Снова - медленно и печально

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 175

Конец финансового года, ёж его меть. Добровольно-принудительный рабочий день в субботу, когда за бортом до кучи блестит солнышко. Прокол был не наш, но надо было выручать контору. Впахали мы по-стахановски, вечером не хотелось ни жрать, ни спать, и принять не хотелось тоже. А Старика планировал посетить последний оставшийся у него спонсор: видать, химичит что-то ЭХ, а конь упорно не умирает... Ладно, сжимаем зубы и едем показывать, что скотина есть и не может не есть. Тем более, что сведения с конюшни приходили хорошие.
Ника с Тангаром в полном объёме впряглись за конюшню; Колдунья, кажется, радостно уселась сверху и свесила ножки - хотя верно и то, что в одиночку конюшню тянуть получается очень и очень криво. В сельский джип, сменивший красивый Лексус, где-то в Подмосковье загрузили с десяток мешков ломаной морковки, потом, в другом месте - две упаковки мешков для опилок... Едва успели вперёд делегации; кстати, и Колдуньи тоже - она появилась позже нас и долго утрясала что-то по телефону, не выходя из машины. Поучаствовал в разгрузке морковки - с некоторым трудом, а ведь мешки были одно название, кил по двадцать пять. Студентом на картошке кантовал вдвое, да и Тангар вон таскает, не напрягается. Обидно, конечно, и ещё в седле аукнется. Но тут уж будем надеяться на лошадиный вибромасаж. Бывает, помогает.
Гости появились как раз к началу чистки. Привезли ценный подарок - сухой шампунь и кондиционер: помощь в борьбе со кадрячьим свинством неоценимая. Гостей Старик любит не очень - нарушают привычное течение жизни, да и мало ли чего нового, непонятного с собой привезут? Возможные эксцессы погасили в зародыше морем яблок и морковкой в кормушке. Театр, конечно, был - в первый момент он отказывался есть из чужих рук, тыкаясь в меня носом, но хоть не орал и по ногам не ходил, а ведь это тоже любимый приём... А вот как привязанный к денниковой решётке на два узла чомбур оказался чуть ли ни на метр длиннее, так и осталось тайной. В шесть рук справились удивительно быстро, зато потом проваландались в поисках подпруги; нашлась она в месте самом неожиданном - под испанкой Молодого, которую не трогали с осени. Допустим, взяли её по каким-то причинам, внуков начальства покатать, так как изделие сверхбезопасное - в конце концов, не убудет. Только вот подпруга с этим седлом ЛЮБОМУ коню коротка будет. В общем, мистика какая-то.
Похоже, Старик считал себя вполне здоровым - шёл наружу с обычным храпом и воплями. Крутить вальс он решил в самом неудобнм месте пандуса, там, где из конюшни вытекает ручей натёчного льда: сыпаться по пандусу с конём сверху что-то не хотелось, а поводом паршивец особо не рулился. В некотором отчаяньи пнул закрутившийся вокруг меня хобот: надо же, помогло! Правда, до левады пинать пришлось ещё трижды, но ведь вальса-то не было! Гости сочли, что сегодня конина настроена благожелательно. В общем, да: лез в седло - пинков не было, были только попытки смотаться, что лечились показательным осаживанием: это ведь совсем не зрелищно. Бегать при этом конину скорее пёрло - правда, этому помогал торчащий в соседней леваде Молодой. Аритмия была, но коню было на это плевать: толком не прощупав грунт, он рванул довольно шустренькой, пусть и мелкой рысью. А снег под ногами был поганый - много слежавшейся целины, ещё и схватившейся после недавней оттепели. И вообще - лошади здесь бегали вообще? Похоже, стояли и медитативно жевали сено из тюка: сплошной нормальных дорожек не было даже вдоль ограды. В общем, копыто ставилось криво и, показав гостям, что конь вполне бодр и весел, я решил двинуться в лес: даже по следу квадрика ехать сподручнее, а уж если снегокат пройдёт - вообще бродвей.
Старик с этим был не согласен: что такое, он уже настроился на плац, а тут планы меняют - непорядок, и в этом он не участник! И вкопался мёртво, а потом попробовал завертеться, приседая на зада - нету сил на честную свечу, а, старпёр? Огрёб хлыстом под шенкель, рванул через сугроб, провалился по скакалку, выдернулся - и резко потух: нога скрипнула. Доигрался, уродец. Что ж, шагать придётся всё равно, пусть этот шаг карикатурно короток, а правый перед ставится под печальное "фыр". Дойти бы теперь до леса: по асфальту ходить старику всегда непросто было, а уж сейчас - вдвойне.
На просеке падал невесомый пушистый снег, и вместе с ним падала тишина: даже врановая колония затихла, будто и не было. Снег потихоньку облеплял круп Старика и контрастными перышками ложился на чёрное седло и сукно галифе. По просеке и впрямь уходила идеальная дорожка с холмиком посерёдке - вообще-то, такие в лесопарках режут ратраком под коньковый ход, но вряд ли местные власти радеют за массовый спорт... что-то другое. Старику что-то не нравилось и на ней: он неуклонно сползал к левой обочине, пока не натыкался на отвал, после чего шёл ровно, будто щупая его край. Словно слепой на выпуклой новодельной дорожке в метро. Кстати, да: если представить, что не видит левый, то конь правым глазом вперед пойдёт, и понесёт его налево - кстати, и отвал будет на курсе держать. Замечу, опухоли у него на виске слева, наружу они не растут, но могут расти куда угодно - и с этим ничего не попишешь. Шел конь как-то рассеянно, а, может, самоуглублённо, толком не слушал шенкель, потом вкопался совсем уж на ровном месте, без причин. Пропихнул под хлыст (снова под хлыст!), тот тронулся рысью - не так уж плохо тронулся, даже аритмия пропала почти; как-то быстро мы долетели до "гномьего" дачного посёлка. Короткий спуск к нему, летом неприятный для Старика, сейчас был пологим и еле заметным: немало же снега этой зимой навалило... И речку сковало льдом, даже на быстринах не чернела вода. На той стороне делать особо было нечего: замело всё, кроме шоссейки, но вверх по полю шла неплохая траеторная колея - видимо, к силосным ямам. Решили для интереса подняться туда. Как всегда в горку, Старик перешёл на рысь, но рысь эта была видимо напряжной, ещё и копыта приходилось ставить на кукурузные будылья, торчащие из колеи. Главное, зачем лезли? Едва вышли на перегиб, в лицо ударила колючая позёмка - как в неё превратились те легчайшие хлопья, что невесомо плыли над просекой? Да, колея уходила дальше через поле, но идти по ней никакого желания не было, да и время тикало: если сейчас обратно повернём, как раз в час уложимся. Постояли конным памятником на панорамной точке и тронулись обратно. Кстати, правильно по шоссейке не пошли: за это время там аж два джипа проехало.
Старик сползал с холмика аккуратно и не особо уверенно: я откренивал, чуть ли не лёжа на крупе. Проползли через посёлочек, а в горку на просеке Старик мало того, что рысью пошёл, ещё и пару темпов галопа выдал и тут же пошёл отдуваться - переборщил... Но не сдавался, пёр! Вышли на равнину - тут же перевёл его на шаг; так он ешё и обиделся. Я же облегченно вздохнул - неритмичная рысь изрядно отдавалась в спине: как и ожидал, мешки с морковкой аукнулись. Прошагали мимо "кратера" - кстати, убедился, что тропа, что виднелась на спутниковом снимке, зимой не работала, вровень с целиной занесло. Значит уж, точно по кругу "кратер" не объедешь. Впрочем, Господь с ним - у меня сейчас следующая идея возникла: добраться до Успенской церкви на том берегу речки, а оттуда разведать тамошние бескрайние поля и дорогу к озеру. Если Старикова нога несчастная позволит.
Осознав, что двигаемся к дому, Старик приободрился, прибавил (наконец, нормальный шаг!), а потом и сам на рысь перешёл. Снова полезла аритмия, а потом её как выключило: Старик побежал мелковато, но совершенно равномерно, и "кивки" головой исчезли куда-то, а фырканья на каждый темп давно уже не было слышно. И спина моя болеть перестала. Похоже, права Колдунья - нога прошла, а память о боли осталась, конь ждёт, прислушивается, когда же заболит, но, когда отвлекается, забывает, что надо эут боль ждать... Тормозить с такой рыси было жалко, но надо: если помните, отшагаться успеть по дороге надо: на конюшне будет делать стойку на всех коней подряд, дергаться - и не успокоит дыхание нифига.
Да, к конюшне он вполне нашёл силы тянуть - в кювет ухнул чуть ли не с размаху, хорошо, я успел откренить, примитивно вытянув ноги вперёд. Протанцевали мимо левад с жеребцами, залезли на пандус - и остались без финишного вопля: перед входом Колдунья с народом общалась, раздражать её Старик явно побаивался, стоял, как честный, пока я подвязывал стремена. Но стоило нырнуть в конюшню - какой визг он издал: здесь, мол, я, а вы что думали? Но устал всё равно, потом в деннике поворачивался с некоторым трудом. А вертеться хотелось: как же не пофырчать в нос обоим соседям, о свежих впечатлениях рассказать!
Разумеется, последним номером программы была групповая чистка Белого Коня и активное с ним общение: в этот раз он выглядел неплохо и вовсе не смотрел внутрь себя, когда с людьми общался - честно работал мягкой игрушкой. Игрушка, кстати, была вполне вычесана: видимо, Его Девочка всё-таки появляется. Краем уха слышал - у неё в школе проблемы из-за конюшни, девичья банда откровенно травит вплоть до петиций директору убрать эту вонючую из класса. Перебесятся, конечно, но до этого Белый Конь запросто может не дожить.
mileta нравится это.
You need to be logged in to comment