Сочельник на конюшне. Жизнь налаживается?

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 76

Правильно я успел добраться до коня в самом преддверии Нового года: третьего числа здоровье мигнуло так, что поползли мысли нехорошие... На всякий случай - господа гусары, молчать, не до синьки мне было вовсе. Силы встать и поехать только в Рождественский сочельник нашлись - не очень хорошо, но когда ещё? И не так уж много этих сил было.
Термометр за окном квартиры показывал минус два, но мне отчего-то было достаточно зябко: что-то не грел сегодня "товарищ прапорщик", хотя в комплекте с доброй флиской он, бывало, спокойно держал пятнарик. Особенно прихватило меня в посёлке, куда я вывалился из электрички самого старого образца - даже удивительно, что она была покрашена в современный серо-красный цвет. По крайней мере, лавки там были допотопные, а обогреватели жарили через них неимоверно - а потом пришлось выпрыгивать в холод. Уходящий поезд ударил в лицо снежной пылью, и я пополз через виадук обычной дорогой. Нет, не обычной - посветлу мне снова захотелось пройти по "старой" улице. Она не подвела: сегодня на одном столбе я увидел рядом объявления - копка колодцев и открытие секции бального танца (в здешнем ДК - почему нет?) И, как подарок к Новому году, нашёлся резной домик, что я уже прочно числил снесённым... Просто он был совсем не там, где я его искал. И, вроде как, он был жилым - от калитки к крыльцу виднелась недавно расчищенная дорожка в полуметровом снегу. Заодно я примерился с торчащим среди старых домиков коттеджем - он был достаточно стильным, чем-то похожим на довоенные виллы Калининграда, но, главное - обжитым и при этом не пафосным. А ведь явно не простой человек его строил.
Табун к моему появлению уже загнали, под неспешным снегом флегматично бродили жеребцы... В правой леваде тусил кто-то грязно-серый с таким грязным пятном на холке, что казался пегим. Серых у нас двое, вероятность, что это Старик - аккурат пятьдесят. Разумеется, это был он - подошёл к ограде, загугукал. Моркови с сухарями был полон рюкзак, но я торжественно показал ему дулю и направился к входу в конюшню. Не мог в чистом снегу поваляться, гнида? Хотя, может, как раз повалялся в свеженьком, ещё не застывшем навозе, и тогда всё это дело влажное и пару часов его ещё придётся сушить. Сделал мне подарочек старый прохвост.
Народу в жилой зоне оказалось немного - кроме Колдуньи, только лишь Крестница и ещё две девули, меньше половины состава. Ну да, сейчас каникулы, торчат здесь каждый день, в сочельник можно и дома потусить. А ведь решил Дед Морозом поработать, всему цветнику какие ни есть подарки привёз... Лови их теперь целый месяц. Порефлексировать Колдунья не дала: мол, переодевайся побыстрей и тащи домой чистить скотину старую, он уже часа два там болтается, только, мол, не забудь снег со шкуры смести, пока не растаял. Насыпала соль на раны. Переоделся, не особенно доверяя сапогам даже с вкладышами, явился с чомбуром и недоуздком к этому сукину сыну. За пару сухарей удалось напялить недоуздок прямо через забор. Так, теперь чомбур и две слеги, верхняя и нижняя, что правильно. Начал с нижней, чтобы деятель не побил ноги, ежели дуром полезет на выход. Старик полез всё равно, довольно отработанно поднырнул под верхнюю слегу и тут же пошёл разгоняться в сторону дома; правильно я сперва чомбур прицепил. Одёрнул, конечно, но серая скотина пошла домой с видом крайне довольным, а в деннике ещё и удивилась, почему до сих пор морквы в кормушке нет. А нет потому, "что лошадь, ты свинья"(С).
Кажется, морква сегодня была правильная: конина упёрлась в неё,не обращая внимание на то, что я свирепо надраиваю разнацветную холку. На самом деле, мне повезло: Старик, видимо, повалялся с утра в деннике, а в снегу потом не купался: всё давным-давно засохло и при должном рвении бралось обычной пластиковой скребницей. Оттеночек останется, конечно, но и Бог с ним - кто нас в леваде увидит, тем более, что сумерки на дворе? Старик был настолько поглощён морковкой, что без особых эксцессов дал крючкануть задние ноги - впрочем, я не старался поднимать их особо высоко: последнее время ему всё труднее на трёх ногах стоять. Кстати, отёков на задних ногах не было - видимо, по снежку погулял, помогло. Да и кондиции сегодня вполне приличными были: круп домиком и вовсе не торчал, как этой осенью бывало. Шею бы ещё, конечно... Опухоли, вроде, не растут, спасибо и на этом.
...Пока мы возились, на прогулку повели серого маньяка Гиви - как выйдём, начнет быковать и рожи корчить, а разве Старик сможет не ответить? Хм, смог: два часа прогулки помогли, не иначе. По крайней мере, до левады мы как-то вовсе без приключений дошли, да и там конина вела себя прилично - но и я не подставлялся, к смежной стенке не подходил. Старику же вполне хватало изучения навозных куч... Впрочем, один раз он полез нюхать вовсе ровное место, а, когда я поддёрнул повод, торжественно предъявил торчащую из хобота одинокую соломину - мол, не кормят совсем лошадку, такой вот соломой спасаюсь. Не представляете, какой при этом хитрющей была серая морда! При том, что на губах ещё краснела морковная пена.
Так, а залезать мне откуда сегодня? Гиви увели, значит, цирка не будет, но и сенный тюк был разъеден полностью - осталась лишь пересыпанная сеном площадка. И автопокрышки, стойки от "препятствий", в затоптанный снег совсем ушли: в них ещё надо будет не вляпаться. Ладно, лезу, как положено, что не хорошо для Стариковой спины... Не лезу - взлетаю, потому что это чудо по обычаю трогается с места в любую сторону и так же, по обычаю, может подыграть. Ну, взлетел: "козла" не было, но вперёд ломанулся - значит, настроение боевое, или, по крайней мере, рабочее. А "работу" я сегодня изображать был настроен. Мудрая Эгле в письме посоветовала, по своему опыту, рысить сверхкороткими репризами, но зато раз пять - и с моими мыслями это совпадало. Всё - по возможности, по часам. Но сперва пошагаем, пощупаем грунт, а заодно настроимся на работу, найдём такой шаг, при котором конине шагать ненапряжно будет. Но - равномерно, не умирая. И ведь, вроде как, нашёл. Конечно, досылаться попеременно надо было, но так он соглашался с посылом, не множил на ноль, что уже хорошо. Я внимательно слушал, пойдут ли хрустеть суставы. Да, минут через пять началось, но системы не было - одиночные щелчки через два темпа, через три. Видимо, Колдунья хондротрон колет, а я ведь её об этом и не спросил. И не спрошу - вон по подворью заметались фары, она домой поехала. Старик высокомерно-удивлённо проводил машину глазами: что-то рано "старшая кобыла" нас покидает. Но должен же у неё сочельник быть?
Желания рысить сегодня я так и не дождался и выслал рысью строго по часам. Желание бегать, пожалуй, пристутствовало, уже хорошо. На трёх четвертях левады грунт был идеальный, этого нам вполне хватит, и можно облегчаться, спину балластом не грузить - пусть разбегается сперва. Облегчаясь, понял, что облегчаюсь неправильно: уж больно сильно поддавала мне в задницу конская спина - ну, или наоборот. Читал, при облегчении по правильную ногу так быть не должно... Ногу поменял - что-то изменилось, но заметно лучше не стало. Чего-то не понимаю. Разберёмся на следущей репризе - сейчас Старик показал, что ему хватит. Кажется, и одной минуты не прошло.
Разобраться так и не вышло: мы снова поехали рысью строго по часам, Старик побежал довольно охотно, но почти тут же показал, что предпочитает, чтобы я сидел и изображал балласт. Сел, конечно, и стал приводить себя в порядок, чтобы не трясло, попробовал дышать, но понял, что и дышу неправильно, уж больно мало от этого толку. С грехом пополам стабилизироваться удалось. А Старик, замечу, скорость набирать стал, растянулся; я отозвал, несильно вроде - тут же на шаг перешёл... Я до кучи разучился усилие на поводе регулировать, или старый хрен рыси наелся и решил красиво попросить перекурить? Мог, на это мозгов хватит. Соглашусь - минута сейчас прошла точно, да и бегал он сейчас честно, вдохновенно даже. Пусть перекурит, сделаю вид, что этого и хотел.
Рабочая атмосфера длилась ровно до того времени, пока на шагу я не отвлёкся и не начал думать о чём-то совсем уж абстрактном. Или - досылатся перестал? По крайней мере, Старик тут же пошёл волочить ноги, темп сделался рваным, пошли попытки думать его ушастой головой, куда следует рулить. В общем, это уже наглость - я потребовал честный рабочий шаг, который потом сократил до того самого, удобного. Поймал себя на том, что поддерживаю шаг шпорой, что есть совсем не дело, для этого чистого шенкеля хватит. Отрастил, называется, рефлексы... Надо будет как-нибудь вечерком поездить без шпор вовсе - только случайным образом, чтобы старый прохиндей выводов сделать не успел.
На конюшне хлопнула дверь: девоньки вывели на прогулку барбосов. Летучая таранила свежий снег, не снижая скорости, за ней мохнатым шаром катилась полуволчица. Старик, скосив глаза на этот ажиотаж, предложил рысь - такого не было давненько. Может, галоп для галочки сделаем? Посыла Старик не ожидал, попросил повторить - он вправду не ослышался? Я повторил - и галоп получился не через силу. Знаю, это не надолго, так что полкруга - и меняем ногу через диагональ. В углу, где положено, Старик поднялся сам, обогнав меня на долю секунды. Снова здорово пару раз получил крупом по заднице - не прочно сижу, разгильдяйничаю, однако. Снова полкруга, перевожу в рысь, слышу - ну зачем? Задышал ты, товарищ, вот зачем. Ещё и на рыси тормозиться не хотел, домкратом пёр, показывал - ещё хочу. Может быть, и стоило через пять минут ещё раз подняться, но слишком хорошо всё было, а, значит, висело на ниточке. Так что в свой срок обошёлся рысью - идеальной, учебной, собранной. Собранной - потому что ломиться вперёд ему всё-таки не стоит. Написали восьмёрку по всей "рысевой" территории, вышли на среднюю линию, где сенной тюк лежал, и тут Старик сделал такой же идеальный нисходящий переход: мол, всё, закруглились, и закруглились красиво. И я с ним снова согласился.
Наверное, всё-таки, холодало: голова, что отпотела под зимней папахой, теперь мёрзла по линии обреза: пришлось заломить папаху совсем уж по-казачьи; вопросов к сапогам не было - вставки грели, как надо. К ночи снежок перестал, но не было видно ни одной звезды - лишь на юге поднималось извечное зарево и стелился горизонтальный дымок из слившейся с небом трубы. Прошагав пару кругов, я слез, повёл Старика в поводу. Он не понял - пройдя пару кругов, вкопался совсем уж по-ослиному и перегородил мне головой путь: что за фигня творится, коль из седла вылез - домой пора! Я не внял, был настроен на десять минут. Через круг передо мной снова опустился ушастый шлагбаум. Господи, эта старая перечница считает себя умнее всех! Неумолимо сделал ещё два круга, лишь тогда тронулся на выход... Морда пришла ещё раз: а финишный сухарь где? Ладно, тут он вполне в своём праве был.
Не в своём праве он был, когла потребовал после работы отдельную морковку. А у меня в запасе было изощрённое издевательство: кусок задубевшей до состояния сухаря белевской пастилы, неудачный презент от родни. Я сильно подозревал, что гильотина в Стариковом хоботе справится с этим кирпичом на ура. Старик, видимо, почуял вкуснятину и чуть не вырвал из руки несчастную пастилу вместе с парой моих пальцев. Сунул её в кормушку - туда тут же влетел хобот, раздался громкий треск - видимо, пастила подавалась. Ладно, пусть развлекается, мне ещё серую банду кормить, для чего я специально сухари заныкал. Банда ждала: из денника старшей кобылы с мелким раздалось басовое бу-бу-бу, что вовсе не вязалось с размерами кобылы. Кобыла уплетала сухари, как автомат, решительно отпихивая собственное чадо: я так и не понял, научился он есть сухари, или нет. Младшая в это время гугукала из денника напротив - как это так начали не с неё? Вручая сухарики, заметил, что гривка её заплетена в тугую косицу по испанской традиции: социализация дикарки продолжается. Что о старшей её подруге вовсе нельзя было сказать.
Когда я вернулся к Старику, в деннике было тихо. Сожрал? Нет, печально лизал уменьшившийся в размерах, но сохранивший форму брикет. Чувствую, пастилу эту он запомнит надолго. Ладно, всем нам стоило поспешить: если мы не попадали на ближайшую электричку, рисковали зависнуть здесь ещё на час девятнадцать. После проездки я чувствовал себя превосходно, но успевал за девчонками с трудом - а ведь год назад Крестница у меня пощады просила. Выросла, или я постарел? ...Мы успели: когда залезли на путепровод, на юге только загоралась электрическая звезда. А в церквушке на той стороне путей зазвучали колокола - сочельник, а мы где болтаемся? Электричка была натоплена неимоверно жарко, но от новенького сиденья у меня неожиданно разболелась спина... А вот не надо верховую езду пропускать! Впрочем, силы ездить после работы у меня, кажется, найдутся. Конь сегодня без шуток радовал. Был бы ещё плац и дальше в таком состоянии - но это уже судьбина. А за окном электрички кружился пушистый, невесомый рождественский снег.
You need to be logged in to comment