Илллюзия работы, аллюзия проката...

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 135

В отпуск мне пора: три дня майских, даже с выходом на симпатичный турнир Св.Георгия, не вывели из овощного состояния ни на грамм. Что-то не первый раз я тяну время - час, два, три, а потом радостно заявляю, что электрички все кончились и на сегодня всё. При этом организм радуется явно, а в голове возникает эффект пролетевшего назгула. Не первый раз, да. А рюкзак уже сложен, и морковка помыта и порезана... Рюкзак пролежал в таком виде ещё два дня, пока не хватило духу выйти с работы по звонку и даже на правильную электричку успеть.
На высоком прозрачном небе не было ни облачка, в городе солнце даже припекало, но и там дул резкий и неожиданно холодный ветер: чуть ли не сегодня вечером обещали похолодание, но я считал, что к этому готов. Да, уже в посёлке было куда прохладнее - нет здесь камня и бетона, что потом отдают тепло. На деревьях вдрль улицы наполовину проклюнулись листья: уже не зеленая дымка, ещё не зелёный шум. Тут же в голове всплыло, что именно в этом с экстазом обитают клещи, а сейчас разгар сезона... Весело будет в населённом пункте клеща подхватить. В том, что мы второй уж раз будем болтаться на плаце, было нечто правильное.
Наш чернобурый звоночек куда-то исчез - на сенных тюках у входа лежала какая-то немаленькая чёрная кобыздошина: увидев меня, она лениво подняла башку и хоть бы раз гавкнула. С соседнего коровника, что ли, припёрлось такое диво?
Ежи мрачно шелестели в своих ящиках - в раздевалке, прибранной весьма добротно, шариться им было не положено. И какой промозглый холод стоял в раздевалке - за бортом было теплее, пожалуй. Напялил рабочий комплект, не помогло. Из глубин ларя достал коньяк, залежавшийся чуть ли не со времен Гранддамы, хлебнул - полегчало. Колдунья узнает - убьёт. Но это когда ещё будет, а вот Старик выразить отношение прямо сейчас может. Кстати, его переставили сейчас к самому входу: мол, конюху так выводить проще, сейчас он гуляет, считай, полдня в левой леваде, когда в коридоре тусят Белый Конь и его друган. А в левой леваде, замечу - кобылий табун, и Старик самонадеянно считает себя его косячником. Белый Конь над этим посмеивается: в минуту величайшего кадрячьего самолюбования начинает дразниться - лупить копытом по трубе... Труба мерзко звенит, и уязвлённый Старик, бросив всё, прилетает разбираться. Белый Конь невинно отходит в сторону жевать травку. Старик орёт, подпрыгивает и снова перемещается поближе к кобылам - и вскоре труба звенит вновь. Несмотря на все эти шуточки, Старик выходит последнее время из конюшни, раздувшись, как истый косячник. И сейчас вышел этаким ярым жеребцом, пусть в левадах не было ни души. Возле самой воротины левады он всё-таки прокрутился вокруг меня, в седло пустил после второго осаживания и тут же тронулся с места. После Толстой для меня это всего лишь рабочий момент - но Старик искрене думает, что выражает мне своё фе.
А я ведь сдержал слово - надел сегодня трензельную уздечку: может, поэтому Старик не рвануло тут же рысить, ибо есть расписание, и он его знает лучше меня. Ну, и приглядеться к плацу стоило: жестковат он уже был, грязищу кое-где лунной поверхностью схватило, а у любимой дальней длинной стенки кто-то водрузил клавищу из обломка оглобли и двух покрышек. Старик невозмутимо рулил прямо на неё... Отворачивать я не стал: должен он знать, что это такое. Знать-то он знал, только вот ноги не те уже, не поднимаются: первый раз он вклепался в клавишу передом, через круг взял поправку, с намёком на прыжок успешно перекинул переда и тут же вклепался в клавишу задней ногой. Я опыты прекратил - незачем ему битые ноги похабить. И только потом вспомнил, что на клавишах досылаться положено - может, он сигнала ждал, а я, халявщик, не удосужился. Ладно, на сегодня - проехали. Попробуем в следующий раз, если клавиша доживёт, конечно.
Итак, мы шагали, а трензель очень плодотворно влиял на точность манёвра - самим наличием его, ибо рулил я, как водится, от ноги. Старик первым рысь не просил; попросил я, сомневаясь, что выйдет чего-то хорошее - наверняка же полезет аритмия, хотя бы притворная, чтобы показать, кто на самом деле рулит. Нет, не полезла, наоборот, конь неуклонно прибавлял и не намекал на усталость. Переда шли вполне себе ровно, ну, а то, что пару раз зацепились задами за "лунный грунт" - рабочее явление, бывает. Кончили рысь красивой остановкой по центру плаца: вкопался, как мысли прочёл, без усилия на поводе, и стоял, пока я не подумал, что хватит. Эх, служивая косточка, без трензеля никуда. Или - просто хакамору не понимает? Получается, мундштука у него в жизни не было. Первого берейтора можно спросить - только вот это что-то изменит?
Маневрируя на шагу, я упёрся носом в ограду и попросил разворот на месте, но, разумеется, толком не придумал, на переду он будет, или на заду. Старик и выдал мне серединку на половинку, но это было сделано на месте точно: получай, мол, что попросил. Если мы упирались в забор - видимо, ожидался поворот на переду, вроде, и технику его я худо-бедно представляю. Хм, а на заду как делается? Гугль и Яндекс твои друзья.
Такой же недоделанной вышла попытка сделать принимание на шагу - блин, но если голова стоит в контрпостановлении, это же не принимание, а плечо внутрь? А бокового движения с прямым постановлением Старик понимать не хотел. Впрочем, он и тут изворачивался, пытаясь акуратненько двигаться вперёд, а не вскрест; несколько последних темпов получились сравнительно похожими на правду, и на этом я закруглился - типа, сделали. Тренера бы мне, конечно... уже смешно - на калечном коне, на плаце без грунта. Десять лет прошло, не прошли тараканы в моей голове. Старые тараканы, заслуженные, ещё Лосинские. Хорошо видные всем, кроме меня.
А репризу собранной рыси я со Старика всё же решил стрясти - даром, что ли, трензель прицепил? Старый чёрт и здесь имел своё мнение: отчаянно выдёргивал башку, стоило подобрать повод покороче, и сдавал затылок, стоило его немного ослабить... На мгновение сдавал, каналья, дослаться на повод требовалось тут же, и голова, направившись было вверх, уходила обратно, но при этом он прибавлял - на самую малость. Вспоминал, орясина, что такое на темп вставать, или просто меня карикатурил? Минимального усилия, при котором Старик не прибавлял бы, я так и не нашёл: в какой-то момент он просто переставал реагировать на весьма скромный шенкель. А ведь меня и шлюссом когда-то учили работать, да.
"Занятие" наше всё сильнее отдавало средневзвешенным прокатом - впрочем, где последние годы перед пенсией вкалывал Старик? Именно так, по-прокатски, он проигнорил первый посыл в галоп, и, будучи пропихнутым через несколько темпов маха в откровенный контрик, соизволил слушать меня, но чаще предпочитал подниматься сам, стоило мне приотпустить повод, после чего лететь стремительным домкратом. Радовало, что ведь хотел бегать, не аритмил, не отдувался через полкруга - кстати, какие тут полкруга, снова непонятные траектории, потому что клавиша и лунный грунт: море Ясности, блин. Ногу меняли сегодня через рысь: этот тут же объявил, что он всё понимает лучше всех, и через три-четыре темпа без команды ломился в галоп с правильной ноги: мол, сам знает, как ему удобнее. Что-то обидно стало мне от такого галопа, Мелкий сейчас куда как чётче и подъёмы, и переходы делает. Учтём и будем продолжать - только кому из нас это надо?
Надо сказать, описанная выше ахинея творилась от силы минут пятьдесят, включая отшагивание. День, похоже, заметно прибавился: стрелка подходит к девяти, а вокруг только серый сумрак, а закат золотом горит... Поперек заката неприлично торчала труба местной котельной - забавно, я её как-то раньше не замечал. Вспонилось, как в Стамбуле точно так же закат резал поперёк обломок минарета прямо напротив окна нашей гостиницы. Забавно, при чём тут вообще Стамбул. Отшагались как-то незаметно, без маяты и скуки. Спешился в тени конюшни - и как провалился в тень: точно, всадник на два метра ближе к небу. Старик степенно съел морковку, дал подвязать стремена, и только потом заорал, подпрыгивая на месте - вспомнил, что он теперь косячник. Кстати, поставить его на новое место было не просто: по старой памяти он решил пролететь по проходу, выставив глаза на стебельках и красиво изогнув шею - нет бы так делать под верхом! Ладно, я не в претензии. Выводы сделаем, может, чего-то в следующий раз сдвинется в правильном направлении (проклятье, что ещё считать правильным?). И поблагодарим Синее Небо за то, что ещё есть. Хоть что-то есть.
You need to be logged in to comment