою привычку (как те лошади, которые делают пассаж и пиаффе в одном темпе, который невозможно изменить).

Наука открывает для нас будущее. Выездка – это искусство, но нельзя забывать и о таких объективных вещах, как биомеханика.

Кристофер Гектор; перевод Валерии Смирновой по материалам сайта http://www.horsemagazine.com.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования