Дохну и деревенею. Конина - скорее, нет

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 212

До отпуска - неделя, тушка моя разваливается уже серьёзно и, что самое поганое, не хочет уже ничего. Двух выходных на восстановление не хватает явно: даже в воскресенье подняться и поехать к животине получается с напрягом. На прошлых выходных погода была сравнимой... сил не нашлось. Да и общаться ни с кем не хотелось. Со Стариком, замечу, тоже. Но впереди - две недели отпуска, и не факт, что получится пересечься на неделе. Каждые несколько дней разлуки - повод для депрессии у конины, да и вообще надо ценить каждый лишний день... Свою депрессию спустил в сортир. И пусть опоздал на две электрички, к третьей выехал даже с плановым запасом. А меня догоняла туча. На платформе она даже попробовала пролиться, но электричка успешно убежала к югу. Липкая жарища в посёлке безошибочно показывала - туча догонит, дай только срок. На подступах к конюшне началась реальная сауна, но табун болтался в левадах - значит, Колдунья не считала погоду криминальной. Ну, или серьёзно на дождик надеялась.
Серое чучело было в своём репертуаре - левый бок был допустимо пылен, зато правый покрыт, как лаком-аэрозолем, тончайшей серой корочкой от морды до хвоста. Оттащив морду от кормушки с морквой (морда, редкий случай, проявила сознательность и не удрала до конца процедуры), заметил, что и на правом виске потихоньку полез разрастаться лимфоузел... Может, и поэтому не в коня корм. И подпруга на последней дырке, хоть перешивай. В остальном конина вполне себе била копытом. Собрались, вылезли - в каждой леваде по кобыле; Старик тут же рванул вперёд в надежде учинить вальс - я не захотел, побежал рядом. Так вот, рысцой, мы удалились со двора. Старик был сильно удивлён и, видимо, впал в тяжкое раздумье, с чего бы всё пошлО не так - а я в это время без шаманских танцев угнездился в седле. Тяжёлые думы продолжались метров 300; я досылался, а в ответ слышал что-то наподобие "Уйди, свинья, плохо мне!"(С)
Особых мыслей, куда ехать, у меня не было. В общем, и желания не было... Были только домашние наработки, что можно было бы по "зимней" трассе добраться до кукурузного поля, объехать его по кругу, а потом обойти с другой стороны посёлок с церквушкой - но по погоде это казалось далековато. Хотя было легче - пока чистились, пролился удивительно мягкий и медленный дождик, хотя бы пыль прибил. Но сизых туч со всех сторон хватало; на этом маршруте, если что, хоть под деревья уйдём.
Старик проснулся, когда мы, по его мнению, завернули не туда - не в перелесок, а в обход фермы. Великое Дерьмистое озеро лежало в своих берегах - более того, наружу торчали края бетонного резервуара, за пределы которого оно не должно было, в теории, выплёскиваться... На поля вывезли, видимо. Дорога в обход него была, вроде, наезженной, но достаточно твёрдой - и Старик изобразил там очень аккуратненькую рысь; бурьян высотой со Старика, стеной стоящий по бокам дороги, его не смущал. Хватало там и чертополоха: он только цвёл своими лиловыми звёздочками и не цеплялся даже к конскому хвосту. Осенью будет интереснее, если мы сюда ещё забредём: пока эта Зона по Тарковскому с растениями-мутантами радовала не очень. Что-то подозревал и Старик - принюхивался и неодобрительно фыркал. Я попытался разведать старые тропинки: та, что вела на ближний край просеки через засохшую нынче болотину, кончалась тупиком, точнее, стеной бурьяна глубиной метров сто, и ломать её что-то не хотелось; Старик вернулся на дорогу с явным облегчением. Надо было искать дорогу в обход. Старик решительно вкопался, не желая поворачивать вправо, получил шпору в бочину... неправильно получил, ногу так разворачивать нельзя. Пожалуй, надо будет "рязанские" шпоры надеть, у них репеек подлиньше. И - дрожать, что ногу развернёт не туда - ить мы не на плацу, на природе. И вообще - может, я уже доездился на шпоре так, что конина по другому и не слышит уже?
И в березняке тропы травой заросли... Довольно наезженная грунтовка возникла как-то не там, где я думал её увидеть. Колея неширокая - хотя квадроциклы, пожалуй, уже. И тут же зарычал мотор: навстречу нам через бурьян, доходящий до стёкол, ехал УАЗик с кузовом, до отказа набитым зелёнкой россыпью. Ну да, видно, кому-то скот на подворье кормить надо, на "нижнем" поле сейчас не покосишь, а лужайка под ЛЭП, она, вроде, ничейная. Зелёнка странная какая-то, короткая. Ладно, бурьян кончился, и Старику снова захотелось бегать. Бегать получалось не очень: копыта скользили по глине, перемешанной УАЗиком, два раза он здорово присел на зада. Хорошо, здесь ровный участок метров пятьсот, дальше - уклон, и по мокрятине он для Старика не особо приятен. Кстати, здесь и впрямь косили: здорово побитый жизнью пожилой узбек таскал за собой по лужайке четырёхколёсную косилку... на верёвке, как санки. Косилка визжала и плевалась дымом, узбек брёл, отклоняясь вперёд - бурлак бурлаком. Нас он не видел и не слышал. Мы со Стариком зараз пожали плечами и поехали по тропинке вниз: дачный посёлок вкопал там старые газовые баллоны от автомобилей и организовал почти цивильную, но немаленькую свалку - мне пришлось прочесть конине лекцию, что он видел в жизни и то, и другое. Конина спустилась по глине с некоторым трудом, и с трудом почесала через мостик по остаткам здешнего асфальта. Возвращаться этой дорогой не хотелось очень. Подумать, куда деваться теперь - времени не хватило: со стороны посёлка нас подпёрло сразу несколько машин. Дороги напрямик через кукурузу, как раньше, не было - она стояла зелёной стеной. Дорогу налево надо было ещё искать, а эти наверняка сейчас дудеть начнут. Спрыгнул вправо, на маленький заливной лужок возле речки. Там грунтовка всегда была хорошая, и Старик с первых метров порысил, потом и галопом пошёл - и чуть не рухнул, когда снова подвернулись задА. выправился, но зааримил, пытаясь показать, что всё в порядке; мокровато было, всё-таки - и поскакушки я аккуратно свернул. Машины, что характерно, ползли по шоссейке с нашей скоростью - на мобилы снимали, что ли?
Шоссейка потихоньку вылезала к трассе, мы вылезли на шоссейку: была надежда, что между шоссейкой и кукурузой будет, как обычно, тракторная колея, но сейчас она заросла насмерть всё той же лебедой. Заодно лебеда закрыла глубокий здешний кювет - слезать туда с шоссейки я не рискнул. Только куда теперь деваться? Мимо церквушки и в тамошние поля - слишком долго, и, главное, неясно, как оттуда вылезать: там незнакомый высотный мост и знатный антропоген вокруг, в прошлом году я туда лезть не решился. Обойти вокруг посёлка и подойти к кукурузе с другой стороны - это лучше, но тогда домой снова через "зону", а она казалась мерзостной крайне. Ну, либо - через мост по обочине трассы, на старое поле. Когда-то мы так поразвлекались - не понравилось. Но машин, вроде как, было неожиданно мало. Шанс? Старик, похоже, прочитал мои метания через седло - пошёл по обочине рысью. Разумеется, тут же навстречу полетел грузовик, нас качнуло воздухом. Старик, конечно, исключительно храбрый конь - бежал себе, лишь развернув на стальное чудовище уши, но ушёл на поле с явным облегчением. Проскочили странно быстро, нервов, считай, не сожгли - но лишний раз убедились, что таких подвигов совершать без нужды не надо. По крайней мере, сейчас я это вижу так.
Ну вот, мы на родном поле, а куда теперь дальше деваться? Спускаться с террасы вниз не хочется - там комарятник тот ещё, а мы сегодня не прыскались вовсе: всё равно дождиком смоет. Зря: комаров тут не было, вроде, ветерок, но нас атаковали мелкие, здорово голодные слепни - им ветер не мешает. Старик дёргался, прибавлял, но в целом лежал на курсе, а я старался, как мог, дотянуться и прибить очередную крылатую дрянь. В паре мест они присосались серьёзно - до струйки крови по шкуре. Нет, быстрый круг по верхнему полю - и удираем, тем более, что вдохновения всё равно нет. Старик снова прочёл мои мысли и заторопился: мне пришлось подтормаживать его, поднимаясь вдоль лесополосы - сказано ведь "в гору не гони", а если конина сама переть желает? Вылезли на плато - тут побегать я разрешил, и животина тут же побежала "монгольским" аллюром, поддавая задницей вверх и печатая передами. Может, такой аллюр - тоже аритимия, вид сбоку? Сидеть в седле при этом не то, чтобы удобно... Или - меня с больной шеей клинит? Плечи так точно были зажаты, бёдра - скорее, да, а конина с кучей болячек, похоже, под меня ещё подстраивается! Надолго её в очередной раз не хватило: "запаровозил" так, что за гудением машин с трассы слышно было. И с явным трудом сполз со съезда в перелесок на нашей стороне: впрочем, скорее, перестраховался - тамошняя глина смотрелась весьма ненадёжно.
...В перелеске тропинка скрывалась под болиголовом, но Старик привычно вычислял её и норовил прибавить: считай, он уже дома! На подходе к перекрёстку увидели странное - посреди дороги валялось тело мужика, рядом топтались ещё двое. ДТП, и водила удрал? Слава Богу, нет - здорово бухие креативные гоблины на живца ловили попутку до станции.Разумеется, попросили и коня - как же без этого... Я послал, явно неубедительно, но тут возле "мертвого" тела остановилось зубило с таким же гоблином за рулём: убедившись, что тело живое, он разразился знатной бранью. "Креативщики", ясное дело, отозвались, а Старик, оценив богатство жанра, предложил рысь: пока этим не до нас, валим отсюда, всяко спокойнее будет!
Напрасно я думал, что на старом пути, откуда левад не видно, Старик отшагается спокойно: до самых последних метров он тянул, если удавалось, пассажировал, а в родной кювет собрался аж прыгнуть - я вовремя прибил попытку на взлёте. Хотя не могу сказать, что ноздри дулись, а бока ходили: всё это было в пределах, в остальном - надежда на легендарный терской метаболизм. Запихнул в денник, пощупал ноги - холодные. Спина вот - влажная, ну так сколько бегать хотел, да и от слепней страдал. Притащил Колдунью - полюбоваться на правый висок: она ничего нового не нашла, но убедить её в чем-то невозможно, пока она не согласится убедиться сама. Ничего от этого не изменится: иссечь опухоль в этом возрасте поздно уже, не выйдет из наркоза животина. Придётся жить с этим, сколько осталось. Незафиксированный пациент раз за разом удирал от Колдуньи по деннику, потом явился ко мне и торжественно повесил рядом хобот: ты, мол, официальный человек, тебе и гладить! Нежностей хватило ненадолго: едва Колдунья вышла из денника, он наглядно попростил сойти с охапки зелёнки и вообще, зелёнка - смысл жизни, а все люди потом. Ну и Бог с тобой, нахальная животина. Мне ещё надо бы подпруги постирать и содрать хакамору со второго оголовья: в отпуске, подозреваю, пригодится. Впервые(!) за пять лет рассмотрел старую подпругу поближе: она оказалась разборной куда сильнее, чем я думал - а, значит, можно восстановить и полуоторванные петли, и укоротить силовую часть, была бы рядом добрая старая машинка "Зингер". В родительском доме машинка есть... А я зачем-то новую подпругу купил. Осенило - сегодня первый раз за сколько времени, когда я никуда не спешу. Точнее, велел себе не спешить: электрички идут каждые полчаса, за бортом светло - смысл срываться к ближайшей? Вымыл обе подпруги, потом, наконец, занялся несчастными сапогами: вымыл и их, порадовался - пусть потертые, но не рассохлись, работает седельная смазка. Хотел было промазать - пакетик с сапожным кремом исчез, как класс; казалось - знаю, где он лежит, с вероятностью сто! У нас не крысятничают - значит, либо что-то напутал, либо домой унёс. Всякая штуковина, что давно в руки не берёшь, имеет свойство растворяться в воздухе из самого надёжного места. Короче, того, что в руках не держишь, считай, уже и нет - и не надейся на него, либо проверяй заранее, а не когда приспичит. Иначе множество открытий чудных тебе предстоит.
Ксюшка и К нравится это.
You need to be logged in to comment