Предзимье бывает обманчиво... вот двужильная скотина!

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 53

Не ехать в Мещеру на праздники я готовился долго и решительно: под три дня рванут домой вахтовики, значит, будут проблемы с билетами, а на базу стянутся отмечать все коневладельцы с друзьями, а это означает переполненные плацы и толпы народа во дворе - народа часто левого, приехавшего показать детям лошадок, но не прочитавшего, как среди лошадок надо себя вести. Короче, думал выбраться либо неделей до, либо после. Раньше - н сложилось: весь ЦФО накрыло циклоном, смысл ехать уныло квасить под стук ледяного дождя? А вот на праздники, по крайней мере, в Рязани обещали прояснения - и тут приходилось ловить момент. Как назло, по межсезонью двум серым потребовались подкормки... Передал их через крестницу, и, в теории, был свободен, как птица. Ну да, с поправкой на психологию дома и праздничную цену на билеты: этак придётся возвращаться на гадостный автобус. В общем, тронулся гладко, но в настроении самом неважном, душа не пела - признак дурной. А за Окой, когда машина углубилась в темноту Мещерского леса, возникло полное чувство, что еду я вникуда и меня никто не ждёт.
Утром меня встретил холод и звенящая твердь под ногами: под сантиметром-другим снега землю схватило напрочь, а трава, схваченная инеем, скользила, как чистый лёд. Видимо, народ это знал: на автостоянке, несмотря на субботу, стояло от силы полдюжины машин. Несколько прокатных лошадей топтали лунную поверхность на малом плаце - с ней не справился даже трактор со специально придуманной бороной-барабаном. Народ утверждал - до похолодания на главный плац не завезди щепу, вот и схватило чачу с водой пололам... Теперь гора щепы посреди плаца ждала потепления и трактора. Частники встали в очередь к открытой бочке - считалось, что там грунт был помягче. Я так не считал и очень сочувствовал Мелкому, которого аккурат сейчас отрабатывала в бочке Юлдуз: по-другому не получалось, ей нужно было ещё на работу успеть.

[​IMG]

И мне очень хотелось посмотреть, как у них идут дела: репортажи-то последний месяц приходили самые бравурные. И это была сущая правда: пара эта была явно на подъёме. Да, Мелкого по-прежнему требовалось долго пропихивать через повод и расслаблять, но затылок он сдавал очень прилично и, главное, стабильно, повод при этом вовсе не звенел, как было принято здесь от веку. Кажется, Юлдуз стала меньше соблюдать канон и больше эксперементировать: сейчас она работала очень короткими репризами, все время предлагая конёнку новые задачи - помните, как он не любит однообразную работу? Сейчас работа шла легко и ненапряжно, пара смотрелась довольно выигрышно, если бы Юлдуз, точно так же, как и я, не злоупотребляла широко разведёнными руками: надеюсь, когда-нибудь выведем и это, наши проблемы, не Мелкого. Может быть, Юлдуз погорячилась с галопом на таком грунте, но животина после него, наконец, на спину взяла. Потом дуэт порадовал меня очень аккуратными и чистыми приниманиями на шагу - он их делал и раньше, но было как-то смазанно:

[​IMG]

Отдельно меня порадовали упражнения на гибкость шеи и работа в руках: Юлдуз явно была нечужда книжка Хильбергера - видимо, кто-то грамотный посоветовал.

[​IMG]

[​IMG]

В общем, свой сахар мелкий деятель заработал совершенно честно. Сейчас, на девятом году жизни, он, как и его маман когда-то, явственно заматерел, тяжеловозная половинка становилась заметнее чистокровной. Я старался услышать, скрипят ли его несчастные суставы после курса бонхарена - отдельные щелчки услышал, но не услышал системы, всё глушили удары копыт.
[​IMG]

Кстати, Мелкий, абсолютно пушистый в общении с человеком, с лошадьми куда как более брутален... Если с мерином Юлдуз(рыжик по центру) у него отношения ровные, то на его соседа можно поорать и попрыгать. Сейчас начнёт, поросёнок. На этом крупном плане он кажется вполне себе конём, с раскаченным работой гребнем - но это если туловище-бочку из кадра убрать.

[​IMG]

Итак, Юлдуз убежала на работу, Мелкий водворился в леваду и тут же довольно решительно наехал на серого мерина, а я стал ждать у моря погоды - точнее, дневного потепления: тучи расползлись, вышло солнышко, и была серьёзная надежда, что землю рано или поздно отпустит. Вообще-то было правильно съездить навестить Толстую: Мелкий был отработан, а завтра-послезавтра Юлдуз не ожидалось. Но снежок с ледком как-то незаметно испарились лишь к трём часам дня; ехать было поздно - из леса я бы уже вернулся в темноте, а в темноте маршрутки обычно пролетают мимо тебя, даже не снижая скорости... А ипподефицит зашкаливал. Пройдя метров сто вдоль Магистрали, убедился - грунт в лесу отменный, на малом плацу тоже всё оттаяло. Ну что ж, Мелкий сегодня попал на второе занятие; надо сказать, после серьёзной работы он был сухим полностью - значит, ещё часок потерпит. В конце концов, четыре часа прошло. И я пошёл напяливать штаны с сапогами. Сапоги были по погоде, многострадальные сапоги строительные "Ангара" с чунями из нетканки внутри и двумя стяжками по голенищу. Сапоги умирали - по сгибам кирза сыпалась с основы, но по такой погоде должно было быть тепло... Но как они не стыковались по виду с моими "фрицевскими" галифе! Нарушать стиль не стал - решил ехать в рабочих штанах от "Горки". Сугубую народность прикида нарушали лишь шпоры, с трудом налезшие на пресловутую "Ангару". Местные олимпийские надежды наверняка носы сморщат - наплевать. Я здесь, похоже, уже деталь пейзажа, более древняя, чем они.
Я снова вытащил конину на коновязь. Суставы, к печали моей, щёлкали - вроде как, только на одной ноге. Перекинулся пару слов с Февронией - по её мнению, если суставы защёлкали, будут щёлкать до могилы, и не поможет никакой бонхарен. Почистился быстро: Мелкий то ли не успел поваляться, то ли подмёрзшая грязь на шкуру не легла. Когда седлался, обратил внимание, что передние упоры седла заметно потёрлись почему-то спереди, там, где, вроде как, их ничего не касается. Впрочем, касается - через них идут крепёжные ленты с вальтрапа на пристругу. И ведь это синтетика, значит, крылья долго не проживут. Седла от Wintek - конструктор, конечно, но возят ли в бедную и дикую Россию запчасти к морально устаревшему седлу? Забьём - год у нас, пожалуй, есть.
На прокатских коновязях у меня за спиной царила суета, народ бегал с сёдлами и щётками: похоже, не один я отслеживал грунт до победного. Но ладно коновязь - когда мы подошли к живому плацу, там работала смена лошадей в восемь... детская смена, соваться туда дурной тон. Выходило, что мы были обречены на лес. Особых моральных сил у меня не было, у Мелкого - тоже: едва он понял, куда придётся идти, попытался приклеить копыта к земле. Проклятые шпоры пришлось подключать с первых же метров - конь тормозил неимоверно. И ладно бы только тормозил - он активно искал пугалки. Собственно, до самой развилки мы играли в игру, кто увидит пугалку первым: надо сказать, раз за разом выигрывал я, в чём сильно помогали ухи-локаторы, наводящиеся на любой предмет, выделявшийся на фоне леса. После этого следовал посыл, причём с дальней от пугалки стороны подключалась шпора - мол, я это вижу, и вбок ты, пакость мелкая, не прыгнешь. Это, кстати, проговаривалось голосом. Ухи вяли секунд на десять, а потом наводились на новую цель. Именно так мы проехали самый поганый участок - насыпь магистрали, где по обеим сторонам тянутся трёхметровые канавы с черной водой внизу. Богатый бурьян по сторонам уже полёг, и наружу торчал всякий мусор, что выбрасывают из машин сволочи дачники, что предпочитают выезжать на шоссе по исконно нашей просеке: особенно весело, если пепелац прёт тебе навстречу как раз по насыпи, и ведь скорость особо не сбавляет. Нам повезло - на насыпи нам никто не встретился, а шпора моя была для Мелкого страшнее мусорных пакетов под откосом. Неприятные пакеты, я его понимаю. Отношение он выразил уже после, на развилке, когда неспешно, по тяжеловозному крутнулся на девяносто градусов и выразительно посмотрел в сторону дома. В серьёзность его намерений я почти поверил, но столь же решительно развернул пятку и сунул шпору в бочину по полной. Пусть это самая короткая "капелька", но и она была вполне убедительна. Мелкий выдержал пару секунд и лёг на заданный курс.
Итак, мы шли извечным путём - вдоль насыпи, в сторону шоссейки. Поиск пугалок не прекращался, конину нужно было чем-то занять. Я попросил рысь; рысь была карикатурно медленной, конь тормозил чуть ли не идейно, и по-прежнему искал пугалки: стало даже сложнее - распознавать возможную пугалку и принять меры нужно было вдвое быстрее, чем на шагу. Отчасти здесь помогала бы собранная рысь, но собрать конину не получалось, хоть тресни: она упорно тянула башку вперёд, мерзко скрипела трензелем и порою его прихватывала - проклятье, как этот "гвоздик" вообще можно прихватить? Короче, сотрудничество не складывалось, но не было до поры и явного бунта. Я вполне допускал взбрык, когда ехал мимо стоящей на просеке машины (народ последние грибы собирает, что ли?), но Мелкий, на удивление, даже в сторону не потянул.
Вот и шоссейка, сколько лет мы переходили её в сторону озера. Туда не хотелось - этот путь Мелкий уже выучил и в разные времена устрил там немало концертов... Короче, туда не хотелось. зачем-то повернул налево, оставшись в ближнем лесном массиве: по этому кругу я обычно гуляю пешком. Дорога под ногами была идеальная - снова попоробовал поехать рысью, и снова пришлось конёнка на себе тащить: бегать он по-прежнему не собирался. А дорога упёрлась в канаву, за которой уже посёлок: тут либо налево, к дому, либо краем посёлка от него. Решил расширить круг: помнится, когда-то мы с друзьями шарились верхом в этих местах, ещё и ручей какой-то перепрыгивали, кони из него пили. Попробуем, что ли? Опять же, и для Мелкого новые места, дурить меньше будет.
Повод подурить возник через пару минут: защищая хозяев, весьма цивильных пенсионеров, на нас накинулась маленькая лохматая чи-хуа-хуа! Бабушка сгребла её под мышку, та активно выкручивалась и вопила что-то наподобие "Сколько мяса пропадает, и всё оно моё!" Поблагодарил бабушку за разумную предосторожность, повернул направо, на приличную просеку, идущую в направлении, вроде бы, правильном. Дедушка задумчиво протянул вслед "А галопом?" Можно было и галопом: просека чистенькая, ровная, типусу незнакомая - почему бы и не пробежаться? Подняться в галоп Мелкий соизволил через пять темпов рыси - понял, что ведь не отстану, и довольно неплохо ведь побежал, сосредоточился на процессе: ни одной пугалки не было. Самым злобным в этом плане аллюром остаётся, всё-таки, рысь. Прямо по курсу через ельник снова замелькали машины - значит, идём правильно, теперь бы правый поворот найти. И поворот нашёлся: поперёк курса шла широкая просека со столбиком "Мегафона". Столбик - тоже повод подпрыгнуть, просто до Мелкого это сразу не дошло, бегать важнее. Хотел я галопом поворот пройти - не вышло, глянув на столбик, конина запнулась, а я вовремя не дослался и улетел на рысь. Поросёнок, конечно, но с ним никогда нельзя расслабляться до конца.
Да, эту просеку я что-то не упомню... Идёт, куда надо, но где нашу родную пересекает? Закрадывались некоторые сомнения. И что-то не упомню я болотину, что незаметно подкралась к дороге с обоих сторон, даже выхлестнулась на неё, изобразив знатную лужу длиной в несколько корпусов коня. Мелкий притормозил, но не вкопался. Слева выше уровня лужи тянулась обочина, но туда свешивались высокие кусты - направил животину по ней. Мелкий прошёл обочиной чётко и уверенно; пусть он сам решения не принял, но моё выполнил более чем. В очередной раз убедился - ходить по пересеченке, если надо, конина умеет. Кстати, по обочине шоссе ходить умеет тоже: просека по касательной вышла на шоссейку в полукилометре от нашей дороги, ведущей к озеру. Деваться нам было некуда. Конёнок великолепно прошёл обочиной, выдержав полдюжины машин, пролетевших мимо нас в обе стороны, и только раз вопросительно поднял уши возле матиза, стоящего на аварийке. Спокойно обошли его прямо по асфальту - кажется, пассажиры матиза отреагировали сильнее.
На знакомой просеке, ведущей к дому, могли начаться танцы, и я уже на автомате попросил собранную рысь. И тут случилось чудо - конь пошёл заметно энергичнее, чем я ожидал, прошёл через повод и округлил затылок! То ли в сторону дома импульс прорезался, то ли, наконец, среагировал на пинки. Кстати, сейчас мне вовсе не нужны были шпоры - нагнать на повод получалось чистым шенкелем, ещё и не очень сильным. На просеке Мелкий не подыграл ни разу, пока мы не перешли на шаг после развилки. Тут он оттянул в сторону от тракторной покрышки, лежащей под откосом насыпи... Лежащей СЛЕВА, со стороны, для коня нестрашной; похоже, в чистом виде выразил отношение и к шпорам, и к лесу, и ко мне до кучи. Кстати, когда сзади затрещал движок мотоцикла и замигала фара (свежая мода местных моторбайкеров - гонять не по трассе, а по лесным дорогам, задрали уже), мы очень аккуратно поехали рысью, прошли насыпь до конца и нырнули в лес. Паники при этом не было ни грамма - конь, похоже, понимал, что происходит. В лес байкер не полез, повернул направо, к посёлку. Ну, слава Богу, нам же легче.
Мероприятие далось Мелкому с определёнными нервами - его осенний "мутончик" казался сухим, но, стоило притронуться рукой, сквозь него проступал влажный след. Морально убитым товарищ не был - шакалил не хуже Белого коня, дергая зубами за рукава и карманы. Засунул животину в леваду, повесил седло... и лишь потом, отстегнув шпоры, понял, что встать со стула не могу. Сил нет. Их съела напрочь совершенно рядовая прогулка. А ведь не могу сказать, что в седле мне сколько-нибудь тяжело: скорее, рутина, адреналин не выделялся вовсе. Обычная работа. И куда девались силы, было непонятно вовсе.
Madina нравится это.
You need to be logged in to comment