Упряжной дебют под дождём. Попытка четыре?

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 51

Погода сломалась в последний мой день в Мещере. Сломалась стремительно и недобро: утро началось с солнышка и синего неба, пусть и с "перьями", но уже к полудню горизонт захлопнулся низкой, как крышка, тучей. Из-под тучи летел ветер, он закручивал спиралью пыль на дорожках между левадами и золотистые берёзовые листья... Что дождь пойдёт, было очевидно. Неясно было, когда. А у меня осталось последнее дело - упряжное. Ещё в первый день с помощью местного самоделкина я привёл в порядок оглобли: ну, почти привёл, потому что уши для крепления шлеи втыкать туда надо по месту, а для этого надо поставить туда коня. А вот захочет ли конь, заезженный туда весьма нетвёрдо и считающий, что если к нему не докапываются с каким-либо делом, то, значит, он победил и этого дела больше не потерпит? Да конечно был опыт Толстой, что вспомнила упряжь через 15 лет и отнеслась к ней, скорее, с пониманием: вот, мол, работа дял лошади, а не поскакушки на спине. Но на Мишаню можно залезть через год простоя и она пойдёт, как шёлковая, а здесь каждый простой вызывает бунт. Хотя - был же простой в связи с уходом Юлдуз, и ничего не произошло?
В любом случае нам предстояло начинать с начала. Вожжи просто, вожжи с волокушей, набор массы и, наконец, оглобли... Провёл деловой разговор с Рябинкой: она не была фанатом рафинированной выездки, про работу верховых коней на вожжах была в курсе и попробовать была не против - но резонно просила показать, как надевать на конину упряжь. Надеть было не проблемой - а вот с тактикой работы надо было говорить с Кремнем, и от него я услышал резонное: я вам его полтора года назад заездил, и он в оглоблях работал с тех пор? Не работал, вы всё профукали, и обидно мне это. Когда пойму, что коня готовят регулярно и Рябинка настроена серьёзно, тогда помогу. Но не раньше. Услышав это, Рябинка хмыкнула, но подтвердила, что работать будет. По крайней мере, попробует. Мы договорились встретиться через часок на коновязи и напялить на Мелкого всё это хозяйство. Вмешалась Шелена и заявила, что будет присутствовать тоже и будет учиться запрягать, потому как это в первую голову нужно ей. Я церемонно согласился, что как же иначе, а все свои мысли по поводу оставил при себе, засунув как можно глубже.
Проклятье, если какой-то вещью долго не пользоваться, она может саморазобраться на запчасти даже в запертом шкафу. А уж если она общедоступна... Упряжь Мелкого висела на крыльце веранды, чтобы Кремень в своё время не тратил время на поиски. Да, там она и висела, покрытая изрядным слоем пыли. Вытащил, стёр пыль, проверил комплектность: как водится, исчез один оглобельный ремень. Уже второй раз исчез - первый растворился ещё на Клинско-Дмитровской, и я уже здесь приспособил под него одинокое путлище. Теперь висело путлище - не было штатного ремня! В то, что кто-то свистнул, верилось не очень: кому здесь интересны упряжные дела? Кремень, конечно, мог приспособить куда-то, затыкая дыру, но чужого он не брал никогда. Разве что его сильно самобытные работяги, по принципу - лежит вещь без дела, значит, не нужна. Впрочем, сейчас эти оглобельные ремни особо не были нужны: цепять их было не к чему. Хотя, если привыкать к шлее - тогда нужны: вместо оглобель вывести их на седелку, и пусть себе висят, в нужном месте о шкуру трутся. Где достать такой ремень, в первом приближении я не понимал.
Мелкого я притащил на коновязь с первыми каплями дождя; вокруг собрались наши дамы. На удивление, упряжь легла на конину без особых проблем - и руки помнили, и я же сам подогнал её ровно год назад! Рябинка заметила, что после вчерашней работы сгущений под мышками стало больше... Увы, больше - и крем мне вчера не помог. Конёнок скучал, но отношения не выражал, философски поедая сено: пилить в леваду под дождь ему явно не хотелось. Впрочем, ему нашлось развлечение: к нам подошла совсем маленькая девулечка из детской смены Февронии, несколько удивлённо спросила, кто это, попросила разрешения погладить и покормить. В общем, Мелкий занялся общением и совершенно отстранился от трёх странных человеков, наматывающих на него какие-то непонятные ремни. Шелена потребовала, чтобя я неприменно изобразил, как крепится к седелке оглобля; пробежавшись под дождём по конному двору, я не нашёл, к удивлению, ни одного сломанного черенка лопаты! Пришлось обойтись квадратным в сечении (богомерзость!) обломком бруса. В общем, упряжь напялили во вполне допустимое время.
Раз напялили, нужно было бы сделать пробный запуск... И дождь, вроде, ослаб. Чучелёнка вывели из стойла кормой вперёд, Рябинка взялась за вожжи - конина тут же в них запуталась, изобразив пируэт на месте. Мимо по своим коровьим делам спешила Хозяйка гостиницы, и конное прошлое взяло в ней верх: она решительно отобрала вожжи и показала нам эффектный мастер-класс чуть ли не с элементами Высшей школы на земле. Сперва Мелкий распутался обратно, потом пошагал по кругу шагом и рысью, осадил, развернулся на месте туда и сюда. Потом, перекинув вожжи вбок, как корду (да здравствуют кольца на евроседелке!) Хозяйка сделала сделала несколько переходов шаг-рысь и обратно, а в довершение, добила нас, сделав перемену направления на вожжах! Победно оглядев наши рожи с открытыми ртами, она объявила, что у нас классный конь, всё он помнит, ничего не забыл, а евроупряжь ему очень идёт - и убежала по своим делам.
После некоторой паузы Рябинка объявила, что она прониклась, решительно схватилась за вожжи и тронулась на плац. На пустой плац - дождь усилился серьёзно, прокат сбежал. Не в манеж - манеж официально закрыт. Рябинке было всё равно, на ней был полиэтиленовый плащик, пусть одноразовый, но сейчас ещё боеспособный. Мою не вполне полноценную брезентовую "Горку" потихоньку пробивало, а Шелена и вовсе была одета не по сезону, что вздумал так невовремя обвалиться... Мы укрылись в тренерском балагане, но даже там постукивали зубами, а Рябинка с реально счастливым выражением лица бежала за конём, идущим рысью и крутила манежные фигуры. Мелкий слушался безропотно, был абсолютно спокоен и, как мне показалось, чуть ли не радовался этому занятию. Наигралась Рябинка минут через десять, протянула вожжи мне, но лезть под дождь в единственной живой куртке что-то не хотелось: мне ещё до вокзала добраться было надо. Кажется, в глазах Рябинки я ещё на полметра упал. Она поставила победную точку, с первой попытки заведя конёнка на вожжах в довольно тесное стойло. Вода текла отовсюду; хорошо, что упряжь эту я больше промазывал, чем применял. Хотя - у Рокера-то она не на Мелком ходила?
...Собираться, как водится, мне пришлось бегом; от мокрого шматья и ботинок рюкзак заметно потяжелел. На общественном транспорте доехать не успевал - из-за ремонта на мосту ожидалась лютая пробка в сторону города. Таксист опоздал, ломясь через неё в область, но обратно так вонзил педаль в пол, что долетел на полчаса раньше - правда, на мосту было чисто. Очередная эскапад завершилась. Интересно, как теперь упряжная работа у Мелкого пойдёт? Четвертая попытка, однако.
You need to be logged in to comment