В лесах Мещерских. Щелчок по носу

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 87

На занятия к Февронии я опаздывал из года в год... Сегодня решил завязать с вредной традицией, пошёл ловить конину за два часа до начала. Сразу скажу - два часа эти растаяли снегом на солнце до десяти лишних минут: кажется, тормозить нынче у меня получается только здесь, на базе, когда тебя не ждёт попутка и не подпирает электричка. И ты ползёшь к коновязи с седлом на плече со скоростью, вдвое меньшей, чем у народа вокруг. Интересно, что народ по этому поводу мыслит?
Зараза Мелкий додумался нырнуть в знатную чачу, намешанную в леваде, и теперь я соскребал с его шкуры мелкие грязевые сосульки. Именно для этого существует недобрая железная скребница с зубчиками, что год назад стребовали с меня Славянка с сестрой. Мелкий дёргал шкурой и пританцовывал. Я особо тщательно прощупал бочину возле подпруги - следов от шпор, слава Богу, не было. Зато шкура потёрлась возел подмышки - никакая натуральная меховушка не спасала. Может, красивая подпруга, принесенная Юлдуз, всё же длинновата? Могу, конечно, достать из закромов старую... только вот, боюсь, меховушка на пряжки наползёт. Ладно, сегодня поедем, как есть, думать уже некогда.
Плац у леса популярностью в народе не пользуется: у ближней к лесу стенки лошади подыгрывают, похоже, принципиально. Вчера я был единственным, кто топтал его после боронения трактором; сегодня на плацу вновь не было ни единого следа - получается, его боронили каждое утро? За столь серьёзный подход я зауважал Кремня неимоверно. Двадцать положеных минут я таскал Мелкого за собой, изображая фигуры манежки; конёнок изображал несчастную клячку и, замечу, у "страшной" стенки не дёргался. Впрочем, разговаривал я с ним неприрывно - мол, это кисик по ограде идёт, это конюх с тачкой куда-то направился, а это коня на лужайку пастись повели: думаешь, я поверю, что ты этого боишься? Уши локаторами вертелись отдельно друг от друга, но этим и ограничилось. Блюдя вежество, бегать на корде мы перешли в бочку; где-то днём раньше работяги Кремня сделали в ней ворота всё для того же трактора, теперь она была идеально ровной... но почему в ней было так тяжело ходить? Не сразу понял - в местном грунте не было щепы, только песочек поверх геотекстиля, и попробуй завези щепу, если войти туда до последнего момента можно было лищь через узкую калитку? С воротами вопрос решат, конечно, а вот сегодня нам придётся вязнуть в песке до упору. Мелкому это тоже не улыбалось, рысь гасла, а, значит, мне приходилось тоже накручивать круги. Ну, и о том, что тормоза на корде у Мелкого предшествуют цирку под верхом, я тоже ни на минуту не забывал. И морально готовился. Как выяснилось - готовился не к тому.
На плац я выехал на десять минут раньше - лучше уж так, чем врываться туда на середине первой рыси. Как-то незаметно подтянулся народ, появилась Феврония; я пристроился в хвост смены и начал пробовать потихоньку разминать коня. Положение вперёд-вниз у меня, вроде как, получалось, и конь, как казалось, бежал вполне активно. Феврония же оказалась здорово недовольна - где, мол, у тебя руки? Им положено быть в десяти сантиметрах над холкой, а они болтаются возле бедра, да ещё и отходят в сторону при повороте. Поставил кулаки, как велено - проклятье, конь тут же перестал реагировать на работу рукой, что отзывай, что нет! Решил посильнее нагнать на повод, даром что ли, шпоры нацепил - выслушал новое порицание: нечего коня на себе тащить! Шагу соответствует одно усилие шенкеля, рыси - другое, галопу - третье, и конь должен их различать. А если не различает или не хочет - у тебя на это хлыстик имеется. Проклятье, а ведь я и не задумывался о дозированности воздействия, по жизни пропихивал до достижения эффекта... Сбавил усилие - конь перестал идти вперёд; несколько отдал повод - перестал держать прямую линию. Феврония и это заметила: мол, конь должен опираться на надёжную руку, которая его не дергает и которой он доверяет... хм, и не висеть при этом на ней? В голове перепуталось всё напрочь, езда рысью получалась здорово грязной, да и шаг был не сильно лучше - когда руки были строго над холкой, Мелкий не сдавал затылок, хоть тресни.
Учебная рысь после такой репризы казалась сущим адом. Феврония, спасибо ей, решила сперва запустить смену галопом - мне это давало шанс, что конёнок вдруг да разомнёт свою окаянную спину и согласится на неё взять. Прошла команда, мы побежали - проклятье, контргалоп. Новый посыл - снова контгалоп, потом ещё и ещё раз! Стало доходить, с чего бы это меня так трясло на галопе последнее время, а конина толком не шла вперёд... Феврония разобралась довольно быстро: я, мол, даю слишком сильное постановление внутрь и, возможно, приотпускаю внешний повод - и у коня появляется шанс сделать первый темп не внутренней, а внешней ногой, что он и делает. Короче, при посыле надо ПРИДЕРЖАТЬ внешний повод и перенести тяжесть на внешнюю сторону - тогда конь должен пойти, как надо. С поводом, вроде, разобрался, несколько подъёмов подряд были с нужной ноги, только вот совсем мне совсем не показалось, что коню стало при этом удобнее: галоп был по-прежнему зубодробительный и коня приходилось по-прежнему тащить на себе. Феврония хмурилась: по её мнению, Юлдуз газит стремление бежать вперёд уже у третьего коня, ругайся, не ругайся - не помогает. Положим, желание бегать последние дни гасил, скорее, я, и это, увы, было заметно. Остаток репризу снова скомкался, когда пошёл ставить опыты с центром тяжести, несколько подъёмов сорвалось раз за разом. Почему-то было крайне обидно плодить ошибки на глазах учениц Февронии, что уселись на лавочке у плаца и громко разбирали по косточкам косяки всей смены до кучи. Мелкий взмок, не понимая, чего от него хотят, я был не лучше.
Собственно, активная часть занятия на этом и кончилась: Феврония надолго отвлеклась на ребёнка на корде, ей было не до моих ошибок. На спину Мелкий на рабочей рыси так и не взял - либо тормозись, либо облегчайся, спасая лошадиную спину, и начинай из угла по новой. Снова я несколько раз поймал Мелкого на закушенной справа железяке - как он ухитряется ТАКУЮ железяку закусывать? Смена свалила с плаца, вместо неё влетела другая; Феврония уточнила, буду ли я продолжать - я отказался: сил особо не было, но, главное, не было понимания, как лечить всплывшие ошибки. Снова ушёл на крайний плац к лесу, там сразу повёл в руках - зачем тратить время на отшагивание под верхом? Солнце клонилось к закату, заметно холодало, и после интенсивной тренировки меня в мокром белье бил хороший колотун... Настроение было весьма поганым. Суставы Мелкого подщелкивали, но без нагрузки щелчки потихоньку уходили: мы сделали уже два укола бонхарена, пока результата не было никакого. И оптимизма это тоже особо не прибавляло.
Ксюшка и К нравится это.
You need to be logged in to comment