Поход выходного дня. Ещё одну галочку ставим!

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 326

В этот день я опоздал на электричку за час с небольшим до её прихода: МКАД в южном направлении стоял вмёртвую, и добежать до метро, ехать в обход, времени уже не оставалось. Кажется, нет альтернативы этому метро... да, три(!) пересадки, к тому же постылый маршрут, по которому на работу еду - зато есть некая гарантия, что электричка не покажет хвост. Интересные дела: Собянин строит дороги, мосты и развязки, а дорога поверху до электрички, что года три назад занимала 45 мин от порога дома, теперь до полутора часов дошла, и то, если без внеплановых пробок. С пробками можно не уехать вовсе. Поэтому - нелюбимое метро. Кстати, о метро задумались даже такие наши автофанаты, как Ника с Тангаром - им-то ещё на север Москвы пилить! Тангар уже разведал вариант с электричкой и метро без пересадок. Да, это крайне важно, что без пересадок. Подземная Москва очень здорово давит - я это выучил на своей шкуре, когда мотался в конюшню Рокера, с юга на север. И носился там, как птичка божья, и всё равно ничего не успевал сделать толком. С опозданием на электричку я и сегодня рисковал ничего не успеть. Впрочем, некий плюс был и здесь - девоньки загнали табун раньше, чем я сунулся к Кадру со щетками; когда конюшню заполняет дюжина дам в свободном полёте, на крыльях любви он может и по ногам прогуляться. Хотя, допускаю, извинится потом.
Пищевая депрессия у Старика явно кончилась: он мигом схарчил первую порцию сухарей и полез мешаться, чтобы я поскорее вручил добавку. Тактика у него неизменна: приходит хобот, втыкается между мной и бочиной. Если в хобот ничего не загружается, он начинает крысится, стучать зубами, а потом охотиться за руками со щёткой. Если врезать щеткой в хобот, возникает натуральная обида. Тяпнуть, если помните, может запросто. Думаю, именно для этого он в своё время и тяпнул, вумник, только доигрался пока только до того, что чистить его я стал на верёвке. За каждый сантиметр верёвки теперь идёт скрытая борьба. И кондиции конины мне не понравились. Да, уже две недели как её здоровье радует - он держит нагрузки почти стандартные: сильно лучше стала дыхалка и, к удивлению, координация, перестали спотыкаться многострадальные задние ноги. Но сейчас ему, похоже, становится велика его обычная 50-сантиметровая подпруга. А, так как пуза нет, она начинает съезжать назад и тащит за собою седло. Переседлался два раза - не помогло. Видимо, придётся думать о подперсье. А резиновое подперсье, проклятье, осталось на Клинско-Дмитровской. Что-то многовато там барахла осталось... ну так сам виноват, свалить поскорее хотел.
Население из левад, как я уже говорил, рассосалось... нет, в левой леваде маялся бездельем Молодой: носился по длинной стенке, в углу совал шею промеж слег, размахивал ей, потом бежал в соседний угол и там снова совал шею за забор... Всяческой чужой дури Старик готов подыграть завсегда, но сейчас он с деловым видом проследовал со мною за угол, к "стремянному" бетонному блоку. Когда мы объезжали по кругу леваду, Молодой прибежал и туда; Старик молча прошагал мимо, демонстративно вбивая копыта в лужайку. На него не похоже крайне; может, издевался над соперником, пустым местом его объявляя? Пойди его пойми. В полном спокойствии мы вылезли на шоссейку и тронулись к привычному уже мостику. Если честно - пилить на это поле в очередной раз казалось здорово скучным; но сейчас воскресенье, время не ограничено - что мешает проползти через дачный посёлок в дальние поля - где я уже был осенью, по ерунде сбился с ориентиров и потом в темноте вылезал через старую центральную усадьбу совхоза? Если дорога через канаву, что видна со спутникового снимка, и впрямь существует, это получится без особых петель... Если нет - придётся делать вокруг дачного посёлка изрядную петлю - но об этом будем думать на месте.
Старик, паршивец, ухитрился впасть в медитацию, шагая по обочине шоссе... Когда я намекнул, что пора бы слезать на поле, он именно что ухом не повёл (метафору в полном объёме поймёт именно конник). И на нормальный шенкель ответа не было - брёл себе, как бредётся, а съезд вот-вот кончится; что ж, лови шпору - сам напросился. Конь проснулся и был здорово недоволен - не провернулся вокруг внутренней ноги, а боковым движением выскочил на проезжую часть; машина, знамо дело, на горизонте была. Без особых сантиментов я пропихнул Старика на съезд; тот обиделся, спрыгнул и пошёл рысью, из принципа не беря на спину. И вот сейчас я добился истинного компромисса между строевой и учебной рысями, который так долго мне не удавался: вышло и центр тяжести от спины не убрать, и стремена не нагрузить, и приземляться на спину, по крайней мере, контролируемо. Видимо, так было правильно - конь уверенно чесал вперёд, зад не заносило, ноги задние не спотыкались ни разу. Не снижая скорости, он перешёл с грунтовки на след квадроцикла в высокой траве: и вслепую вполне уверенно бежал! Я долго ждал, пока он "запаровозит" - и не дождался, у первого овражка притормозил чисто по ограничению времени. Конь сопротивлялся - ему было мало! Наконец, зашагал - и тут же подпрыгнул от вылетевшей из кустарника куропатки: она отчаянно молотила крыльями, перья при этом резко щёлкали. Во какая живность в этих местах живёт; куропаток до этого я разве в Мещере встречал. Следующий луг напроход, как вечером, не пошли ,обошли вдоль речки по невысокой тоненькой травке. Наш курс пересекла внушительная серая цапля - Старик посмотрел, и даже не вздрогнул. Ближе к концу поля он и вовсе заснул - сильно не захотел поворачивать, когда наша дорога направо, в кусты уходила. И чего это с ним сегодня? Хотя - проснулся потом окончательно, больше не дурил.
Край следующего поля, где мы на трактора наткнулись; поле распахано (почему в июне, озимые какие, видимо?), вокруг пылища, зато хорошая дорога по краю. Сделали здесь ещё одну рысь, такую же длинную - Старикова дыхалка снова выдержала. Здесь ещё в прошлый раз мы наткнулись на гадость: какие-то уроды развешивали полиэтиленовые мешки с мусором прямо на кустах. Иная лошадь подыграла бы, наверное... Старик напрягался и оборачивался ко мне - что, мол, это такое? Я громко и уверенно отвечал "Вижу", после чего конь терял к мерзости интерес. Потом, если на пути попадалось что-то непонятное, я говорил "вижу" первым - и это помогало великолепно. Чуть в дачный посёлок рысью не влетели - а там ведь остатки асфальта. Через посёлки ездить не люблю: слишком скучены они и слишком другая там жизнь. Этот ещё ничего был, но - всё равно. Канава возле него была и впрямь засыпана, спутник не солгал. Лес, где прячутся вояки, поворачивал за ним к северу; кажется, я начинал узнавать места, где мы бродили по осени. Вон правее нас странный перелесок клином - мы смотрели на него, с трудом найдя мостик через канаву посреди дачного посёлка. Сейчас нам туда не надо: сколько раз я дорогу по спутниковой карте прикидывал. К этому клину, по идее, нами надо - тем более, что через товарный луг туда очень хорошая грунтовка идёт. Хотя нет - жестковатая, засохло всё; пришлось слегка пободаться, чтобы конина по травке, промеж колей чесала.
Вдоль леса сделали короткую рысь - убегали от слепня, здоровущего и наглого.Поехали сегодня без оскарепа (кончился - на конюшне не было ни грамма!) , три поля проехали - всё было тихо, и вот, на тебе, мессершмитт. Слепень не отставал с полкилометра, с мерзким жужжанием закатывал виражи в нашей задней полусфере. Быстрее нас летел, сволочь. Я уже решил было тормозить, как есть, но мы, наверное, за его территорию вышли. И луг кончился - после выраженной искусственной канавы стеной встал ячмень с бронзовыми тугими колосьями. А нам ведь - туда... Немного левее нашлась тракторная колея в нашу сторону - прямо через ячмень. Добро! Занятно, что Старик, нет-нет, да и срывавший метелки с травы на лугу, ячменем не интересовался вовсе: может, знал, что такое ость? Шелест ячменя на тёплом ветру ему, похоже, не нравился, но он честно терпел такие мелочи. Впрочем, слегка порысить пришлось и здесь: ещё один слепень привязался. Четвёртая рысь: дыхание нормальное. Я начинал верить в чудеса.
Значится, так: по курсу дачный посёлок, на ближней околице которого должен быть переход через канаву, доступный для машин. Говорите, канава? Слева с нашей грунтовкой сходился вполне себе пруд - шириной метров двадцать, хоть на резинке плавай; воды не видать из-под ряски, блестевшей на солнце зеленью. Без мостика - никак. Дорога проходила по плотине этого пруда, и она была перекрыта добротным шлагбаумом, сваренным из нескольких двутавров, закрытым на висячий замок на цепи. Старик под ним проходил, пригнув башку, я - нет. Слезать было лениво, я изобразил необычайно корявый вис, и всё равно пробороздил шлагбаум верхним плечом: тот зазвенел в три голоса, но с матерями никто не выскочил - видимо, прокатило. Хотя могло и не прокатить: на той стороне возле своей дачи сидел на лавочке монументальный мужик, вокруг него нарезали круги две немаленьких немецких овчарки. Они попёрли к нам с явным интересом - впрочем, мужик их отзывал тоже не особо решительно. Старик собак не боится, но как поведёт себя, если они впрямь полезут кусаться? Объяснил ему, как мог, чтобы он шёл, как идёт. Собаки молча шли за нами след в след метров пятьдесят. Экзамен на выдержку Старик в очередной раз сдал на отлично.
За посёлком мы оказались на скошеном лугу, впереди виднелась шоссейка, к который нам надо было попасть... Впереди и левее - вроде как дачный посёлок, вдоль которого мы осенью ехали в обратно. Надо бы к нему, и, вдоль проулка, на шоссе. Луг скошен, можно резать прямо по нему. Прилетел порыв ветра; Старик внимательно принюхался и заорал - громко и непривычно басовито. Мне показалось, что из глубины дачной застройки раздался ответ - или, всё-таки, эхо? Замолчав, наконец, Старик пошёл прибавлять неспешно, но неумолимо: тьёльт, рысь; на автомате я чуть было не сократился, но тут в голове пронеслось - где ж ещё делать галоп, как не здесь, на скошеном лугу? Я дослался правой ногой - и ударился лицом в стену встречного ветра. Конечно, галоп был средний - быстрее я не допустил бы, но и этого хватало. Задышит - прервёмся тут же. Тёмная лента кустарника у шоссе всё приближалась, а дыхание оставалось спокойным - слышались только удары копыт и свист ветра в ушах. Ага, виден съезд, он нам годится... С некоторым трудом перевёл коня на заминочную рысь, пока ещё не кончился луг. Старик изображал, что может бежать и дальше. Впереди ничего интересного: мостик, ещё одно поле, трасса районного значения, а там уже спуск на до боли знакомое "нижнее" поле с его дальнего конца. Неблизко, но уже обычно. Почти.
В прошлый раз я пропустил момент, когда надо было сойти с шоссейки на поле, а потом шоссе по насыпи пошло - и кювет по ней был зело не добрый - и пилили мы по обочине с километр. Значит, сейчас слезать надо на ближайшем съезде, другого может и не быть. Съезд был, но крутой здорово: трактора-то съезжали, но Старик решительно объявил, что туда не полезет. На этот случай у меня есть шпоры, конечно... но зачем? Спускать коня на заднице - мы что, в троеборье записались? Аккуратненько осадил - но в Старике проснулась досада, вместо осаживания он учинил поворот на заду, вылетев передами на проезжую часть; там, разумеется, катила машина. Стащил коня на обочину, примитивно набрав повод. Этого не понял - ведь по его всё получилось, зачем бузить? Хорошо хоть, в пятидесяти метрах нашёлся съезд поприличней - и он действительно был последним.
Наша шоссейка, наконец, уткнулась в местную трассу. Нам бы перейти, и спуститься до края оврага... повернул не туда. Тракторная дорога в том направлении шла правее, я повернул налево, и был неправ: поле за трассой было засеяно тем же ячменем, и спуска на него не было - наоборот, оно тоже было окопано своей канавой. До самой остановки у края нашей рощи пришлось обочиной ползти. Лишь возле рощи нарисовался съезд направо: грунтовка там шла под уклон, и сейчас Старик спускался с некоторым усилием; после галопа он явно подустал - всё это время рыси не просил. Да и споткнулся на простеньком спуске пару раз - тоже сигнальчик. Перепрыгнули ров по краю поля, разъезженный здесь машинами, теперь - спуск, довольно противный, глинистый, но хорошо знакомый... Старик резко замельтешил и прибавил - что происходит? Ага, вокруг - целые эскадры комаров, оголтелых, как где-нибудь в зоне БАМа: они будто самозарождались прямо на белой Стариковой шкуре и немедленно впивались до крови. И хоть бы одна какая зараза лопала меня; всё доставалось коню, он - теплее. Старик дёргал шкурой, вытирал морду о переда... надо бы помочь, отряхнуть, куда можешь дотянуться - а кто будет повод держать, чтобы конь не посыпался по глине?! В таком виде мы свалились к "пикничной" березе, и тут Старик объявил, что будет рысить, хочу я этого, или нет. Не хотел, конечно - но что толку отшагиваться, если конина от комаров дергается? Ладно, побежали, но коротко. Я вертелся в седле, дотягивался чуть ли не до ганашей. На шее появились кровавые кляксы от раздавленной нечисти. Рысью забежали в горку; вот тут Старик "запаровозил", шумный выдох мешался с фырканьем и кашлем: комары залетали в ноздри. На верху комаров было не меньше - ещё и ветер, как назло, к вечеру стих. На полдороге до блока поперек курса пробежал молодой лис - худой и облезлый. Он присел, несколько секунд разглядывал нас, а потом за мгновение растворился в высокой траве на опушке рощицы. Старик на него не отвлёкся вовсе - пёр к дому, терпя комаров, но чем ближе мы подходили к жилью, тем, казалось, их было больше. Пограничный блок зарос бурьяном, заодно и кювет: я толком не понял, как мы проскреблись мимо него к шоссейке. Перескочили, спрыгнули. Рощица на нашей стороне сплошь заросла болиголовом: тропинка скрылась под ним целиком, но Старик знал её наизусть и ломился через белые заросли - скорее домой, прочь от крылатых тварей! В рощице было видно, что вечер недалёк: среди берёз лежала густая тень, среди которой звездочками светились соцветия. Отстали они от нас только на газончике, на нашей стороне перекрёстка, возле силосных ям. Старик устал, хотя, больше, похоже, морально - подрыкивал и играл трензелем. Поддерживать его на съездах поводом приходилось уже серьёзно. Етественно, пришлось отшагиваться в пустой леваде: я слез,а местные комары вцепились в обоих. Жеребцовское начало, что удивительно, не сдулось: мне пришлось оттаскивать Старика от соседней решётки, а потом уворачиваться, когда он влетел в свой денник, как тот ещё тепловоз. Вальтрап (новый, только что привезённый из дому) местами подмок, но несильно - может быть, это вообще реакция на комаров была. Поход выходного дня конь выдержал очень достойно; Колдунья объявила, что это её заслуга - последнее время, мол, они кордят коня каждый день, он не только самовыгуливается, понтуясь на соседа-жереба через коридор безопасности... Допустим, так. Худоба напрягает, и сильно. Но конь-то в очень приличной для себя форме! А ещё мы закрыли полугодовой должок по исследованию окрестностей. Не думаю, что будем ездить туда регулярно - напрягает и дачный посёлок, и обочина шоссе. Всё меньше неразведанных окрестностей у нас остаётся. На старом поле делать нечего - комары. А на новом поле, за мостиком, пусть и идеально ровном - ещё в прошлый раз было невыразимо скучно.
Ксюшка и К нравится это.
  • Ксюшка и К
  • Innokenty
You need to be logged in to comment