Статьи, #RideLikeAGirl. Юлия Братковская о конном спорте в США, ревности и Олимпиаде в 50 лет | Prokoni.ru

#RideLikeAGirl. Юлия Братковская о конном спорте в США, ревности и Олимпиаде в 50 лет

19 ноября 2020 г.

Мы продолжаем рубрику #Ridelikeagirl, которая посвящается роли прекрасной половине человечества в конном мире. Это серия статей о женщинах-профессионалах: о спортсменках, тренерах, коноводах, зоотехниках, ковалях, курс-дизайнерах. Почему они связали свою жизнь с этими необычными (а порой — и типично мужскими) специальностями? Как им удается балансировать между домом и работой? Какие сложности им встречаются? Что мотивирует и вдохновляет?

Сегодня нашей гостьей стала спортсменка, тренер и модель Юлия Братковская. Юлия начала заниматься конным спортом в России, затем несколько лет прожила в Европе, а теперь вот уже несколько лет работает в конной индустрии США. В общем, это одна из самых интересных и вдохновляющих наших историй на сегодняшний день :)

Все фотографии предоставлены Юлией Братковской.

Начало пути

Моя история в конном спорте началась, когда мне было шесть лет. У маленькой Юли диагностировали сколиоз, и оказалось, что доктор «где-то слышал», что для ровной спины помогает верховая езда. Мой папа очень не хотел, чтобы я росла с горбом, и меня отдали в конно-спортивную школу на 6 дней в неделю.

Слава богу, мне это пришлось по душе. Это был 95-ый год, Советский союз уже распался, но спортшколы еще функционировали по заданной инерции – они назывались школами олимпийского резерва, были бесплатными, предоставляли хороших лошадей. Но и выгнать тебя могли запросто: обязательной программой была не только езда, но и вольтижировка, общефизические дисциплины, регулярные теоретические и практические экзамены, и бесконечные «дежурства» - мы седлали и седлали под прокат в Битце… Помню, я еще не дотягивалась тогда, чтобы положить седло на лошадь, поэтому папе приходилось бесконечно дежурить вместе со мной.

Так что начала я заниматься в СССР, продолжила в России. Ох как было больно российскому конному спорту, когда одним днем взяли и выгнали с тренерских позиций всех советских мастеров.. Я так понимаю, мы именно в этот момент и потеряли «хватку» и свои позиции на мировой конной арене – другие страны продолжали поступательное движение «вверх», наращивание опыта и знаний, а Россия зачем-то решила «обнулиться». Но мне тогда было едва ли десять лет, я еще ничего толком не понимала. Но для примера (может кто вспомнит Полога в начале 90-х в Битце?), когда мне было девять, Метельков Федор Васильевич со спокойной душой мог направить меня в двойную систему с выходом 140 см – лошадей тогда передавали от основного состава Советского Союза юниорам, юношам, потом нам детям, потом уже в прокат, так что лошади все знали и нас учили. У меня потом годы ушли на то, чтобы снова 140 прыгать.

Я продолжила серьезно заниматься конкуром через все изменения в стране и в жизни. Таланта хватало, а школа олимпийского резерва заложила нерушимые ценности, трудолюбие и волю к победе (до сих пор с ними живу). Помню были тяжелые зимы, когда сквозь метель и вьюгу после школы пробираешься пешком в Жулебино до остановки автобуса, чтобы доехать до Выхино, чтобы оттуда на прямо противоположный конец Москвы доехать до Планерной, чтобы там еще полчаса на маршрутке до конноспортивного комплекса, и от остановки пешком еще минут десять. Потому что тренер был хороший. Васильев Борис Олегович. Там несколько лошадей отъездить под его грозным взглядом, и обратно на последней маршрутке.. чтобы завтра вернуться. Я сейчас часто это вспоминаю, когда по красивым калифорнийским дорогам и на красивой удобной машине, но все так же – то на рассвете, то на закате каждый день езжу то на конюшню, то с конюшни :) Сильны оказались нормы жизни, привитые СДЮШОР.

Но то была юность, а потом случилась жизнь – кроме того, чтобы тренироваться к призрачному шансу когда-нибудь может быть Олимпиады стало необходимо зарабатывать. Да и весь российский конкур к тому моменту потерял международные позиции настолько, что об Олимпийских надеждах совсем забылось, и я вела прокат. В Останкинском парке. На морозе и в дождь. Нам было весело и дружно, мы любили лошадей и людей, доход получался достойный, и однажды я с папой поехала на пару недель попутешествовать по Америке.

Американское счастье

Мудрый папа (мой горб, кстати, так никогда и не вырос) кроме конного спорта напирал на дочкин английский, да и вообще возил меня "по заграницам", так что Америка, конечно, оказалась удивительной, но все-таки проще чем «без языка». Мы приехали просто попутешествовать, но то путешествие оказалось поворотным моментом в моей жизни.

На одной из красивых калифорнийских дорог, где с обеих дорог бегут бесконечные белые заборчики, а за ними акры полей, где пасутся молодые и старые лошади, и ухоженные конкурные поля с алюминиевыми барьерами (не вмерзшими в грунт даже зимой, хихи) мы остановились погладить лошадей и разговорились с хозяйкой. Через 5 минут я была на лошади. Еще через 5 поняла, что я езжу на одном плацу с действующим Олимпийским чемпионом Will Simpson. Они американской командой только что выиграли Олимпиаду 2008, а я приехала в 2009-м.

Виллу было 50 лет, а мне 20. Я поняла, что я рановато сложила в ящик олимпийские надежды, и что еще лет 30 можно побороться.

Они предложили мне остаться помогать с молодыми лошадьми, насколько хватит визы. Я позвонила подруге в Москву и попросила пока вести прокат за меня.

Это, кстати, нормальная практика, что тебя вот так вот могут взять на временную работу/стажировку за границей, если ты знаешь что ты делаешь. Это называется working student. Только обычно ты все-таки договариваешься заранее, но у меня вот получилось наоборот.

Окончательный переезд и особенности конного спорта в США

Виза закончилась, я вернулась в Россию, где поняла, что, как это ни печально, но уровень конного спорта правда отстал, и если я хочу попытаться развиться на максимум своих возможностей, то надо что-то придумывать и искать возможность набирать опыт за границей.

«Что-то придумывать» в моем случае стало еще двумя (первое было Тимирязевская академия) профессиональными около-конными образованиями – сначала профпереподготовка и потом аспирантура ВНИИК. Их я перевела на английский и другие языки и поехала исследовать Европу.

В общем и кратко – лично для себя я поняла, что в Америке у меня возможностей больше, и, спустя почти 6 лет после того первого приезда, снова оказалась там. И вот.. тренируюсь, тренирую :) В качестве дополнительного источника дохода, да и для души, я стала моделью, которая специализируется на фотографиях с лошадьми, из этого выросло мое креативное агентство @Stable_productions, где мы придумываем и реализовываем всякие интересные фото и видеопроектики с участием лошадей.

Но это уже сейчас, 6 лет спустя. Начало было жестким. Вообще устройство жизни в США и в России - это как будто антагонизмы. Интуитивно очень мало что понятно, нормы другие. И еще дорого ужасно. Одну лошадь свозить на местечковые соревнования на выходные ну при сааааамом сберегательном режиме, когда я сама себе и коновод и тренер и живу в коневозе – выходит около $1500.

И исключительно тренингом лошадей ты себе на регулярные выступления тут не заработаешь. Доход и расход не коррелируются. Оттуда у меня и второй отдельный бизнес, а обычно у спортсменов конечно спонсоры. Но это отдельная история.

Чего я конечно не ожидала, когда только переехала – это того, что конюшни не разрешают приводить своего тренера. То есть я думала буду как в России – ездить одну лошадь там, тренировать двух в другом месте и тд. Оказалось, что тут такой практики (на спортивных конюшнях) нет. Владелец комплекса не хочет иметь 25 тренеров и 200 отдельных частников. Он хочет иметь 5 постоянных тренеров, которые разделят между собой 200 частников и их проблемы, а он будет общаться только с ними пятью.

Таким образом, тренером в хороший комплекс тебя могут взять только при наличии определенных условий, первое из которых – ты приходишь не менее, чем с 10 клиентами.

Это было сложно преодолевать. Мне пришлось всю свою карьеру строить с самого нуля, первые полтора года я ездила исключительно на лошадях, с которыми отказались работать даже местные ковбои в больших шпорах. И брала за это суммы меньше, чем минимальная оплата труда у официантов в ресторанах. Но я сделала себе имя. Меня стали приглашать, просить помочь.

Плюсы и минусы

Что еще из минусов: здесь конный спорт – это в очень маленькой мере спорт. В основном, это элитная показуха. То есть снаружи кажется, что так много людей этим занимается, а на самом деле они не занимаются, они красуются. У них даже специальная такая дисциплина есть – Хантеры, где очень хорошо одетые люди на очень красиво причесанных лошадях преодолевают один и тот же маленький маршрут, а судьи их оценивают за то, как они при этом выглядят.

То есть это вообще не об эффективности. И для меня это было тяжело после России. Ты встречаешь людей, думаешь, что у вас общие интересы, а они на самом деле не общие. То есть тут найти тех, кто реально хочет учиться – это еще надо очень поискать. И как следствие – учить тоже уже давно все перестали. Ну кроме единиц. С ними и дружим.

Из плюсов конечно деньги. В стране деньги есть, и на них покупают лошадей, нанимают европейских специалистов, строят комплексы, развивают технологии и тд. То есть этими деньгами быстро и эффективно сужается разрыв с Европейскими стандартами.

А еще из плюсов легкая посадка. Я на данный момент очень горжусь той смесью систем, которые я применяю к тренингу лошадей и преподаю людям. Из всех этих превратностей судьбы мне, как минимум, удалось вынести лучшее из того, что специалисты используют в разных странах. В Европе и России по-прежнему сидят слишком глубоко, что снижает эффективность, в Америке эти хантеры сидят легко, но они при этом вообще не работают, просто сидят там красиво. А вот при смешении двух правд под определенным углом, как оказалось, получаются очень даже впечатляющие результаты…

Первым легкую посадку в США придумал эмигрировавший русский кавалерист Владимир Литтауэр. Кстати, почитайте, если интересно, я общалась с ведущими (пожилыми) конкурными тренерами США, они все его помнят, учились у него.

И еще из преимуществ Америки, и в частности этой легкой посадки – это то, что она создает намного лучшие условия для эффективности всадников-женщин. Я не хочу тут пускаться в детали, но при глубокой посадке вам фактически приходится проталкивать лошадь сквозь самих же себя, когда при легкой вы «разрешаете» ей двигаться, а значит толкать приходится меньше, поэтому более вероятно, что женщине хватит на это сил.

Если посмотреть статистику, то на вершине конкурного рейтинга в Америке женщин намного больше, чем в Европе, и я думаю, что это одна из весомых причин.

А вот как тренерам всадникам-мужчинам здесь по-прежнему легче, просто потому, что, как я сказала выше, для большинства ( а большинство на уровне начинающих тут, как и везде, женщины) верховая езда - это хобби, и женщины подсознательно получают больше удовольствия, проводя время с тренером мужского пола. Тут точно такая же тенденция в йоге: преподаватель может быть не очень, но если он мужского пола, то его зал будет скорее всего забит.

Влияет ли на мою карьеру то, что я девушка? Влияет. Много раз было обидно, когда хороший тренер видел во мне талант и потенциал и хотел взять меня в команду и на работу, но не мог, и извинялся со словами, что «моя жена этого не переживет». Отчасти именно поэтому я выбрала сложный путь построения собственного бизнеса вместо работы на кого-то в постоянной опасности вылететь из-за чьей-то минутной ревности.

Не эпилог

Так что моя дорога жизни в конном спорте витиеватая и интересная. До пятидесяти по-прежнему есть время, и я продолжаю мечтать об Олимпиаде, надеюсь сложится. А если и не сложится, мне все равно очень дорог каждый шаг на этом необычном пути, я никогда не забываю получать удовольствие именно от сегодняшнего дня и каждого маленького достижения, чего и вам желаю.

Есть у нас в английском одно выражение/команда, которую я уже столько лет изо дня в день и себе, и всем повторяю: «Don’t pull, PUSH!» - «Не тяните, ТОЛКАЙТЕ!» - работает и на лошади, и просто в жизни ;) Надеюсь пригодится ;) Спасибо за внимание.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования
Автор