Путешествие. Часть шестая. Битва при Ватерлоо.

Опубликовано Unicorn в дневнике Дневник Unicorn. Просмотры: 174

Утром встали вовремя, начали готовить еду, позавтракали, поговорили, начали собираться, глянули на время.. Было около восьми утра. Сбор – в восемь. Как мы так умудрились напортачить со временем, мы так и не поняли. Выпучив глаза, мы начали носиться где-то между лагерем и денниками наших лошадей, пытаясь срочно собраться. Я была еще не до конца обмундирована, лошади не собраны.. Заняло у нас это все минут 15, но на сбор мы опоздал. Наш полк услужливо ждал нас на тренировочном поле. Надо же, но никто не сказал ни слова. Командир молча, как ни в чем не бывало, остановил полк, подождал, пока мы займем места, подтянем подпруги и сделаем себе стремена, после чего скомандовал «шагом». На лицах у наших боевых товарищей не было написано ни упрека, ни досады. От этого нам было особенно стыдно…
А тем временем мы направлялись к полю боя. Шли мы туда долго, колонной по два, а порой и по одному, растянувшись вдоль дороги. На всем пути были ограждения, машины проезжали медленно и аккуратно. Когда нам надо было проехать через дорогу, Командир выезжал на проезжую часть, поднимал ладонь и автомобилисты останавливались, пропуская нашу колонну. Не знаю.. Было в это действе что-то завораживающее. Не осознание своей важности и превосходства, нет.. Будь мы пешими и без мундиров, автомобили тоже остановились бы. Такая там культура Вежливости. Но было что-то.. Прорезание пространства-времени, не иначе.. Это не передать словами.
Дорога заняла много времени, хотя бы потому, что где-то на пол пути мы встали, уткнувшись в хвост колонны реконструкторов, пытающихся попасть на поле. Простояли мы долго.
Конь у меня стоял неплохо, но все время норовил потереться мордой об круп впереди стоящей лошади. Как потом выяснилось, на лошади восседал отец нашего Командира.. Когда мужчина заметил, что делается, он укоризненно покачал головой и что-то сказал на французском. Я глянула на круп – он был весь измусолен и испачкан слюной и пеной моего коня. Мне ничего не оставалось, как покраснеть, опустить глаза и виновато пожать плечами.
Я так и не поняла, серьезно он возмущался или пошутил.. Ну да ладно. Зато все оставшееся время у меня было занятие: держать морду Кьесто и предотвращать очередные попытки почесаться о круп вороного.
Тем временем мы все стояли. Удивительно, но, несмотря на шестичасовую езду в субботу, в воскресенье мышцы не болели. Можно меня поздравить: организм смерился с тем, чем я занимаюсь и положение в седле стало для него таким же естественным, как и стоя на своих двоих.
Единственное, что меня беспокоило – это ступни. Странно, но во время езды, когда я сохраняю правильную посадку, ступни как-то очень уж сильно выворачиваются. Происходит это не произвольно: к правильному положению ступней при езде я привыкла и держу его автоматически, не замечая никаких неудобств. До тех пор, пока ступни не наливаются свинцом, а на левой ноге немеют пальцы %) Пока стояли, была возможность вытащить ноги из стремени и размять ступни. Мммммм.. Ощущения незабываемые! Когда медленно вытаскиваешь и распрямляешь ногу, а лодыжки прям таки буквально стонут от боли.. Боль, конечно, не смертельная, абсолютно терпимая, но ощущения…
Наконец, двинулись дальше, повернули на какую-то тропку и перед нами оказалась трибуна, возвышающаяся над нами грозной тенью. На трибуне зрители стояли и смотрели на прибытие войск. Все радовались и улыбались. За трибуной и перед ней раскинулось поле. Поле, усеянное овсом. Зеленым овсом, колосья которого поднялись высоко-высоко, достигая пояса стоящего на земле человека, а порой и больше. Не успела я восхититься видом, как мы, к моему великому изумлению и неописуемому счастью, повернули на поле и зашагали среди колосьев………..
………………
Мы шли по полю, впереди чуть справа возвышался огромный холм, на котором на высоком постаменте возвышался лев – символ Ватерлоо, огромный, могучий лев.
[​IMG]
Мы шли, вокруг нас смыкалось шелестящее море зеленых колосьев.. Все вокруг, насколько хватало глаз, было усеяно овсом и все войска: артиллерия, пушки, пехотинцы, кавалерия – утопали в этом зеленом незабываемым морем.
[​IMG]

[​IMG]

[​IMG]
Те, кто хоть раз в жизни скакал по полю на лошади, должны знать, как это великолепно.. но здесь же, целое зеленое море, ровное-ровное поле, уходящее под уклон, а затем снова поднимающееся на небольшую высоту.
Восторгу моему не было конца.
[​IMG]
А тем временем началось действо.
[​IMG]
Нам скомандовали разойтись, мы по одному встали, растянувшись по полю, прямо напротив противника. В этот момент грянули пушки. Наши с Ольгой кони волновались, но в целом нам удалось сохранить общую картину. Через какое-то время Командир скомандовал отступления, махнув рукой на себя. Я развернула коня и мы первый раз промчались по этому полю галопом.. Ольга потом доказывала мне, что смотрелась я не хуже других и с моей посадкой все было нормально. Может, оно и так. Вот только по ощущениям, я не сидела в седле в принципе. Мало того, что конь шел своим бугристым галопом, напоминая оседланную волну, так он еще и не сразу свыкся с грунтом, так что прыгал через все что можно. Из-за колосьев не было видно земли и он старался перелететь через любую ямку, ну а уж когда впереди показалась протоптанная по полю, коричневая (а потому ярко выделяющаяся) дорога.. Мысль была одна: сейчас полетим. Мой конный нюх меня не обманул: Кьесто, узрев какое-то непонятное изменение в общей картине, на долю секунды притормозил перед тропой, после чего прыгнул. Я прыгнула вместе с ним. Над седлом %)
В общем, так мы и скакали, пока не нагнали полк. У меня было впечатление, что я на каждом темпе подлетаю над лошадью минимум на полметра, после чего ныряю вниз, и снова подлетаю… Но со стороны, говорят, заметно не было. Значит здорово. Но ощущения.. В общем, посадка моя за эти дни укрепилась здорово, потому что я изо всех сил старалась как можно сильнее и плотнее «обнять» свою лошадь ногами, дабы создать впечатление гармоничной езды, ну и перестать выпадать из седла наконец.
Надо сказать, что когда я первый раз проехалась на этой лошади, у меня впервые за долгое-долгое время (а может и вообще впервые), возникла мысль, что на нем я могу не усидеть. У меня, которая сидела на всех козлах, которая падала, но совершенно ожиданно и не паникуя по этому поводу.. У меня. У меня была мысль, что я с него полечу.
Тем не менее, у меня не возникло мысли отдать лошадь Ольге. Ни за что бы я этого не сделала. Да, была бы задета гордость и может это плохо, что я руководствуюсь этим, но… задет был бы профессионализм и.. что-то еще. Я могу струсить. Я могу побоятся сесть на страшный аттракцион, могу побоятся полезть на хрупкое деревце.. я много могу побоятся. Но отказаться от проблемной лошади… Есть в этом для меня что-то свое. Я всегда выбирала самую строптивую лошадь из тех, что мне давали. Причем мне редко доставалось, лошади вели себя спокойно, но сознание того, что лошадь может взбунтовать, грела душу. Мне нравится справляться, мне нравится договариваться. Причем я не буду лошадь бить, я не буду гонять, я не буду доказывать ей превосходство. Все наслаждение в том, чтобы усидеть, усидеть спокойно, не раздражаясь, поставив себя наравне с лошадью. Доказав ей, что я сильна, а значит со мной можно сотрудничать. Сотрудничество со мной не опускает лошадь, не является ниже ее достоинства. Не знаю, но пока ощущения такие. Ведь если лошадь с норовом, значит она уверена в себе. И ломать ее нельзя ни в коем случае. Просто поднявшись в ее глазах ты станешь ее сотрудником, ее товарищем. А это чувство дает очень много. Это очень большая помощь.
Я люблю таких лошадей. Наверное, потому что сама такая же. Со мой многие могут не согласиться.. А я не соглашусь с ними %\
[​IMG]
Таким образом Кьесто остался со мной. И он меня выручил так, как не выручила никакая другая лошадь. Я смогла не только на нем сидеть, но и выглядеть достойно. Он старался помочь мне.
А тем временем мы прискакали к полку. А повсюду уже кипел бой. Войска утопали в колосьях, пехота передвигалась красивыми стройными рядами, гремели пушки и ружья.
Смотрелось все шикарно. Настолько простроенная и наглядная картинка. Жило все поле. Пока пехота наступала, конница перестраивалась, готовясь к атаке. Все повороты, перестроения и наступления.. Все по плану, все красиво и точно.
[​IMG]
Большую часть времени мы простояли наверху пригорка, откуда открывался замечательный вид на все поле.
Атаки были замечательные. Единственное но, которое меня смущало – это человек, который скакал передо мной на лошади. Каждый раз, когда мы шли в атаку, он тормозил и продолжал идти рысью. Видимо он не хотел атаковать, но, млин, надо же думать головой, что сзади идут лошади, которые намерены пойти в атаку. В итоге мы с Кьесто всегда тормозились об него. Я, конечно, пыталась его объезжать. Но как раз это Кьесто делал с большой неохотой, так что, когда нам все уже удавалось его объехать, весь запал терялся.
Но все равно было здорово, мы бились, после чего слышали крик нашего командира и отступали.
Несмотря на тормоз впереди, меня все равно запомнили, ибо если Кьесто удавалось разогнать, то он летел стрелой. Что там стрелой! Быстрее ветра!
И вот в один прекрасный момент я решила не упускать случая и, когда мы должны были отступать из середины поля, я не стала придерживать коня и он рванул.
Летели мы великолепно, быстро и красиво. Пока Катя не подняла глаза и не посмотрела вперед. А впереди, прямо перед нами шел в атаку еще один конный полк французов, а мы с Кьесто летели прямо на них.
Картина маслом… Кинув саблю на темляк, я вцепилась руками в повод и попыталась отвернуть коня.. мне это удалось. Прямо перед носом командира злополучно полка..
Наверное, меня запомнили %)
Чудом разминувшись с наступающими, я быстро прискакала к своим и встала в строй.
[​IMG]
Когда мы стояли, ожидая команды к наступлению, нам с Ольгой тоже не было скучно.
Конь Ольги заметно нервничал. Он не рвал повод, не скакал, но беспрестанно мотал головой и переступал с ноги на ногу. Ольга решила его немного успокоить и отдала повод, так чтобы он мог дотянуться до травы (благо овес был такой высокий, коню голову нагибать не надо было). Конь тут же вырвал овес и начал задумчиво жевать. Но тут грянул очередной выстрел, конь мотнул головой, отчего длинные стебли овса описали в воздухе небольшую дугу. И тут началось веселье. Смекнув что к чему, конь тут же перестал жевать, вырвал новый пучок овса и начал мотать головой. Длинные стебли овса услужливо начали описывать в воздухе правильные окружности. И понеслась… В общем все то время, что мы не ходили в атаку и не отступали, конь занимался тем, что срывал пучок овса и жизнерадостно вертел его в воздухе. После чего выплевывал и срывал новый…. Периодически он подгребал к моему коню и мотал овсом совсем рядом, попадая по шее и плечам. То ли хотел поиздеваться, то ли поделиться радостью.
Я смеялась до слез. У нас война, взрывы, стрельба, огонь, полки… А конь стоит и с до невозможности довольной мордой машет овсом.
Так что скучать нам не пришлось =)
Знаменательной была знаменитая атака на карэ. Для этого мы присоединились к другим полкам, образовав огромную длинную шеренгу конницы. Собрались вместе все полки. И по команде всей этой лавиной двинулись на карэ противника. Причем шли мы не бесформенным табуном, а держали строй. Незабываемо. Волна конницы ударяется об карэ и, разбиваясь об него, как о камень, окружает, обволакивает, кружит.. И отступает.
[​IMG]
Остальную часть сражения мы отступали. И опять же очень красиво и эффектно, с точки зрения зрителей. И, главное, правильно, с точки зрения кавалерии. Мы действовали согласованно с другим полком. Мы стояли, когда тот полк, обогнув нас на рыси двинулся к нам в тыл, после чего развернулся и встал. Наш полк тем временем снялся с места и рысью ушел в тыл тому полку, который стоял в боевой готовности. После того, как мы встали, тот полк снялся с места, а мы стояли, ожидая, пока они закончат движение. Вот так вот, прикрывая друг друга, мы отступали.
Отступали войска Наполеона, сражение было проиграно и французы покидали поле боя…
You need to be logged in to comment