Псковские каникулы

Опубликовано Tаnka в дневнике Истории о разном. Просмотры: 249

Листая страницы прошлого, вспоминаю...
Октябрь 2014-го

Есть у нас тут один очень интересный дневник. Хозяйка его, Оля, родом из Пскова, и однажды появился в дневнике этом рассказ о городе. Как водится, с картинками, с описаниями, с ощущениями, пропущенными через эмоции… Прочитала я этот рассказ, посмотрела картинки, да и подумалось мне: «Вот было бы здорово туда съездить!» Подумалось, разумеется, вслух. «А приезжай!» - ответила на мои мысли Оля. И я поехала.

О городе не знала совсем ничего. Да, упоминается в «Повести временных лет». Да, родом из этих мест княгиня Ольга, первая христианка Руси. Да, где-то недалеко от Питера и Великого Новгорода. Поэтому закупившись путеводителями и картами, я к поездке тщательно подготовилась. Рассказ мой, как всегда, будет длинным и наполненным фактами из истории, без которой, как мне кажется, невозможно понять и почувствовать ни один город.

Дорога, дорога, ты знаешь так много
О жизни моей непростой…


Из Москвы до Пскова добраться можно самыми разными способами. Самолет – удовольствие дорогое, и я никогда в жизни не летала. На автобус не удалось купить обратный билет, а у меня были очень жесткие сроки. Оставался поезд.

Я не люблю электрички и поезда. К электричкам пришлось привыкнуть, а на поездах я катаюсь настолько редко, что «раз в жизни можно и потерпеть». Некоторым компромиссом здесь стало путешествие в сидячем вагоне. Удобно, уютно, психологически комфортно. Поезд попался фирменный, и если бы мы не стояли на некоторых остановках по полтора часа, я была бы довольна абсолютно всем. Ну и небольшое происшествие случилось около часу ночи, когда один из пассажиров, вернувшись с очередной стоянки в стельку пьяным, начал буянить. Пришла полиция, пассажир пытался оказывать сопротивление, и весь вагон, затаив дыхание, минут пятнадцать смотрел кино «Высадка правонарушителя из поезда». Я потом еще долго не могла успокоить внутреннее возбуждение – как раз из-за пьяни я так не люблю транспорт РЖД.

Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен

Утро третьего октября выдалось чертовски холодным – зелень покрыта инеем, изо рта – пар. Поезд прибыл в полвосьмого, еще не рассвело, люди спешили по своим делам, и я на какое-то мгновение почувствовала себя потерянной: вокруг темно и холодно, очень хочется в гостиницу, а изученная накануне карта хоть и лежит в рюкзаке, но с окружающей местностью соотносится плохо. Направление я выбирала наугад; отловив каких-то прохожих, уточнила, правильно ли иду. Когда мне подтвердили, что да, Октябрьский проспект – это вон туда, я немного приободрилась. Дойти до главной улицы города, сесть на автобус – и все, дело в шляпе!

…Когда автобус выгрузил меня в местности, которую я бы охарактеризовала как «пересеченная», стало понятно, что приключение «Таня ищет гостиницу» только набирает обороты. Места, бесспорно, красивые. С одним минусом – абсолютно безлюдные. С одной стороны – спящий в восемь утра поселок, с другой – аэропорт за глухим забором. Шла я по всему этому благолепию и думала, что время свое надо бы так рассчитать, чтобы в гостиницу до темноты возвращаться. Ибо ночью одной в таких местах делать нечего.

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

Наконец, нашлась гостиница. Думаете, все, конец истории? О, я была бы не я, если бы все закончилось так просто! Администратор вежливо встретила меня, попросила паспорт… Стали заполнять анкету гостя.

- Вы на трое суток вселяетесь? – спрашивает меня девушка.
- Да нет, на четверо, вот у меня ваучер, тут все написано, - я стараюсь не паниковать.
- А у нас указано, что на трое…

Некоторое время выясняли, где чей косяк. Разобрались, но желание писать благодарственный отзыв о работе сайта Островок.ру у меня пропало. В итоге с меня взяли на полторы тысячи меньше, чем я рассчитывала (бронируя номер на 4 ночи, я оплатила только 3), но лишили завтрака в день приезда. На завтрак я, честно говоря, очень рассчитывала, но спорить уже не было сил, и я, ввалившись в номер, просто вырубилась – простуда, дорога и нервы сложились в одну большую усталость.

[​IMG]

[​IMG]

Псков. Первое знакомство

Придя в себя после дороги и пообедав в кафе в центре города, я начала знакомство с Псковом. И первое, куда направилась – в краеведческий музей, расположенный в Поганкиных палатах, что на улице Некрасова.

Путеводитель по Галактике (тьфу ты, по Пскову, то есть) говорит об этом месте вот что. В XVII веке это был дом Сергея Поганкина, в разные годы служившего то главой кружечного двора, то денежного, то таможни. Появление в Пскове семьи Поганкиных, как и происхождение этой необычной фамилии, окутано тайной и легендами. Так, «поганками» назывались звериные шкурки, которыми торговали русские купцы. По одной из версий, народная молва приписывала купеческое богатство найденному в «поганом» месте кладу. По версии, которую рассказала мне Оля, Иван Грозный, придя к купцу за деньгами, получил отказ, в ярости схватил незадачливого богатея за волосы и так тряс, приговаривая: «Ах ты поганка!» Итог очевиден: царь, естественно, деньги свои получил, а у семьи появилась столь незавидная фамилия. Интересно, каково это, носить фамилию, полученную таким образом?

[​IMG]

[​IMG]

В самом музее, конечно, много всего интересного. Сейчас, например, проходит выставка, посвященная семье Николая II и Первой Мировой войне, с которой я начала осмотр Палат. Здесь очень тронула вывешенная на стену выдержка из письма сына отцу:

[​IMG]

Экспонатов на выставке немного, в основном это карты, фотографии и выписки из военной истории того времени. Но все же:

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

В музее много залов посвящены церковной стороне жизни города. Богатая коллекция крестов, Евангелий и икон занимает почти целый этаж Поганкиных палат.

[​IMG]

[​IMG]

Евангелист Лука, пишущий икону Богоматери
[​IMG]

Святые благоверные Всеволод-Гавриил, Борис и Глеб
[​IMG]

[​IMG]

Но самым интересным разделом музея для меня, разумеется, стала история Псковской земли. Вообще, мне кажется странным, что этими залами музей заканчивается. Логичнее с этого начинать…

Впервые Псков упоминается в летописи в 903 году в связи с женитьбой киевского князя Игоря на псковской девушке Ольге, ставшей великой киевской княгиней. Если верить легенде, Игорь влюбился в Ольгу, когда та перевозила его через реку. В Киев князь вернулся уже с женой.

Первые поселения финно-угорских племен появились здесь в IV-V вв., а в VIII в. по берегам реки Великой начали селиться племена кривичей. Из этих поселений и вырос новый город.

До середины XIII в. Псков живет в тени Новгорода, защищая его и разделяя историческую судьбу. Однако при князе Довмонте (княжил в Пскове с 1266 по 1299 год) город окреп и стал независим от «старшего брата». В середине XIV в. эта независимость была признана Новгородом официально, и Псков стал самостоятельной феодальной республикой. Законы здесь принимало вече (народное собрание), оно же решало вопросы войны и мира.

К сожалению ли, к счастью ли, но в 1510 г. Псков был присоединен к Московскому государству, и город лишился своей независимости (хотя, на мой взгляд, обрел сильного покровителя и смог немного расслабиться). Вот, как говорится, и вся история, если вкратце.

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

Выйдя из Поганкиных палат и взглянув на часы, я поняла, что время на погулять у меня почти на исходе – скоро стемнеет, а я, как вы помните, планировала вернуться в гостиницу до заката. Поэтому далеко от центра уходить не стала, что, впрочем, не помешало мне сформировать о городе «первое впечатление».

Сразу бросилось в глаза огромное количество церквей и алкоголиков возле них. Одна такая компания крепко прицепилась ко мне, прося «на стакан», показывая пальцами и ругая, мол, понаехали тут из Москвы. Настроения мне этот эпизод не испортил, но вот о том, каким образом народ в провинции вычисляет москвичей (безошибочно вычисляет!), я задумалась крепко. И интересно, почему из Москвы? Питер, например, гораздо ближе…

Соседство церквей постройки XV-XVII вв. с современными зданиями, автомобилями, дорогами поражает своим диссонансом. Можете меня ругать, но мне они показались какими-то потерянными, одинокими в непонятном им мире. Потом Оля рассказала, что это особенность Пскова – одна эпоха тут вливается в другую, старое обрастает новым и соседствует с ним, содержится в порядке и любимо горожанами. Пожалуй, без этого соседства не было и самого города: останься исторический центр чисто историческим, Псков был бы совсем другим. Но честное слово, хотелось разделить их: Кремль, храмы и деревянные домики оставить в одной стороне, шум современного города – в другой. Вот такое вот впечатление…

Впервые в жизни я поддалась не свойственному мне порыву и, перестав сверяться с картой, просто шла по незнакомому городу. Отчего-то я совсем не боялась заблудиться, или что меня обидят, или что-то еще. Это еще одно впечатление от Пскова – чувство защищенности, где даже бродяги не вызывают тревоги. И это чувство мне очень понравилось – фактически, я никогда его не испытывала. Поэтому шла и наслаждалась, фотографируя окрестности и шурша осенними листьями.

Я заходила во все антикварные лавки, все книжные магазины, какие попадались мне на пути. Потратила кучу денег, но зато вечером, сидя в номере, мне было, чем заняться. Я раздобыла книжку с легендами Псковской земли и, как в детстве, читала вслух. Соседи по этажу вели себя тихо – наверное, слушали…

Город взглядом Canon

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

Утром следующего дня состоялась наша с Олей встреча. Я немного волновалась, как всегда перед знакомством с новыми людьми. Но, как оказалось, совершенно напрасно – с первых минут путешествия меня наполнило чувство, будто мы знакомы всю жизнь. Оля показала мне Псков, рассказала его историю и тайны, и к вечеру мне уже казалось, что город стал частью меня. Это многолюдные центральные улицы, утопающие в осенней листве скверы, церкви и, конечно же, сердце города – Псковский Кром.

Вновь обращаемся мы к Путеводителю по славному городу Пскову, и вот что говорит он о Кремле. Главным памятником Крома (крепости, расположенной на кромке мыса) и символом всего города является кафедральный Троицкий собор. Храм постройки 1699 года высится сейчас на месте двух прежних каменных соборов XII и XIV веков. (Очень жаль, что Троицкий собор XII в. не сохранился – я питаю слабость к старым церквям). Самый же первый, деревянный храм был построен здесь, предположительно, в Х веке княгиней Ольгой. По легенде, Ольга, приехав из Киева на родную землю, увидела, как с неба спускается три ярких луча, сходящихся в одной точке. «Быть на этом месте великому храму!» - подумала пораженная чудом княгиня, и вот, храм стоит и поныне. Моя спутница Оля рассказала, что Троицкий собор стоит на месте древнейшего капища, т.е. люди с начала времен почитают это место святым.

[​IMG]

Внутри Троицкий собор выглядит очень богато, и богатство это никак не соотносится с его внешней лаконичностью. Здесь освящено несколько приделов: во имя свв. княгини Ольги и князя Всеволода-Гавриила, во имя Казанской иконы Божией Матери, во имя св. благоверного князя Александра Невского, во имя преп. Серафима Саровского. Собор всегда служил усыпальницей псковской знати, сейчас здесь покоятся мощи свв. князей Всеволода-Гавриила и Довмонта-Тимофея, блаженного Николая Саллоса и св. Иосаафа Снетогорского. Народу возле этих святынь было достаточно много, и пробиваться к ним мы не стали.

Про Николая Саллоса (греч. «саллос» - юродивый) Оля поведала интересную историю, случившуюся во времена Ивана Грозного. Царь, разгневанный на бояр, после кровавой бойни в Новгороде пошел на Псков с той же целью. Было время Великого Поста, а Иван Грозный, как вы, конечно же, знаете, очень чтил закон Божий. Подошел царь к городу, и навстречу ему вышел Николка-юродивый. «Что ж ты, царь-батюшка, мясо-то в Пост Великий ешь?» - спрашивает. Царь-батюшка возмутился сильно: «Какое мясо, ты о чем, я смиренно пощусь, как полагается». «Да? – юродивый гнет свое. – А в Новгороде сколько мяса поел?» И устыдился Иван Васильевич жажды крови своей, и повернул прочь от Пскова… Вообще, явление блаженных и отношение к ним на Руси – феномен потрясающий, интереснейший и для меня, например, необъяснимый. Ну разве не знал царь, что массовое убийство, да еще в Пост – грех великий? Не верю. Перебив столько народу, мог прибить еще и дерзкого Николку? Легко. Но к словам юродивых на христианской земле относились не просто с благоговением, они словно неоспоримый указ всегда были. Так блаженный Николай Саллос спас город от расправы.

Собор стоит на кремлевской площади. Во времена вечевой республики рядом с собором располагались сени – постройка, где хранился ларь с государственной казной и архивом. На вече, которое собиралось здесь же, решались вопросы обо всем, что касалось города. В январе 1510 года царский дьяк Третьяк Долматов объявил здесь волю великого князя Василия III: «…чтоб у вас веча не было да и колокол вы вечевой сняли…» (как мы помним, в 1510 году Псков утратил независимость и вошел в состав Московского княжества).

[​IMG]

[​IMG]

Кремлевские стены, как и большинство древних Псковских построек, возведены из известняка. Для меня стало открытием, что сам по себе известняк – это грубоватый на вид коричневый камень, который используют как современный кирпич, а затем штукатурят для большей сохранности. Вот так, живешь и не подозреваешь ни о чем… Вход в Кром производится через Великие ворота, интересной особенностью которых является располагающийся сразу за ними захаб. Такое «устройство» я тоже вижу впервые и должна признать, штука это очень полезная. Вот что пишут о захабах в Путеводителе:

Захаб (от древнерусск. – хватать, хапать) – длинный коридор, с двух сторон перекрывающийся воротами. Попадая сюда, враг оказывался в ловушке – его обстреливали со стен, сверху закрывали решеткой, откуда бросали и лили все, что в голову придет. Живым выбраться из такого захаба не удавалось почти никому. Классное изобретение, не правда ли? Единственное что – слишком короткое: много народу туда просто не влезет…

Пройдя через это необычное орудие убийства (или средство защиты, с какой стороны посмотреть), выжившие оказываются на территории так называемого Довмонтова города. Меня это место поразило тем, что здесь расположены фундаменты двух десятков каменных церквей и гражданских построек XII-XVII веков. К большинству из них доступ совершенно свободен, и войдя внутрь и чуть вглубь, оказываешься в царстве оснований стен и храмовых столбов. Немного воображения – и вот уже перед нами из воздуха возникают стены, расписанные фресками, каменные своды, полумрак которых развеивается сиянием десятков свечей… XII век – это тысяча сто какие-то года. Почему-то, когда я думаю об этом, меня переполняет восторг.

[​IMG]

[​IMG]

Во времена Северной войны Петр I засыпал Довмонтов город, соорудив вал высотой с крепостную стену. Раскопки этого вала ведутся до сих пор, и, находясь на территории Довмонтова города, да и самого Крома, вас не покидает ощущение причастности к миру археологии. В общем, совершенно удивительное место, где, если немного пофантазировать, легко можно перенестись в век великих князей и отважных витязей, забрасывающих своих врагов всяким мусором. (Это я шучу, конечно. Но ведь соблазн швырнуть в неприятеля огрызком яблока всегда был велик, не правда ли?)

Еще два момента, которые хотелось бы отметить о жизни древнерусского Крома. Князь никогда не проживал на его территории. Его палаты находились за крепостными стенами, и в Кремль князь ходил, как мы на работу. Услужливое воображение сразу подкидывает картинку раннего подъема, завтрака на скорую руку, княгиню, разглаживающую на рубахе мужа последние складки… «Сегодня пятница, в Кроме – короткий день…»

От крепостной стены лучами расходились в разные стороны районы, поделенные между различными артелями и гильдиями города. Таким образом, стены, которые охватывают Псков пятью кольцами, защищали жителей каждого района. В ответ эти жители должны были содержать свои участки стены в чистоте и порядке, ремонтировать, штукатурить и прочее. На сегодняшний день сохранилось два кольца городских стен полностью – Кром и Довмонтов город, третье и четвертое частично (их руины разбросаны по всему Пскову), а пятое кольцо полностью разрушено. Как мы видим, с точки зрения оборонительного форпоста Псков был почти неприступен. Множество войн и осад выдержал город, и множество копий сломано было неприятелем о его стены…

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

Выйдя за стены Крома, мы отправились гулять по городу. Как уже говорилось выше, первое упоминание Пскова в летописи датируется 903 годом. Но это вовсе не значит, что до этого города не существовало. Псков относится к 9-ке самых древних городов России, и гуляя по нему, эту древность ощущаешь в воздухе. Сколько всего видел и слышал Псков! Сколько человеческих судеб пропустили через себя его стены, улицы, парки…

Летописный Псков начинается с княгини Ольги, родившейся в Выбутах, что недалеко от города. Исторические сводки утверждают, что была Ольга княжеского рода – внучка Новгородского князя Гостомысла (если удариться в генеалогию, то выходит, что она и Рюрику дальней родственницей приходится; а значит, и сыну Рюрика Игорю, женой которого она стала…) Летописи, опять же, утверждают, что при рождении девушку нарекли исконно славянским именем Прекраса, а Ольгой она стала с легкой руки князя-регента Олега (того самого, который «и принял он смерть от коня своего»). Как и почему это случилось, я еще не искала, но так как сейчас активно зарылась в историю Псковской земли, надеюсь докопаться и до этого тоже.

[​IMG]

В 1547 году Ольгу приняли в лик святых равноапостольных. Памятник великой русской княгине стоит в парке на Октябрьском проспекте. Рядом с Ольгой изображен маленький Владимир – внук княгини, получивший в народе прозвище Красно Солнышко и крестивший Русь в 988 году. Про Ольгу можно рассказывать много и интересно. Одна история с древлянами, рассказанная в Повести временных лет, чего стоит! Ярчайший пример того, что бывает, если разозлить женщину.

Ольга первой на Руси приняла христианство, и крестил ее сам Византийский император Константин. Говорят, влюбился римлянин в красавицу русскую, предлагал ей руку, сердце и полцарства в придачу, но Ольга, будучи уже вдовой, но до конца дней своих верная единственному мужу, императору отказала. «Будь моим крестным отцом», - предложила княгиня, и тот согласился, не почуяв подвоха. Подвох всплыл тогда, когда Константин решился на повторное предложение. «Я же дочь тебе теперь крестная, - удивилась Ольга. – Не велит церковь отцам на дочерях жениться».

А налоги? Почему, вы думаете (а может, знаете), Игорь умер раньше срока? Дань с окрестных земель собирала тогда дружина, князь эту дружину возглавлял. Путешествовали они от селения к селению с обозом, стучались в каждый дом («Подайте дружине на пропитание!») и забирали причитающееся казне. Судя по всему, князь сильно не заморачивался тем, бедный двор был, богатый, урожайный год выдался ли, засушливый… В общем, взбунтовались древляне, заманили Игоря в ловушку и прикончили по-тихому, только луна да звезды свидетелями были. Где в этот момент дружина шлялась, история умалчивает, только тело князя своего они Ольге сами везли, а значит, в живых древляне кого-то оставили. В итоге всей этой истории мало того, что древляне жестоко поплатились за свое вероломство, так и сбор налогов претерпел реформу. Теперь не княжеская дружина по дворам каталась, а сами жители деревень и городов дважды в год привозили плату в специально отведенные для этого места. Охраняемые, надо полагать.

Хитрая, мстительная, мудрая. Говорят, еще и красивая. Ах да, и верная – это у Игоря много жен было (язычество многоженство не запрещало), а Ольга своему мужу и после смерти его верна была. Истинная русская женщина, чего уж там.

Ну и немного картинок с прогулки.

Кузнец со своей подковой исполняет желания. Трудно сказать, почему, но с первого взгляда на эту скульптуру мне вспомнился отец Волкодава (из книги Марии Семеновой). Все-таки я неисправимый романтик!

[​IMG]

Ботанический сад оказался небольшим таким сквериком – тихим и очень приятным. Хоть и не похожим на ботанические сады, которые я видела до этого.

[​IMG]

[​IMG]

Выйдя из ботанического сада, мы подошли к памятнику, посвященному другому историческому персонажу, на мой взгляд, не менее интересному, чем Ольга.

На Площади Победы чуть дальше Вечного огня, в тени деревьев высится зеленый холм. На холме – каменный постамент с крестом, поставленный здесь в память о событиях 1581 года. Шел заключительный этап Ливонской войны. Речь Посполитая (в XVI в. так называлось Польское государство), возглавляемая самим королем Польским и Литовским Стефаном Баторием, полгода осаждала Псков в надежде прорвать его оборону. Поляки считали, что владение Псковом передаст в руки королю всю Ливонию, за которую, собственно, и велась борьба (для справки: Ливонией называли область на берегу Чудского озера, дорога к которому лежит как раз через Псков). Некоторые военачальники не прочь были пойти сразу на Новгород (конечно, чего мелочиться-то?), но мощный военный город, каким был Псков в те дни, за спиной оставлять было, по понятным причинам, нельзя.

В начале сентября 1581 года Стефан Баторий предпринял попытку штурма крепости. Ему удалось пробить в стене брешь (как раз напротив этого места и стоит памятник), но псковичи крепость отбили, на месте дыры за одну ночь возвели деревянную стену (этот эпизод напомнил мне осаду монастыря из романа «Столпы земли) и отбросили его войска неприятеля далеко за пределы города. Поняв, что Псков так просто не сдастся, польский король встал у его стен осадой. И простоял так до самой зимы (вот настырный!). А с наступлением первых холодов его польское величество решил, что солдаты и без него обойдутся, и с частью армии отбыл в Вильно. Оставшиеся под Псковом поляки давно уже утратили и боевой дух, и веру в победу, среди них возросли случаи дезертирства, а псковичи, время от времени устраивая на неприятеля набеги, сеяли в сердцах вражеского воинства еще большую смуту. Но король велел стоять – и они стояли…

Мирные переговоры начались в январе, когда несчастные поляки наконец не выдержали и сдались. 4 февраля 1582 года осада с города была снята, а Ливонская война – закончена. Этот эпизод – один из множества, и он иллюстрирует суть ведения военных действий русской армии того времени. Даже в осажденном городе народу жилось совсем неплохо, стены крепости надежно защищали их от вражеских снарядов, а враг в это время мерз от холода и голода на продуваемых всеми ветрами холмах нашей равнины и ничего не мог с этим поделать. И заканчивалось все всегда одинаково – европейцы, не рассчитав сил и погодных условий, в итоге махали на свою затею рукой и уходили. Тогда русские вновь открывали ворота своих городов, а погибшим соратникам ставили памятные кресты.

[​IMG]

Если пофантазировать, можно представить себе уставших и уже не понимающих, что они здесь забыли, поляков, сидящих под этой стеной, и соблазнительные дымки таверен по другую сторону. К слову сказать, в одном таком «гостевом доме», как раз по ту сторону стены, мы очень вкусно пообедали. Я впервые попробовала тыквенный суп и поняла, что, оказывается, люблю тыкву!

[​IMG]

За стену, через мост и на другой берег реки Великой мы подошли сытые и отдохнувшие. Меня ждал раскинувшийся прямо возле пляжа совсем небольшой (Оля называла цифру… 8, что ли, насельников) Мирожский монастырь и, о чудо! – каменная церковь постройки того самого XII века. Ради такого удовольствия я даже без сожаления рассталась с довольно крупной для такого места суммой за билет – пусть эти деньги пойдут на восстановление древнейших фресок, мне не жалко!

[​IMG]

Старейший псковский Мирожский монастырь уютно расположился в месте слияния двух рек – Мирожки и Великой. Точная дата его основания неизвестна, но говорят, стоит он здесь с XI века. Запись в монастырской книге о князе Святополке, убившем своих братьев Бориса и Глеба, чтобы захватить власть, была сделана до 1015 г. Это подтверждает, что в то время монастырь уже существовал (1015-й… древнее только боги!) На строительство обители пригласили греческих мастеров. Те, не знаю уж, чем руководствуясь, захватили с собой из Греции не только инструменты, но и стройматериалы – подумали, поди, что на Руси кроме леса и строить-то не из чего… Таким образом, был выстроен монастырь не из повсеместно распространенного на нашей земле известняка, а из иноземного розового камня – плинфы…

[​IMG]

Мирожский монастырь, находясь совсем рядом с Кромом, был культурным центром города. Здесь велась псковская летопись, имелась библиотека и мастерская переписчиков (напомню, очень многие монастыри славились тем, что переписывали книги). В стенах Мирожского монастыря был сделан первый (?) список «Слова о полку Игореве». Здесь же располагалась (и до сих пор располагается) иконописная школа – в Поганкиных палатах два зала посвящены иконам, выполненным псковскими мастерами.

Расположение Мирожского монастыря вне укрепленных стен (считай, за городом) подставляло его под удар во время большинства вражеских набегов. В 1299 году ливонские рыцари, разорив псковский посад, сожгли монастырь, убив игумена Василия. Мощи убиенного, по преданию, хранятся в алтарной части Спасо-Преображенского собора (о котором речь пойдет ниже). А известный нам Стефан Баторий, захватив Мирожский монастырь, использовал его как стратегический объект: на колокольню была поднята пушка.

В начале XVI в. в монастыре обучался преподобный Корнилий, перебравшийся потом в Печерский монастырь (и о Корнилие, и о Псково-Печерском монастыре мы тоже еще поговорим). В 1567-м здесь прославилась своими чудесами икона Божией Матери Мирожская (и снова вспоминается мне роман «Столпы земли»…)

Основная часть построек Мирожского монастыря – относительно современная (XVII-XIX вв.). И только один, неведомо каким чудом сохранившийся, храм стоит на его земле с 1156 г. (впрочем, стоит, может, и дольше, но эта дата считается отправной точкой). Это построенный из той самой греческой плинфы, выполненный в лучших традициях лаконичных средневековых греков Спасо-Преображенский собор. Еще сидя в гостевом доме на обеде, я не могла оторвать глаз от этих стройных белоснежных стен и единственного черного купола.

[​IMG]
(фото не мое)

В принципе, я могу объяснить, почему меня так тянет к таким древностям, что влечет к ним сердце и будоражит душу. Но надо ли? Достаточно представить, что этот собор, маленький, в общем-то, довольно невзрачный, но такой притягательный, видел все, день за днем, столетие за столетием. Эти стены пропитаны не штукатуркой и скреп.раствором – они пропитаны историей. И не просто датами, как в учебниках – человеческими судьбами, хорошими и не очень. Собор видел молодого князя Александра. Видел польского злодея Батория. Видел… А сколько еще увидит? Простоит ли он еще тысячелетие, впечатлит ли когда-нибудь мою пра-пра-правнучку? Вопросы риторические. Но именно они наполняют душу, когда я оказываюсь в таких местах. Причем постройки XVII в. и позднее (а таких у нас сохранилось большинство) уже подобного трепета не вызывают. Тысяча лет или четыреста – разница, однако…

Итак, Спасо-Преображенский собор. Построен до 1156 г. по заказу новгородского епископа Нифонта. В соборе нет и никогда не было иконостаса, изнутри он весь исписан фресками греческих мастеров. Фрески – тоже XII век. Их история грустна, но имеет счастливый конец. В XVII-XVIII столетиях русские цари сочли, что роспись храмов – это неинтересно и не современно. Я была в Ярославле – там произошла та же фигня: древние фрески варварски замазывали штукатуркой. По мне, так храм, не расписанный от пола до потолка, выглядит… печально (хотя на языке вертится совсем другое слово). Так вот. Совершенно случайно, во время очередного ремонта в 1858 г. эти фрески (греческие фрески XII века!!!) нашли под слоем штукатурки. Слава Богу, люди попались разумные и ценящие культурное достояние своих предков и замазывать фрески обратно не стали. С тех пор ведется реставрация – не всегда удачно, был момент, когда из-за несоблюдения технологий вместо возрождения фрески стали вновь исчезать, но это лучше, чем ничего. Оля рассказала, что реставраторы даже краски используют те, которыми пользовались греки – на растительной основе, никакой химии! В сенях храма стоит колонна обогревателей – для поддержания нужного микроклимата. Собор находится под охраной Юнеско.

Фотографировать там не разрешают даже без вспышки, и я этого делать не стала. Но, воспользовавшись интернетом, нашла кое-какие образцы. Рисунок по влажной штукатурке темперой. Греческая школа, XII век.

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

Продолжая наше путешествие, мы с Олей вышли из Мирожского монастыря, перебрались через речку Мирожку (ручей, к тому же, имеющий тенденцию к пересыханию) и вышли в уютный парк с озерком и красивыми пейзажами. Прошли его, беседуя о плачевном состоянии коневодства в нашей стране и о том, что неплохо бы приложить к местному конному заводу (есть под Псковом один) умелую руку да горячее сердце... Во мне вновь зашевелилась уснувшая было мечта бросить дом и родные края, перебраться в деревню и работать наконец по профессии, а не в банке. Мечты, мечты!

[​IMG]

Пройдя по парку, сели в машину, и повезла меня Оля к еще одному удивительному памятнику. Памятник трогательный и, пожалуй, не стоит говорить о нем ничего, кроме одного: воздушный десант помнит этих ребят. И будет помнить всегда.

"Отсюда ушла в бессмертие шестая парушютно-десантная рота 104 гв. ПДП, героически погибшая на высоте 776.0 при выполнении боевой задачи"
[​IMG]

Возле этой стеллы, выполненной в виде парашюта, на котором изнутри - подписи погибших, хочется помолчать.

[​IMG]

...Памятник Александру Невскому и русским воинам на горе Соколиха. Приехали туда уже на закате. Виды открылись волшебные.

[​IMG]

[​IMG]

Александр Невский - мой любимый исторический персонаж. Первый среди лучших.

[​IMG]

[​IMG]

…На закате приехали мы с Олей на гору Соколиха, откуда открывается невероятной красоты вид: с одной стороны – на Псков, с другой – на изгиб реки Великой, впадающей в Чудское озеро. И глядят на все это великолепие внимательным взором Александр Невский со своей дружиной, словно вглядываясь в западные границы, оберегая покой земли русской…

Начну я несколько издалека. Вернее, издалека совсем – с истории, косвенно имеющей отношение к памятнику русским воинам. С истории о таинственном Вороньем камне, который, как водится, никто не видел, но все знают, что он существует. Или существовал.

В давние-предавние времена (1240-е, речь ведь об Александре, помним?) высился посреди Чудского озера камень. Да не просто камень – скала, что стена, мхом поросшая и птицами любимая. Прозвали тот камень Вороньим – понятно, из-за чего. И стоял себе он, никого не трогал, в волнах неспокойного озера купался да на солнышке теплом грелся.

Когда пришли (вернее, попытались прийти) на русскую землю рыцари Тевтонского ордена, князь Александр, расположившись на вершине Вороньего камня, командовал своею дружиной. Победа прославила и Невского, и дружину, и камень (тевтонцев тоже – я, например, до сих пор понять не могу, чем они думали, в полном рыцарском доспехе в апреле (!) на льду разгуливать).

«А время шло и старилось, и глохло…» (с) Потихоньку размываемый водами озера, скалистый остров, а вместе с ним и камень, исчезли с топографических карт Псковского края. И оказалось вдруг, что Вороний камень заслонял неприятелю путь на Псков (ну прям как у Высоцкого: «Мне не стало хватать его только сейчас, когда он не вернулся из боя»). Неприятель, естественно, свой шанс упускать не стал.

Не было уже в живых князя Невского, другие защитники земли русской своими делами занимались (сказала бы, кто и какими, да в легендах дат нет), и ливонские рыцари беспрепятственно двинулись на Псков. На этот раз, правда, горьким опытом предков своих наученные, поплыли на кораблях. Ха-ха. Наивные! Путь их был светел и безмятежен, пока не поравнялись они с местом, где под водой скрывался Вороний камень. Взбурлило озеро, вспенило свои воды, расступилось, выпуская Вороний камень на волю.

Так путешествие немцев на Псков и закончилось: корабли – в щепки, люди – ко дну. А камень, свою миссию выполнив, снова нырнул под воду и затаился. И много раз еще повторялось это мистическое чудо, и сложили псковичи легенду: мол, сам Александр Невский, заступник земли русской, с высоты небес зорко следит за границами своего Отечества…

…На самом деле, конечно, я думаю, все куда прозаичней. Может, и был там когда-то остров, но в результате геологических изменений он скрылся под водой, а корабли, не зная об этом, просто садились на мель. Так или иначе, в Первой Новгородской летописи черным по белому писано: «Была битва та на Чудском озере, на Узмени, у Вороньего камня…»

Историки народ пытливый. Изучив летопись от корки до корки, задались они весьма интересной целью – найти на карте точное место, где «князь Александр войском командовал». Чудское озеро нашли сразу. Узмень – чуть сложнее, но тоже нашли, узкое место, называемое ныне Теплым озером. Не было только никакого Вороньего камня…

Академия Наук тогда еще СССР (дело было в 1960-х) выслала на Чудское озеро экспедицию с четким указанием: «Вороний камень – найти!» Партия сказала: «Надо!» - Комсомол ответил: «Есть!» Сказано – сделано. Камень искали все: археологи, водолазы, гидрологи, летчики, аквалангисты… В результате совместных усилий им удалось обнаружить остатки укреплений у острова Вороний, который сейчас представляет собой полузатопленный, заболоченный клочок суши. Таки да, из-за геологических изменений уровень озера в этом месте значительно повысился, вода затопила часть берега, а свирепые осенние шторма размыли легендарный Вороний камень, состоявший из девонских песчаников.

Казалось бы, вот оно, место Х. Указано в летописи, найдено на местности. Но мы же помним, что историки – ребята дотошные, да? Наравне с обнаруженными объектами повисла в воздухе одна большая неясность. Известно, что Александр Невский дядькой был решительным, но осторожным. Идя на сражение с сильным противником, опытный полководец вряд ли не принимал во внимание возможность поражения. А в случае поражения князь обязан был сохранить войско от полного уничтожения. Отступать 70 верст по льду на Псков (от Вороньего камня) он не мог – добьют. Следовательно, должен был существовать другой путь. Поиск его был поручен отряду московских школьников, которые на байдарках прошли по рекам Северо-Западной Руси, обнаружили систему древних волоков, старинных городищ и торговых поселений. Все это указывало на оживленное некогда движение между Новгородом и восточным берегом Чудского озера. Вот тут-то и мог князь дать бой тевтонцам. И отступать вполне себе было куда.

Когда точное место легендарного сражения было обнаружено, Министерство Культуры постановило память Великого Князя и его дружины увековечить. По итогам смотра эскизов одобрена была скульптура И.И. Козловского. О его работе писали: «Проект лаконичен и очень выразителен, символизирует мощь войска, стоящего на границе русских земель». Правда, по вооружению этого самого войска у критиков нашелся ряд замечаний. Так, стоящие вокруг всадника пехотинцы вооружены мечами. Пехота имела копья, боевые топоры, луки, но не мечи. А всадник никак не может иметь длинный пехотный щит. Такой щит нельзя быстро перебросить через шею коня, чтобы защититься от удара справа.

Получив добро на работу, скульптор активно взялся за дело. На его даче в Песках была воздвигнута мастерская. Здесь же выстроили конюшню, где проживал специально приобретенный скульптором Яшка – модель для образа коня Александра Невского, чья морда, в итоге, смотрит с Соколихи в сторону озера.

Основная идея, которую художники заложили в проект памятника, - слияние его формы и декора с мотивами традиционной псковской храмовой архитектуры. Возводить памятник планировалось из известняка, а шлемы воинов отливать из меди. Созданная таким образом композиция символизировала внешний объем храма, верхние полукружия щитов – позакамарное покрытие абсид (все это – элементы храмовой архитектуры), шлемы воинов – главы храма. Узкие прорези в центре щитов, оформление кольчуг воинов орнаментом, придавали образу былинность старопсковского стиля. За образец своего творения Козловский взял архитектуру и детали храма Иоанна Предтечи, который находился в уничтоженном Ивановском монастыре в Пскове. Рядом с этим храмом, по преданию, хоронили воинов князя, павших в Ледовом Побоище.

Место установки памятника выбрали рядом с дорогой, по которой Александр вел свои войска на помощь Пскову, а позже возвращался после сражения. И стоял бы сейчас на горе Соколиха этот невероятной красоты, судя по описаниям, монумент, если бы не случился пожар в хранилище. Многолетние старания Козловского были уничтожены. Восстанавливать памятник из камня уже не стали и сделали его из бронзы. Первоначальный замысел скульптора, увы, был разрушен. Но, как водится, партия сказала: «Надо!» - Комсомол ответил: «Есть…»

Мне кажется, белокаменный, похожий на храм, он выглядел бы симпатичнее. А вообще, на Руси в честь памятных событий принято было возводить церкви или ставить поклонные кресты. Жаль, что эта традиция утеряна.

…Конники смотрели на огромную бронзовую лошадь, окрашенную закатными лучами октябрьского солнца. Первое, что бросилось в глаза – Яшку давно не расчищали. А мне, как выездюку, больно смотреть на его ужасный ролл-кюр…

...Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, кратко именуемый Печорами, основан был во второй половине 15-го века. Монастырь действующий, мужской, и, что интересно, единственный в России, ни разу со дня своего основания не прекращавший монастырской деятельности. С двадцатых годов и до окончания войны Псков и его окрестности, в том числе Печоры, принадлежал Эстонии. Это монастырь и спасло от разрушительной деятельности Советской власти.

Сам по себе монастырь, конечно, красивый, расписной, яркий. Но мы были там в выходной день, место довольно известное, и яркость и красота смазались большим количеством народа на маленькой его территории. Особенно ярко мне запомнился маленький пятачок площади перед входом в пещеры, где толпилось две очереди: в усыпальницы и за святой водой. Мне больше по душе места безлюдные – там история ощущается чутче.

Из легенд, витающих над монастырем, любопытными кажутся две. Печоры интересны своими пещерами – усыпальницами, подвалами, где сложены такими стопками гробы с мертвецами. Легенда гласит, что первого покойного, которого пытались похоронить здесь, не приняла земля. Трижды клали тело в могилу – и трижды наутро находили гроб за воротами обители. Мистика или нет, но с тех пор желающих быть похороненными в Печорах не предают земле, а помещают в пещеры. Это кажется и странным, и жутковатым… В пещеры водят экскурсии – мы не пошли. Хотя, судя по фотографиям в путеводителе, там интересно.

Вторая история связана с преподобным Корнилием, о котором я уже упоминала в одном из предыдущих рассказов. Корнилий был игуменом монастыря, сделал для обители очень много полезного, но, к сожалению, попал под «горячую руку» Ивана Грозного. Времена тогда были неспокойные, и решил Корнилий, что надо монастырь обнести хорошей крепостной стеной. Царь стену строить не разрешил, но игумен хитростью добился позволения сделать хотя бы оборонительную насыпь. Иван Васильевич подумал, что насыпь – это пустяки… а игумен возвел-таки стену. Приехал царь в монастырь, увидел, что волю его нарушили, и разгневался. Корнилий вышел к Ивану с хлебом-солью, а царь с порога, не став слушать ни речей приветственных, ни объяснений, снес игумену голову. А увидев, что сотворил, испугался кары Божией, подхватил обезглавленное тело на руки и понес в Успенский храм. Кровь капала на мостовую… С тех пор путь от ворот монастыря до храмового комплекса зовется Кровавой дорогой. Считается, что если пройти ее на коленях с молитвой, простятся грехи. Но в это я лично не верю. На мой взгляд, дела недобрые замолить можно только хорошими поступками. Одного раскаяния мало. Иван Грозный раскаялся – но жизнь игумена это не вернуло. Спасло ли душу русского царя? Вряд ли.

Снаружи монастырь выглядит настоящей средневековой крепостью. И – о, счастье! – там народу уже не было, так что мы смогли вдоволь надышаться свободой, голубизной и видами.

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]

Еще в той поездке были Изборск и Воющая (или как там ее?) башня, но про них у меня рассказа так и не написалось.
You need to be logged in to comment