Соловецкие острова

Опубликовано Tаnka в дневнике Истории о разном. Просмотры: 161

Специально для всех, кто интересуется Русским Севером.
Путешествие на Край Земли. Соловецкие острова. Путевые заметки (лето 2014)

Часть 1. Москва-Кемь

Дорога в поезде была не просто утомительна - очень утомительна. Наш скорый поезд "Москва-Мурманск" название свое "оправдал" полностью и полз, как улитка, останавливаясь на каждой станции, примерно раз в десять минут. Особенно "весело" это было ночью - плавно тормозить и трогаться поезд не умеет, и меня все время швыряло на металлическую перегородку второго яруса. Да и сама длительность дороги повергала в уныние - за окнами деревья, деревья, деревья, а время тянется невообразимо медленно. Вспоминались мне наши веселые студенческие поездки - шум, смех, беготня... В этой поездке меня сопровождал отец, и было откровенно скучно. Поэтому я искренне радовалась, когда наконец нам объявили, что через полчаса мы прибываем в Кемь.

Природа за окнами менялась. Леса стали более мрачными, увеличился процент хвойных, ландшафт из равнинного стал холмистым, и холмы эти большей частью представляли собой насыпи огромных по размерам каменных глыб. Позже нам расскажут, откуда здесь взялся этот гранит и что по-научному эта порода называется морена, но пока что я просто любовалась соснами, растущими прямо на этих каменных холмах. Жизнь находит малейшую щель, чтобы пустить в нее свои цепкие корни - такова уж сущность природы...

Кемь встретила нас дождем, холодным ветром и "белой" ночью. Поезд прибыл в город около полуночи, и было светло, как днем. До этого я никогда не сталкивалась с таким явлением, хотя, безусловно, читала о нем. И впечатления мои о бесконечном дне удивили меня саму - мне захотелось увидеть другую сторону медали, полярную ночь. Закралась шальная мысль рвануть сюда зимой.

Гостиница впечатления не произвела никакого - я была слишком вымотана, чтобы как-то ее оценивать. Набор коттеджных домиков у самого Белого моря (как в сказке). Крыша не течет, кровать есть - и ладно. Хотя, конечно, после суток в поезде комфорта хотелось большего.

Половина первого ночи. Вот так светло на Севере ночами
[​IMG]

Часть 2. Теплоход Василий Косяков. Кемь-Соловки

Наутро нас подняли чуть свет, накормили овсянкой и блинами и выстроили в стройные ряды для посадки на теплоход "Василий Косяков". Теплоход рейсовый, каждое утро в 8.00 он отбывает на остров и в 19.00 уходит обратно. Общая каюта рассчитана на 160 посадочных мест, там тепло и совсем не ощущается, что ты куда-то плывешь. Маленькие круглые иллюминаторы были настолько мутными и грязными, что вид из них открывался туманный и в крапинку. Поэтому хоть я и оставила багаж в этой каюте, на всякий случай заняв себе место, сидеть все плавание там я не собиралась. Море у причала меня нисколько не впечатлило, но я надеялась, что раз до островов плыть два часа, дальше будет лучше. Собственно, так и случилось.

Я совершенно не знала, как мой организм отнесется к качке - ведь в открытом море она неизбежна. Но решила рискнуть, вышла на верхнюю палубу корабля на нос. Сразу промерзла до костей - ледяной северный ветер был нашим постоянным спутником в этом путешествии. И пока отец сидел в душной, но теплой каюте, я мерзла на носу корабля, качаясь на волнах и вглядываясь в горизонт. Как я и предполагала, в открытом море оказалось куда интересней. В небе носятся чайки, внизу плещутся тюлени (их в окрестностях архипелага очень много), и всюду вода, вода, вода... По первости мне казалось, что море обрывается вниз за горизонтом (насмотрелась фильмов, ага), а волны живые - так они неутомимо переливались одна в другую, бились о борта и поднимали корабль вверх, а затем бросали вниз. Качка, о которой я так волновалась, оказалась похожей на американские горки, и это было даже весело. Лишь потом, несколько дней спустя, я на своей шкуре ощутила, что такое "неспокойное море" и качка настоящая. А пока - мерзла, мокла под временами начинающимся дождем и наслаждалась процессом. Очень хотелось взмыть в небо, к чайкам, и заорать во все горло: "Я в открытом море!" Примерно это же желание посетило меня в тот миг, когда несколько дней спустя я увидела на горизонте Северный Ледовитый Океан. Но кричать было некому, и я просто вдыхала северный морской воздух и впитывала всем телом каждое ощущение, пропуская его через свою романтическую натуру.

Утро в Кеми
[​IMG]

Морской пейзаж
[​IMG]

Теплоход "Василий Косяков"
[​IMG]

Наконец в открытом море!
[​IMG]

[​IMG]

Часть 3. Картина Репина "Приплыли"

Андрей Макаревич в песне пел про то, "как монастырь неумолимо рос, как город Китеж, прямо из воды". Думалось мне, что это лирическое преувеличение. Нет! Главы храмов действительно начали подниматься из-за горизонта, словно вырастая прямо из моря. Монастырь, естественно, стоит на холме и почти на самом берегу, и ощущение от его появления в зоне видимости приравнивалось к чуду. К одному из тех чудес, которыми Соловки буквально дышат. И мы дышали ими вместе с архипелагом все эти дни.

На причале нас встретила веселая девушка Наташа, посадила в старенький, еще советских времен, автобус и повезла в гостиницу. Ехали мы очень быстро (особенность местных автомобилистов - на Соловках очень мало машин, и те, что есть, носятся без всякого соблюдения скоростного режима), и заметить среди жуткой тряски по ухабам и рытвинам (с дорогами тут, как ни странно, ситуация такая же, как везде - их просто нет) я смогла только одно - вокруг лес. Справа, слева, впереди. Сосны, ели, березы - все невероятного для наших глаз даже не зеленого - салатового цвета. И озера. Всего их на архипелаге более 600. Сумасшедшая цифра. Они перетекают одно в другое, и без подробной карты местности заблудиться здесь легче легкого. И среди всего этого - домики гостиницы. Коттеджный поселок расположился в живописнейшем месте среди леса на берегу небольшого озерка со звучным и гордым названием Варяжское. У кромки воды - беседки, дальше - жилые помещения и администрация. Тут уж у меня сложился целый спектр впечатлений о гостинице, в которой мы прожили четыре дня. Впечатления, правду сказать, не очень приятные. По-прежнему хотелось более высокого сервиса за уплаченные деньги.

Некоторый негатив от гостиничного проживания, естественно, подпортил впечатление о Соловецких островах, но все же сердце мое покорено этим удивительным местом. После расселения нас собрали в группу (небольшую, всего 15 человек) и пешком повели к монастырю. Путь лежал мимо озера Варяжского, через лес, мимо Святого озера к туристическому центру. Здесь начинались и заканчивались все наши экскурсии, и первая из них - Соловецкий Кремль, как здесь называют монастырь, построенный в 15-м веке.

В монастыре не впечатлило ничего - монастырь как монастырь, разве что изначальная и вечная функция его - тюрьма для неугодных царю личностей. Монахи с самого основания монастыря выполняли функцию тюремщиков и надзирателей. Также монастырь был военным фортом, и за всю историю своего существования он ни разу не сдался. Трехметровой толщины стены, собранные все из тех же мореновых глыб невозможно взять штурмом - их не пробьет ни одно ядро, а от пожара защиту обеспечивали тем, что разбирали деревянные перекрытия. Стены в монастыре действительно кажутся мощными и неприступными. К тому же, как и положено военному форту, расположен он в окружении воды - с трех сторон стены омывают озера и море.

Кстати, про лагерь, организованный в 20-х годах, в стенах монастыря ни сказали ни слова. Вероятнее всего, потому, что в самом монастыре ничего и не было. Основные тюрьмы и лагерные пункты были в отдалении, разбросанные по скитам и пУстыням, коих на Соловках великое множество.

На горизонте из утреннего тумана выплыл Соловецкий остров с монастырем
[​IMG]

После высадки и заселения в гостиницу пошли на экскурсию. Монастырь, вид с острова
[​IMG]

[​IMG]

Мощь монастырских стен
[​IMG]

Часть 4. Олег Кодола

После экскурсии в Кремль нас повели в другую гостиницу, находящуюся ближе к центру поселка. Здесь мы обедали в первый и последующие дни. Вообще, в плане кормежки жаловаться не приходится - единственное что, меню было немного однообразным.

Обед, коротенькая передышка - и знакомство с самым удивительным гидом из всех, кого я когда-либо встречала. Член Географического общества России, участник археологических и поисковых экспедиций, историк и любитель экстремального туризма, Олег Кодола влюбил в себя всю группу мгновенно. Мне, например, захотелось уйти с ним в археологическую экспедицию, отыскать древнее захоронение кроманьонцев или покорить какую-нибудь непроходимую тропу. Последнее, впрочем, осуществилось в итоге и стало самым ярким событием нашего путешествия.

Итак, Олег повел нас в пеший поход по всему острову, рассказывая его историю с момента образования Балтийского щита, который и составляет всю Беломоро-Балтийскую территорию, до наших дней и тайной войны между монахами и мирским населением островов. Война эта удручает, потому что у мирян, увы, есть все шансы ее проиграть, ибо земли архипелага издревле принадлежат церкви. И это грустно, потому что в целом Соловки - удивительнейший заповедник, куда хочется приезжать хотя бы просто дышать воздухом. Боюсь, если землю отдадут монастырю, приезжать будет уже некуда. Однажды монахи уже обезлесили (под чистую вырубили весь лес острова на свои нужды) эту землю; повторить это снова на собственных угодьях им ничто не помешает. И единственное, что внушает мне веру в справедливое разрешение конфликта (мирное сожительство тех и других) - архипелаг находится под охраной ЮНЭСКО, а церковь в наши дни выполняет не настолько важную роль в жизни обывателей, чтобы иметь безграничную и стопроцентную власть. Слова нашего гида Олега по этому поводу звучали гордо: "Если нас отсюда выселят, я буду последним мирским человеком, который уедет с острова". К нему сразу же захотелось присоединиться.

На трехчасовой пешей экскурсии нам рассказали о таинственных лабиринтах, оставленных древним человеком, о деятельности великого митрополита времен Ивана Грозного Филиппа Колычева (события эти отчасти показаны в фильме "Царь", хотя далеко не все факты фильма исторически верны), о посещении Соловков Петром Первым (эти события отражены в романе "Россия молодая"), и, конечно же, о временах действия на Соловках СЛОНа (Соловецкий Лагерь Особого Назначения), воспитании здесь знаменитых Соловецких юнг времен ВОв и возвращении архипелага в 90-е годы монастырю и культурному наследию России. Во время экскурсии нас поливал дождь, жрали комары и обдавал ледяными струями северный ветер, но искрометный юмор, глубина познаний и патриотизма г-на Кодолы перекрывали погодную неразбериху. "Эх, - думала я, - вот бы его в институт, на пару семестров, лекции читать! Студенты бы этого мужика обожали!" Но, с другой стороны, вспоминаются стихи Гумилева:

Наплывала тень... Догорал камин,
Руки на груди, он стоял один,

Неподвижный взор устремляя вдаль,
Горько говоря про свою печаль:

"Я пробрался в глубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван;

Цепи грозных гор, лес, а иногда
Странные вдали чьи-то города,

И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.

Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.

Древний я отрыл храм из-под песка,
Именем моим названа река.

И в стране озер пять больших племен
Слушались меня, чтили мой закон.

Но теперь я слаб, как во власти сна,
И больна душа, тягостно больна;

Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребенный здесь, в четырех стенах;

Даже блеск ружья, даже плеск волны
Эту цепь порвать ныне не вольны..."

И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его.

Обычно экскурсовод в туре проводит одну экскурсию по вверенному ему объекту и на этом с туристами прощается. Были у нас и такие, но Олег, к моей великой радости, сопровождал нас почти везде. Это вдохновляло на подвиги, которые, как потом оказалось, в нашем путешествии просто необходимы. Вообще, пожалуй, только благодаря заразительному энтузиазму Олега мы проделали весь этот путь. Пешая прогулка по острову в первый день была лишь прелюдией. И сейчас я, пожалуй, даже рада, что в экскурсионной брошюре, которую мне выдали в Москве, не описывалось во всех подробностях то, что нас ждет. Прочитай я о предстоящих экстремальных безумствах заранее, непременно отказалась бы - ведь это сложно, опасно, нелепо... Нелепо, например, высаживаться на отвесную скалу, когда рядом манит песочком пляж. Но об этом позже.

Лабиринт первобытного человека
[​IMG]

Часть 5. Каменная дамба и коровники

Второй день встретил нас ливнем. В планах - пятичасовое плавание по озерам архипелага, а тут такое... Но Соловецкая погода - вещь удивительная и логике не поддающаяся. Мы еще до монастыря не дошли (помните, оттуда начинались все наши путешествия), как дождь кончился и выглянуло солнце. Вообще, погода здесь меняется мгновенно и по несколько раз за день: теплое солнечное утро может смениться ледяным предштормовым ветром, а к вечеру снова потеплеет. К этим перепадам довольно сложно привыкнуть, и все в один голос кричат: берите с собой купальный костюм, но не забывайте про свитер. Действительно, как одеваться, с утра угадать невозможно. Ну и плюс на открытых пространствах ветер буйствует всегда.

На этот раз нашим проводником был Владимир - пожилой, но очень живенький мужичок, зарабатывающий себе на жизнь добычей водорослей. Водорослевой промысел на Соловках развит чрезвычайно, и так как Белое море - самое соленое на севере, морская капуста здесь содержит гораздо больше питательных веществ, чем где бы то ни было. Ее добычей и реализацией население острова, составляющее менее тысячи человек, и занимается. Труд это очень непростой, но прибыльный. А добытчики, естественно, ребята крепкие и закаленные морем и ветрами.

Несмотря на все это, очень похожий на Шона Коннери Владимир оказался чрезвычайно прост в общении. Доверительный тон, открытость и искреннее желание пробудить в туристах интерес к деятельности добытчика водорослей, быстро расположили нашу компанию к Владимиру, а уж он-то, по-моему, расположен ко всем от природы. Около часа мы шли пешком через лес от монастыря к заливу Долгая Губа, где у причала стояла маленькая моторная лодка вместимостью всего десять человек. "Плавание абсолютно безопасно!" - заверил нас Владимир, хотя в конце пути чуть сам не свалился в воду, пытаясь отцепить застрявший в камнях якорь. И хотя лодка по морю (а часть озер, которые мы проходили, на самом деле оказалась глубоко вдавшимся в сушу Белым морем) шла ровно и без качки, один спасательный круг на всех внушал мне некоторое беспокойство. Очень хотелось большей безопасности и ответственности со стороны провожатого - все-таки море! Но плаванье действительно прошло совершенно спокойно, хотя главные его приключения поджидали нас вовсе не в единственном спасательном круге.

Первая остановка на лодочном маршруте - совершенно удивительная каменная дамба, перегородившая море и соединившая два острова сухопутным мостом. По монастырскому уставу на Соловецком острове, где жили монахи, запрещалось держать живородящий скот (дабы не вводить монахов во искушение...) Но кушать, не смотря ни на что, хотелось всем, и на острове Большая Муксолма построили ферму, а острова соединили искусственным перешейком, чтобы иметь с ним сообщение. Все это было интересно, необычно, познавательно, но... Дамба эта представляет собой отвесную стену, сложенную из булыжников, метров пять высотой. Подхода к ней никакого, стена отвесом уходит в море. Ну показали нам дамбу, ну и хорошо, поплыли бы себе дальше. Однако у Владимира план был другой. "Высаживаемся", - сказал он. И мы стали высаживаться и карабкаться по этой груде камней вверх. В принципе, это не сложно, там были выступы, за которые можно зацепиться, но я неудачно выбрала один такой выступ и запоздало поняла, что наверх не влезу. Меня вытащили, но было неловко перед остальными - они-то забрались без проблем. Никто ничего не сказал, но все равно, у меня осадок остался. Тем более, что сам Владимир отправился на лодке в обход дамбы, и садились мы уже на пристани. Что мешало на пристани этой и высадиться? Объяснение одно: не по пути.

Неприятность с вскарабкиванием, однако, быстро забылась - поход по каменному мосту и его окрестностям впечатлил. Там везде, куда ни плюнь, разбросан этот булыжник, и выглядело это невероятно. Плюс история острова Большая Муксолма, история лагеря, история фермы, огромные рукотворные поля для пастьбы скота - все это пробудило во мне уснувшего было зоотехника. Владимир сокрушался о том, что все развалилось, что некому приехать и восстановить хозяйство, а во мне все кричало: "Я, я могу приехать и восстановить! Я готова стать директором нового скотоводческого предприятия прямо здесь, на Соловках! Только дайте волю!" Увы, воли мне никто не дал. Нужна команда работников и капитал, а один - в поле не воин.

Побродив по острову и осмотрев остатки былого величия скотофермы, мы подошли к причалу и загрузились обратно в лодку. Владимир, помня мой красивый полет на мосту, страховал, как мог. Мне было уже пофиг - так даже лучше.

Залив Долгая Губа
[​IMG]

Поплыли
[​IMG]

Каменная дамба, на которую мы карабкались
[​IMG]

Лодка - кАрбас
[​IMG]

Остатки фермы
[​IMG]

Поля
[​IMG]

Часть 6. Пикник на обочине

Дальше у нас была ловля мидий сачком прямо с морского дна. Поймали, от водорослей отделили, в море же сполоснули - обед почти готов. Моллюсков можно есть сырыми, жареными, вареными... Нам предстоял пикник - с костром, котелком, историями... Но для всего этого надо было снова высаживаться на берег. И, как водится, уверенный в своей непогрешимости и "крутости происходящего" Владимир выбрал для этих целей самое неудачное место. Был отлив, обнаживший все тот же булыжник, сделавший невозможным подведение лодки к берегу. К тому же, мы неудачно бросили якорь, его пришлось сковыривать с камня, и это чуть не закончилось бедой. Глубоко, вода ледяная, всюду камни. Хорошо, один из наших ребят Владимира от падения удержал. Якорь, зараза, после этого отцепился сразу. Но высаживаться нам пришлось-таки на этот булыжник, и дальше мы, прыгая с камня на камень (в кроссовках по мокрому граниту), добрались до берега. Одна дама у самого конца пути не удержала равновесие и соскользнула в воду, естественно, насквозь вымочив ноги до самых коленей. Я тихо ругалась сквозь зубы - почему, ну почему нельзя было причалить где-нибудь в другом месте? Зачем специально создавать все эти сложности? Хорошо, никто серьезно не пострадал. А если бы?..

Костер и обед, на нем приготовленный, дело ощутимо поправил. Не даром говорят, что сытый человек - добрый человек. Мы жарили и варили мидий, готовили салат из помидоров и морского винограда, Владимир рассказывал истории о том, как привозил сюда итальянцев... В лодку все по тем же камням мы садились уже повеселевшие и готовые на новые подвиги. Но на этот день подвиги закончились. Последняя высадка на нормальной человеческой пристани и переход по лесу до поселка прошли без приключений, и было это одновременно радостно и обидно - я только-только вошла во вкус.

Часть 7. Скиты и СЛОН

На третий день после завтрака за нами приехал автобусный кордон во главе с Олегом - мы должны были отправиться к скитам, расположенным здесь, на острове. Пешком до них не дойти - далеко. Ехали на машинах. С точки зрения физических затрат и приключений на единицу времени это был самый легкий день. И если бы с нами поехал кто-то другой, а не Олег, я бы сказала - самый скучный. Скиты разрушены, а то, что сохранилось от советских времен, полностью перестроено большевиками. Только на горе Секирной, самой высокой точке Соловецкого острова, сохранилась церковь тех времен. Интересна она целым рядом особенностей. Во-первых, алтарь у нее повернут не на восток, как положено, а на север, что обусловлено местностью, на которой расположена церковь. Во-вторых, архитектурно это единственная в мире церковь восьмерик на восьмерике. Конструкция очень своеобразная, хоть и гармоничная; такого нет ни в одной традиции церковного зодчества. И наконец, в-третьих, на куполе высится маяк, освещавший путь к острову с моря. Кстати, церковь эта действительно видна с любой точки Белого моря, если вы находитесь в относительной близости к архипелагу.

Два других скита ничем не примечательны, разве что в них располагались отделения СЛОНа. Собственно, истории лагерного периода и периода Школы Юнг и была посвящена экскурсия. Грустная и трагичная страница истории Соловецкого архипелага. Правда, в изложении Олега - чрезвычайно захватывающая.

Вернувшись в поселок и пообедав, мы уже самостоятельно отправились сперва в Морской музей, а затем - в ботанический сад. Прогулка вышла долгой, но побродить в одиночестве по лесам Соловков было интересно.

Дорога на скиты
[​IMG]

Олег начал экскурсию
[​IMG]

Гора Секирная, вид со смотровой площадки. Снова все в тумане
[​IMG]

Церковь-маяк
[​IMG]

Лестница-спуск с горы
[​IMG]

Часть 8. О покоренной вершине

Ну и финальным аккордом, феерией всего тура стал наш заплыв в предштормовую погоду на архипелаг КузовА, не входящий в состав Соловецкого архипелага, но хранящий в себе множество тайн древнейшей истории человечества. Это путешествие, возглавленное Олегом, осталось в памяти ярчайшей вспышкой эмоций всего спектра от "Какого черта я здесь делаю" до "Вау, как круто!" Начиналось это приключение с двухчасового плавания на маленьком катере "Савватий", который швыряло по морю так, что я всерьез опасалась: доплывем ли? На палубе было очень холодно и мокро, и я решила уйти в каюту. Там было тепло, душно и воняло бензином. Целый час я мучилась от головокружения и тошноты, пока море немного не успокоилось на подходе к островам, и я не рискнула вылезти наружу. Вид мне открылся потрясающий голые, почти отвесные скалы возвышались прямо перед нами. И о ужас, шли мы прямо на них! Добило меня жизнерадостное сообщение Олега о том, что скоро высадка. "Куда? Сюда? На скалы?!" - хотелось воскликнуть мне. Я, укаченная морем, памятуя о недавнем похожем приключении, была в отчаянии. Никто не предупреждал, что в якобы экскурсионной поездке мне придется заниматься скалолазаньем! Ох, лучше бы я осталась в гостинице!

Корабль ткнулся носом в скалу, и нам спустили трап - узенькую, без перил дощечку, протянутую достаточно высоко над морем от катера к скале. По ней предстояло пройти - почти как навесной мост над пропастью. И деваться было совершенно некуда - разве что с позором остаться на борту и глядеть в спину удаляющейся группе. К тому же сам Олег так лихо перебрался на берег, а потом, подпирая эту несчастную доску плечом, каждому подавал руку, что страх перед этим дурдомом ушел. "А, гори оно все синим пламенем!" - выдыхаю я и лезу на трап. Всего пятнадцать шагов - и я на гранитной скале, гляжу, как высаживаются остальные. Первый этап пройден.

Дальше мы в темпе скорого поезда рванули к месту подъема. Там всюду камни, торчат коряги, а еловые ветви перекрывают путь. Идти там надо вдумчиво и внимательно, а мы неслись так, будто опаздывали на пожар. Но это ладно, фиг с ним, дошли. А потом начался подъем, и вот это было уже настоящее испытание. В описании экскурсии говорилось: "Подъем пологий, занимает около 20 минут". Двадцать минут лезть на гору 127 метров - вроде отлично рассчитанное время. К тому же, Олег, инструктируя нас, предупредил, чтобы мы шли не быстро для экономии сил. Гы. И сам рванул вверх торпедой. Путь, рассчитанный на 20 минут, мы прошли за 10. Вместо пологого подъема с удобной тропинкой карабкаться пришлось по почти отвесной гранитной стене, где даже зацепиться было не за что. Крутизна подъема, скорость, заданная Олегом, выбили из меня последние остатки самообладания. Сердце готово было разорваться, воздуха не хватало - казалось, еще шаг, и я рухну замертво. Хотелось, очень хотелось остановиться и сказать Олегу: "Все, оставьте меня здесь, я туда не полезу". И еще начинала тревожить мысль о спуске. Как мы будем спускаться по этой стене? Кувырком? Господи, я на это не подписывалась!

...А люди все карабкались и карабкались. Молча, безропотно. Среди нас были пожилые женщины и довольно полные мужчины. И все они шли. Поэтому шла и я. Пресловутый ли это стадный инстинкт, или мое жизненное кредо "Чего это они могут, а я нет?" - фиг знает. На вершине этой скалы я оказалась в числе первых, с убитым напрочь настроением, взмокшая насквозь, с дрожащими коленями. Но я дошла! Черт возьми, Олег и это заставил меня сделать!

Дальше мы три часа бродили по верхушке плато, слушали рассказы о первобытных людях, понаставивших здесь "летающих камней", смотрели сверху на океан и мерзли на буквально сбивающем с ног ледяном ветру. Особенно прикольно это было в свете того, что я действительно была вся мокрая после подъема. Но экскурсия была интересной, и, как ни странно, настроение поползло вверх. "Вон там, - Олег указывает на темную полосу воды на севере, - начинается океан". Тут меня захлестнула волна восторга. Я вижу Северный Ледовитый Океан! Передо мной все острова архипелага как на ладони! Ради этого надо было, рискуя жизнью, лезть на скалу? Что ж, я готова это повторить.

Спуск вниз дался гораздо легче. Сцепление обуви с гранитом оказалось куда лучше, чем с разбросанными тут и там тундровыми мхами. Пять минут - и мы внизу. Теперь главное и последнее - перейти по доске на корабль, а там все будет уже спокойно и безопасно.

Море за время нашего восхождения утихло, и даже ветер сделался неожиданно теплым. До Соловецкого острова мы доплыли уже без приключений, а попрощавшись на берегу с Олегом, я вдрг со всей силой незримого удара ощутила: вот все и закончилось. И не будет больше этих безумных высадок там, где не может причалить ни одна лодка, не будет мидий, сваренных на костре, не будет историй и вдохновляющих на подвиги походов с Олегом. Четыре дня сплошного возмущения обернулись для меня в итоге лучшим временем в моей жизни.

Вышли в открытое море. Вы не смотрите, что оно синее такое. Погода очень переменчива!
[​IMG]

Вот к таким скалам нас вез катер
[​IMG]

Момент высадки
[​IMG]

В процессе подъема оглянулись назад
[​IMG]

Белое море с высоты 127 м. На горизонте - Ледовитый океан!
[​IMG]

Соловки помогли мне кое-что переосмыслить в системе моих ценностей. Решиться сделать такие шаги, на которые я не могла решиться до сих пор. Олег очень правильно заметил, что острова меняют людей. Всего два дня, как я уехала - и мне уже хочется вернуться. Вернусь ли? Кто знает... Но прежней уже не буду.
You need to be logged in to comment