Перед дождём. Мелкий службу постиг?

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 221

Когда я тронулся в Мещеру, в городе было промозгло и холодно. Дворы многоэтажек прихлопнули сверху тяжелые тучи - казалось, они туманом клубились прямо в пустынных по раннему времени дворах. Это не мешало местным птичкам с писком носиться по своим делам. Писк был не самый знакомый; присмотрелся - трясогузки, чижики, дрозды... Ни ворон, ни помойных голубей. Счёл добрым знаком, но, похоже, зря:паранойя в метро и на вокзале взлетела до небес. Мне пришлось объяснять "голубым клоунам" назначение каждой всплывшей на экране железяки, а на вокзале проходить ренген дважды. Усевшись в экспресс, мне крайне хотелось выпить немедленно, не после полуденной пушки. Только вот именно сегодня у меня с собой ни грамма не было: жидкости на ренгене контра не жалует сравнимо с железом. Именно поэтому я не взял с собою оскареп: жизнь показала, что ошибка была серьёзная.
Поезд полз к к юго-востоку, а за ним неотвратимо полз дождь. Первый раз он заявил о себе на Трёх вокзалах, потом было отстал, всё грозился пойти в Рязани, но окончательно пролился лишь на середине пути до базы; мятая маршрутка потекла по щелям. Дождь был для этих мест странный - неоголтелый, мягкий и очень частый; хвостатое население радостно стояло под душиком, а мне предстояло остаток дня сушить спину мелкой пакости. В конюшне - холодно, как в погребе, а флисовая попона, как назло, висела на заборе... под дождём. Кажется, был не мой день. Дождь прекратился на закате, когда солнце убежало за стену леса и проснулись эскадры оголодавших комаров. Первый день был смазан, впрочем, смазана была и ночь: комары шарились по базе, как у себя дома, а фумитокса у меня, как водится, не было. Всю ночь я в полудрёме гонялся за крылатой дрянью, и на рассвете, наконец, прибил, когда она обнаглела до предела. Наверное, местный воздух помог: с утра я был вполне боеспособен и готов к деловому свиданию с мелкой пакостью.
Мелкий в одиночестве болтался в родной леваде - все его сожители с утра топтали плац под прокатом. В леваде, славной своей непросыхающей чачей, на этот раз звенела сухая земля, и дождь с ней ничего не сделал... Земля была какой-то странно светлой - неужели чачу бульдозером выгребли? От скуки Мелкий был согласен на любую работу, подошёл первым, но при этом косил глазом и показывал, что может и удрать... Надо сказать, энергия из него била ключом: на коновязь он чесал очень бодренько, пританцовывая, отчего-то подпрыгнул в проходе между левадами. Как водится, он поправился на травке: пузо висело на грани приличий, зато радовала шея - мощная, в складочку. Конина лоснилась и выглядела весьма прилично, за что Рябинке отдельный респект. Но всё равно на фоне местного поголовья мы выглядели убого: нынешний конный состав с некоторых пор был весьма и весьма достойным, да и квалификация всадников подтянулась - не мне чета. В какой-то момент захотелось было удрать в лес, но здравый смысл победил: как я сказал, оксарепа не было, а отдельный (и впечатляющий!) оводняк залетал и на базу; желающих ехать в лес я что-то не заметил. Что поделать - придётся позориться, создавать видимость востребованности животины. Почистился, тронулся в бочку: грунт там, в отличие от плацев, средненький, но кордиться на приличном плаце - моветон, так что придётся по центру бочки песок сапогами загребать.
Работа на корде получилась несколько безликой: Мелкий был вменяем и взвешен, пугалок не искал, но и вперёд шёл не особо. Показалось, что он слегка аритмит на несчастный свой правый перед... Вспомнил, что Рябинка первую рысь ничего не просила, да и не только Рябинка. Отстал от конины на десять минут - трусит, бегать за ней бичом по внутреннему кругу не требует, и ладно. Рябинка вот принципиально не бегает. Мне тоже не хотелось бегать по этому песку - и ведь почти удалось. В обратную сторону Мелкий разогнался, вроде, и аритмия испарилась; испарились, как мне показалось, и мерзостные щелчки, что слышны были сегодня на каждый темп: щелчки достаточно громкие. Ох, придётся по осени очередной бонхарен колоть. И. похоже, зря весной не прокололи.
Работать мы пошли на плац: в голове всплыло, что негоже прятаться от жизни в манеже. Прятаться пришлось: по малому плацу разгуливали коровы Хозяйки гостиницы: в принципе, делить им с конями нечего, но мне вовсе не хотелось проверять, годен ли Мелкий в конную корриду. Мы неспортивно зашли на основной плац; там пожилой и очень решительный мужик сурово гонял всадницу по буквам, цепляясь к мелочам настолько серьёзно, что мне стало грустно. Здесь точность езды вообще в приоритете, а тут отрабатывали что-то уж неимоверно точное... Залез; вроде, и стремена выставил привычные, а всё равно показалось, что, как монгол, сижу. Тесно ногам, но отпустишь на дырочку - не облегчишься, проверено. Попробовал на шагу скрутить серпантинчик - Мелкого болтало на курсе зигзагом весьма жестоким, как я не отрабатывал ногой. Стало совсем грустно, но тут на плац посыпалась детская смена. Мешать детям - дело последнее, их и так кони частенько не уважают, а тут ещё кто-то левый плац топчет... Со вздохом тронулся на второй, откуда добровольцы выгнали рогатую банду. В одиночестве - наши соседи работать кончили. Так что на "недружественном" плацу опыт совсем уж чистый будет.
Итак, Мелкий зашагал по плацу, где кони чудесят уже по традиции... И - ничего: уши развёрнуты на меня, никакой реакции на машины, трактора и бредущий из леса народ. Шпоры были особо без надобности - я пару раз показал их, чтобы создать импульс, дальше всё шло само. Затылок сдался и более-менее стоял, хотя время от времени его требовалось ловить; насколько задние уходили под корпус, особо не понял. На шагу отрабатывал старый, еще с Молодого, грех - руки, разведенные шире лошади; надо сказать, извести его получилось, хотя поворот стал заведомо грубее, а радиус его я не смог уменьшить меньше какого-то: лучше всего конь вертелся от поворота моего корпуса, существенно хуже - от ноги, хотя именно так я поворачивал на нём всегда; наши с Рябинкой школы, видимо, расходятся. Но, всё-таки, сигнал на поворот конь слышал и затылок в повороте не вырывал - а, значит, у меня почти получилось. Заодно посмотрел остановку: жаловалась Шелена, что не понимает, как надо. Остановились - как хотел, чисто от корпуса, не набирая повод и почти не работая шлюссом. Всё, как положено, и что ей в этом не нравится? Или - просто повторить не может?
А мне бы теперь на рыси это всё повторить... Просить у Мелкого рысь мне, оказывается, не хотелось: именно на рысь приходилось большинство его поганок в разные времена. Помнится, и здесь, на этом самом плацу, он улетал от "пугательной" стенки, так что приходилось исходно ехать со шпорой во внутренней бочине, и пытался вынести в технологическую калитку посреди длинной задней стенки... Сейчас было что-то не то: Мелкий очень честно бежал, согнув шею красивой бараночкой; несколько за поводом, но и Бог с ним. Густая вороная грива, продёрнутая Рябинкой, очень хорошо смотрелась на блестящей светло-гнедой шкуре; а в гриве появился второй седой волос, вот как. Итак, конь бежал хорошо, а вот мне определённо казалось, что я, облегчаясь, болтаюсь где-то спереди, на плечах несчастной конины и сажаю её на перёд. Назад уйти хотелось очень - я старался, ясен пень, но всё это был неестественно, а поэтому неправильно. Что-то перещелкнулось само ближе к концу репризы: я вдруг почувствовал, что еду правильно, не прилагая к этому особых усилий - интуитивно попал в ритм, что ли? Главное - бежал равновесно, с заданной скоростью, не таскал и не тормозил, а скорость, если что, можно было подрегулировать шлюссом. Из хорошего - руки на месте, что и требовалось доказать. Из плохого - манежка далека от идеала, ни одного ровного вольта. Конечно, поснимать бы это всё, и лучше на видео, да некому.
На шагу между рысями Мелкий начал скрипеть трензелем. Надо сказать, что неделей раньше ему вырвали волчок, красовавшийся справа ровно посередке беззубого края.То-то он прихватывал железку справа и скрипел ею с первых метров считай... Волчок выдернул местный коваль - видимо, правильно, сегодня было всё тихо, но скрип раздался ровно тогда, когда я отдал повод. Поднабрал, пошевелил, выслал на повод - в ответ тишина. Отдал повод - снова зубы по железу зашкрябали. Дело ясное: конине скучно. Раньше она могла подыграть от воробушка (ну, а летящий по воздуху пакет - дар судьбы, находка), теперь вот так развлекается. Лечилось это способом старым, проверенным - имитацией работы. В манеже прокатит, конечно, а вот на природе как? Рябинка, кстати, поделилась наблюдениями, что с природы конь старается побыстрее смыться домой. Кстати, в процессе смывания Мелкий познакомил её с коронным приёмом - пируэтом на полусвечке с последующим переходом в галоп. Или у этого пируэта своё собственное название есть?
Вторую рысь я истратил зря: на спину Мелкий так и не принял, хоть и бежал по-прежнему честно, стоически перенося даже слепней, налетевших на запах из леса: их было немного, но повод сорвать работу был вполне себе. А конь бежал равновесно и затылок себе сдавал... Впереди был галоп, и там вопросов хватало. Первый вопрос снялся сразу: выслался Мелкий с первой попытки, только вот контргалопом, увы. Что "сейчас бегают", конь понял, поднимался в охотку раз за разом, и, раз за разом - не с той ноги. Вспомнил некий приём найденный в Сетке, перед посылом слегка отодвинул конский зад от стены - и получилось тут же! Раз, два, три - всё стабильно. Досылаться, всё же, стоило: возник "тормозной" поворот, дело обычное, но проходился он несложно - до коня нужно было просто донести, что мы всё ещё бегаем. Он не пёр на рожон - мол, здесь вкопаюсь, и плевать, что там сверху этот рюкзак дёргается. А потому, если я пропустил посыл - обидно не было: сам виноват, не конь. Ложечка дёгтя, всё же, была: собраться на галопе не получилось - Мелкий бежал ровно, в общем, довольно коротко, но со скоростью, что задал сам, и башка при этом была в каком-то непонятном положении, где-то под сорок пять к горизонту. И отзывать, а, тем более, сократиться у меня не получалось, замечу, прибавить - тоже. Одни вопросы сменились другими - и их только через месяц придётся решать. Что ж решим... Когда ещё раз сюда попаду. Если попаду.
Когда мы отшагивались, на плацу появился тонкий стройный парень на столь же изящной лошади, и после короткого прошагивания полетел темпованой учебной рысью. Сидел парень по-испански, немного голову в плечи, но так и Нуно Оливейра ездил, и не только он, а адепты прогнутой поясницы могут лесом идти. Я залюбовался органичностью дуэта: вот она где, правильная выездка... у меня ни умения такого нет, да и коня, пожалуй. Привык не работать спиной на Старике: он несёт тебя мягче какого-нибудь пасо фино. Так, глядишь, спина одеревянеет потихоньку, и уйдёт он - к другому не приловчишься, пожалуй. И придётся тогда переквалифицироваться в драйвинг. И какого вот хрена мы на упряжные дела Мелкого большущий хвост положили?
...Мелкий был честен до самого последнего метра - не подыграл ни на отшагивании (любимый его приёмчик), ни после, в руках: дело доселе невиданное. Какая-то дрянь, пусть мелкая, вылезала из разу в раз. Сегодня не было ничего: может, регулярная работа тому виной, может, подрос, наконец, дурь ушла. Ну, и про Рябинку забывать не надо: её работа здесь, пожалуй, первая. Наконец, появилась дисциплина - и не выборочная, а для всех. Хотя он тут Шелене представление устроил... не знаю. Подо мной конь был честен и делал всё, что я мог попросить. И поблагодарить особо нечем: сухарей в карманах в этот раз было не густо. Торжественно повесил в леваде Мелкого кристалл гималайской соли; Мелкий вертелся вокруг, совал хобот под руку, а, когда понял, что это такое, и вовсе меня оттеснил - а я стоял на ограде и ещё не завязал последний узел! Зашатался, взмахнул руками: Мелкий на пол-левады улетел, но тут же вернулся назад. На свободе он был необычайно подвижен, готов немедля сорваться и бежать. А ещё он показался неожиданно, непривычно высоким. И подумалось вдруг, что общение с ним на свободе и вовсе мимо меня прошло.

[​IMG]
Ксюшка и К и Madina нравится это.
You need to be logged in to comment