Ночь. Улица. Фонарь. Конюшня

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 172

Один такой собирался в Рязань и работал строго по плану. Во-первых, для Мелкого просили купить льняное масло. Во-вторых, для него же просили развязки: по нынешним временам, дешевле сделать их самому, но искать верёвочки-карабинчики всё равно надо в ближайшем хозмаге. А ещё я в последний момент надумал, что Мелкому неплохо было бы подавать дьявольский коготь... бегать по ветаптекам поздно, но им на первое время может поделиться Старик. Значит, надо ползти у нему. Заодно думал забрать оттуда кое-какие теплые шмотки (зима вот пришла) и, до кучи, зимнюю папаху."Если бы понты могли светиться"(с)...
Отваливать вечером в пятницу, значит, на конюшню - в четверг. С четверга по субботу ездить плохо, накапливается недельная усталость. Всю дорогу до электрички пытался понять, кой чёрт понёс меня на эту галеру. И готовился стучать зубами - хотя в городе всё к потеплению шло. Хотя - шмоток должно было хватить, пусть и в режиме "капусты", смущали только руки: флисовые перчатки продувались куда сильнее, чем думал. Да, здесь вполне себе зима. Но нормальная зима ощущалась куда легче "европейского" ноля и слякоти. Видимо, не европеец я нифига. Кстати, уже на путепроводе совсем не по-европейски пахнуло смесью силоса и навозца: посёлок племхоза, здесь сам Бог велел. Пробираясь задами конюшни, попробовал грунт на кордовом кругу: снега, вроде, хватало, комья замёрзшей чачи разбивались ногой - появилась надежда на верховую работу. Жизнь показала - неправ я был крепко.
Старик, на удивление... дрых лёжа! Будить его и вытаскивать наружу было как-то совестно, но ведь на выхах меня не будет? Эх, конина. Конина просыпалась медленно; задние ноги дала без звука, зато, когда тянул подпруги, дулась весьма профессионально - меняла кусочек морковки ровно на одну дырочку на приструге. Ну, и зубы сегодня клацнули три раза аж: видимо, на девулек действует. Кто-то же его вычистил к моему приходу - навозной пегости, по крайней мере, не было. Понятное дело, "рабочую площадку" я обработал, на пару пятен цвета ластика плюнул: ну кто это в темноте увидит? Увидел я сам: одно из пятен вокруг уха расположилось. Так и ездил, кляня собственную халтуру.
Да, конина не проснулась - без фокусов, даже как-то безропотно выползла в ночь. Впрочем, ночь была светлой - отблескивал свежий снег, видно было каждую колдобину. Ещё и конюх прожектор включил, на снег легли золотистые пятна. Неправ я был, что всё замёрзло: лужа под снегом тяжело затрещала - Старик выдернул ноги, но не задёргался, честь ему и хвала. Дальше было не лучше: под снегом хватало комьев, и копыто их не давило, а больше соскальзывало вбок. Старику это не нравилось, он то взрыкивал, то отфыркивался, щелкая, как птица, но и не думал прибавлять: понимал, некуда. Стали искать, где поровнее - результат озадачил: на твёрдых по межсезону местах прямо на земле лежал толстый лёд, а участки, где мыслил встретить лёд, были ровными и твёрдыми. Конечно, были и пятачки среди колдобин, и, наоборот, мины-линзы на твёрдой тропе... Старик, похоже, понял, что мы делаем, тянул на стежки, протоптанные здесь гуляющими конями: может, и сам он их протоптал. Интереса ради я вообще бросил рулить - интересно, что ещё животина предложит. Обойдя все знакомые тропки, Кадр впал в какую-то растерянность, пару раз с хрустом проломился через явное ледовое поле... Похоже, молчание всадника в нашем дуэте не предусматривалось.
А порысить хоть как-то было бы неплохо. Может, коридор нам в этом поможет? Сунулись туда; на входе, у воротины, бугры были знатные, дальше и впрямь было ровнёхонько; я дослался, Старик с неохотой побежал (был не в тонусе - аритмия попёрла, блин!) Тем не менее, пролетели сперва короткую стенку, потом заднюю длинную... оппа, что там впереди - целина, свободные лошади туда не лезли. Пока я тормозил, размышлял, к чему бы это всё, Старик слегка запнулся, решил, что команды не было, и решительно вломился в белую целину. Ух, какие же знатные бугры скрывались под снегом! Рысь мигом сдулась в шаг "на цыпочках", а после следующего поворота мы врубились в ледяную доску, висящую над пустотой: бедный Старик проваливался аж по путо, льдины с хрустом лопались, по ровному снежку побежали чёрные трещины. Круг до воротины довели с напрягом. Идея оказалась убыточной, но - есть же с той стороны целых сто двадцать метров? Ещё раз просочились через бугры у входа, погуляли по ровной части коридора; Старик напряжённо вглядывался в тёмную "дальнюю" полянку, отделённую лишь одним забором: там было пусто, лишь бурьян сухой на ветру шелестел... С этой полянкой точно что-то не то, дёргаются там все лошади без изъятья. Даже в коридоре это было заметно: мне показалось, Старик с некоторым облегчением убрался оттуда.
Впрочем, я ему ещё одно испытание приготовил: попытался отшагать по кордовому кругу, от которого начинается обычная дорога в лес... Поставил себя на место Старика, представил себе трассу с фарами, тёмный березняк - брр. Кордовый круг не работал всё равно, колдобины были нереальные: как Ника там кордилась три дня назад, когда снега ещё меньше было, было неясно. Пришлось возвращаться в леваду. Потихоньку подмораживало: холод проникал в сапоги строительные "Ангара", бекеша казалась вовсе не лишней. Сыпался незаметный снежок - её чёрное сукно запорошило серебряной вязью. Старику всё надоело, он шагал, абы куда, всадник подскажет, но слушать всадника тоже бросил: обычно мы маневрируем от мысли, без сигнала, сейчас даже поданный по классике сигнал проходил не сразу - уступка давлению, например, не работала вовсе. В общем, и я настаивать на своём не хотел, если б не обходить буераки под ногами. В обшем, домой оба с облегчением пошли: ну неинтересно было сегодня! В деннике проверил путовые суставы - слава Богу, порезов не было, обошлось.
...С плаца мы даже раньше времени ушли, но ведь ещё с остальными двумя пообщаться надо, и Дьявольский коготь Мелкому отлить! Белый конь был тормозной и грязный - куда "его девочка" смотрит? Хотя - грязища свежая, в деннике повалялся только что, прохвост. Такое и не отчистишь без гигиенической салфетки. С Молодым творилось непонятно что: он был активный, текучий, как ртуть, а шкура вся была в заклейках, словно он недавно не только бегал, но и от души повалялся по свежему снегу. И ведь не добегал: теперь развлекался в деннике, ускользая от меня, едва я просил дать раскрючковать очередную ногу. Сделав вокруг меня полоборота, он соглашался быть прижатым к стенке и сам(!) нужную ногу давал. Едва я отпустил последнюю, он так же легко потёк на выход, попробовал высадить лбом дверь... только вот я по некому наитию задвинул засов, просунув ладонь сквозь решётку. Загудело хорошо - то ли дверь, то ли чан. Впрочем, он тут же быстро башкой помотал, уши аж крылышками затрепыхались: всё фигня, не сегодня, так завтра сложится!
...А с дьявольским когтем я завозился: пролил, долго искал, как бы этот хренов сироп собрать, не оставив липких следов. И с некоторым напрягом свалил одной электричкой позже. Стоит ли говорить, что до Рязани я не добрался?
You need to be logged in to comment