В снегах России... На вожжах - только зачем?

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 129

Всю неделю стояли холода, конины гуляли ограниченно, жеребцы и вовсе только работали, кажется. Снова у меня пропала среда - смысл выгонять старика в -19? Прямой смысл, потому что время у него тикает. Я всё равно не поехал - переборщил с программированием: оно, подлое, редкостно сжигает мозги и уносит силы, так, что в субботу уже не первый год в лёжку лежишь. Пролежал субботу и на этот раз, отказал доброму другу, что на лыжах пробежаться позвал. Правда, и пуржило в субботу знатно, на область наваливался хороший фронт. Не знаю, поехал бы на конюшню вообще, если бы за бортом было такое... На следующий день за окном просто шёл снег, а желания тащиться по-прежнему не было. Дал себе пинка: конь в отрицательном времени, он ждёт, и может когда-нибудь не дождаться. Если моя тушка противится конному делу - пробить, не обижать животину честную. Да, в какой-то момент тушка скажет "ни за что", как случилось много лет назад с каяком. По ощущениям, годик-другой до этого у меня был - конь уйдёт раньше. Значит, мой моркву, влезай в бушлат - и вперёд, под снег.
Нерезинов вполне справлялся с великими снегами, зато в посёлке улица была забита разъезженной колёсами снежной кашей, на которой вполне могла подсесть какая-нибудь "пузотёрка". К заваленной снегом шоссейке от ворот частных домов вели идеально почищенные окопы полного профиля: судя по треску моторчиков и фонтанам снега над глухими заборами, шнековый снегоочиститель имелся через два двора на третьем. Что-то много в посёлке глухих заборов становится.
‌Над левадами облаком стояла снежная пыль: четверо девонек враз, стоя с бичами по средней линии, гоняли застоявшийся в морозы табун. Случалось, часть табуна отставала, разворачивалась и чесала обратно; тогда при встрече крутился водоворот. В мероприятии активно участвовали овчарки, лишь Летучая с царственным видом восседала на сугробе: участвовать в принудительной физзарядке было ниже её достоинства. Налетев с двух сторон, овчарки впечатали её в снег - та обиделась полезла кусаться, и против хода табуна полетел ещё и собачий клубок... Надо сказать, в снег Летучая не проваливалась нисколечки.
Старик подготовился к встрече крайне основательно: весь в серых заклейках, он выглядел забайкальским кучерявым - нужно было постараться, чтобы учинить такое в сравнительно чистом деннике. Поверх сухой серой брони красовались свежие навозные пятна... Сволочь. Понимал ведь, что учинил, стоял тише воды, ниже травы. И струп на бочине не уменьшился толком. Отмочил его теплой водичкой с хлоргексидином: под ним вылез вертикальный шрам с сошедшимися краями длиной сантиметра три. Нехорошие мысли не подтвердились, но поседлаться сегодня не получалось снова. Колдунья до кучи "утешила", что не дала бы всё равно: пусть втянутся в активный режим хоть как-то. Мышцы у конины и впрямь опали заметно - зато какой бочкой торчало брюхо! Вот уж кому физкультура точно не повредит.
‌Именно физкультуру явно имела в виду Колдунья, когда снова отправила нас на круг на автостоянке: круг был выражен чётко, да, он два раза пересекал старый сугроб-отвал, но замешан копытами был так, что я сходу хорошо зачерпнул сапогами... Старик тоже был недоволен - мрачно сопел сзади, стараясь идти след в след, и не обращал внимание на Фантазуса, что рвался общаться так, что ограждение левады аж звенело . Дав Старику пометить любимую кучу, я плюнул на всю физуху и отправился гулять по расчищенной трактором дороге - впрочем, и туда сантиметров десять намело. Мело заметно, задувая в рукава моей архаической бекеши. Старик ещё в прошлый раз сделал выводы, что этой дорогой его никуда не уводят, и совершенно спокойно прогуливался до ворот и обратно - а ведь ворота были открыты, и за забором коровника метался колёсный трактор со скребком, якобы чистил... Этим Старика не удивишь. Интересно - к нам на стоянку он прикатится, или хозяйство Колдуньи чистить команды не было? Впрочем, нас любой расклад устроит.
‌Бегать Старику было лениво. Отойти от центра, где, надо сказать, для кордового был натоптан твёрдый и даже высокий пятачок, он согласился лишь после пинка кордой, а, выбравшись на круг, зашагал, не слушая моих воплей, телодвижений и кривых посылов. Умаявшись, я попросил пробегающую мимо самую мелкую девоньку принести бич; она кивнула, побежала и... исчезла, видать, получила фронт работ. Я наблюдал за кониной: она месила своими ходулями снежную кашу, не напрягаясь вовсе, и вообще ШАГАЛА по кругу, чего якобы не любит по жизни. Посмотрев на это круг-другой, я изобразил намерение догнать Старика и навалять концом корды; тот понял что шутки кончились, порысил чётко, будто скорость переключили. Ещё и корду попросил выдать - мол, на рыси круг шире должен быть. Не думайте, вовсе не сознательность проявил - хитромудро залез в целину и там встал: разве не видишь, хозяин, что здесь глубоко? Вытащил из сугроба, запустил точно по тропинке, регулируя длину корды, чтобы она всегда была внатяг. Пришлось поиграться и с ускорением перед символической горкой: Мелкий оттормаживал бы там всякий раз и на всяком аллюре, Старику по старости надоело тормозить круга через три. Воевали три минуты, потом Старик ещё три минуты бегал сам, всячески показывая, как шумно он дышит, но честно бежит. Я поверил, попросил шаг - но товарищ ещё пару кругов рысил в четверть силы, на моих нервах играл.
‌... На последних метрах рыси во двор влетел трактор, волоча перед собой немаленький размеров сугроб. Уткнувшись сугробом в старый отвал, он отчаянно забуксовал: давненько я не видел, как буксуют трактора. Если он сейчас завалит старый отвал ‌новым, мы без кордового круга останемся... Нет, не завалил: создал новый отвал с другой стороны: конечно, не из-за нас, но спасибо ему, работу не скомкал. Точнее, намёк на работу. Пролетев по всему подворью, он создал новый отвал чуть ли ни на старом кордовом круге. Я порадовался - ровная дорога есть, но, выбравшись на неё, узрел отполированный скребком снег с продольными прожилками льда; похоже, обоим проще на кордовом кругу болтаться будет.
‌Как-то совсем обыденно мы сделали перестёжку, отбегали, потом походили ездой направо. Сделали ещё одну рысь; я боялся, что здесь-то конина и спечётся, но конина отбегала третью рысь как бы не шустрее прочих - правда, на шаг перешла сразу, как услышала команду. Прошагавшись, я приступил к главному эксперименту дня - решил попробовать походить на вожжах, если конина согласится, понятно. Колдунья выделила под это вторую корду и приказала держаться подальше от задницы - не дай Бог, психанёт. Он ведь может - сильно не любит верёвки под ногами, а две корды изобразили на снегу очень выразительный змеиный клубок. С трудом запихнул его под мышку, и вовремя: Старик в принципе не понимал, с чего бы я вдруг отхожу куда-то к его хвосту и закружился за мной, стараясь стать ко мне левым плечом... С большим трудом я смог разобрать вожжи по сторонам тушки, набрать правую - и тут в Стариковой голове как переключатель сработал: он выровнялся и честно пошёл вперёд после всего лишь второго щелчка вожжами по бокам. Ура! Мы честно дошли до ворот и еле развернулись перед ними: радиус получился слишком маленьким, и, едва "внешняя" вожжа перелетела через хребтину, он снова пошёл вертеться на месте. Быстренько вернул вожжу на место - вращение прекратилось; что ж, будем знать, да и радиус поворота нужен побольше (хе, а ведь мне придётся по этому радиусу бегать, чтобы вожжа на своей стороне оставалась, так-то). Снова двинулись по свежепробитой дороге, вместе поскользнувшись на свеженьком льду; культурно прошли воротину и сделали вольт на подворье между навозной кучей и пандусом - здесь выяснилось, что поворачивать надо, не просто набирая внутреннюю вожжу, но непременно постукивая по бочине внешней: по науке всё, в повороте внешняя сторона лошади должна быстрее двигаться. Осознание этого факта резко упростило повороты: на обратный курс мы легли достаточно чисто. Здесь мне удалось, наконец, распутать обе корды и отправить концы далеко за спину справа и слева: изваляются в снегу, конечно, но хоть мешать не будут - и будем надеяться, что Старику под ноги всё же не попадут, он не любит это здорово. Дошли до ворот, подумали о развороте; так, а ведь ворота открыты, тракторист не закрыл, а это значит, что во дворе фермы коров нет. И что мешает пройти за ворота и развернуться там? Прошли, развернулись без проблем и с запасом: двор был расчищен очень честно. Здесь же попробовал сделать остановку - получилось с очень большим трудом: остановку от повода мы не делали сколько уж лет, как-то корпуса хватало, точнее, моей дупы. А теперь связь идёт через железку только. И осаживание не получилось категорически, изобразился какой-то разворот задним ходом. Поспешил с этим, оборзел - ничего, ещё успею, ведь впереди вечность!
‌...Кроме нас, на улице никого не было; всё подворье было наше, и мы нахально шастали от задней границы подворья до коровьего двора и обратно. Старик по прежнему управлялся идеально и был абсолютно спокоен; на его заднице крупными буквами читалось "Какая скука, но ради тебя, хозяин, я готов немножко поскучать". Из-за задницы с двух сторон выпирало некислое брюхо бочонком: и с чего бы это в деннике казалось, что недоедает лошадка?! Мне вот скучно не было ничуть: подъём от удачно проведённого опыта мешался с неожиданной лёгкостью действа. В конце концов, конина пережила многое - так почему бы ему было на вожжах не работать? В его заездке, помнится, когда-то мелькали классические нотки - а ведь работа на вожжах тоже классика, что не говори.
‌Так вот, на вожжах подрулив к пандусу, я закончил и захвалил старую конину - немудрено, что он влетел в конюшню с особо громким воплеми и впечатался носом в денник соседки: не иначе, хвастался собственной крутостью. Я решил не оттаскивать сразу: решётка на двери сверхнадёжная, никого вокруг нет, на корде конь под контролем - пусть общается. Старик всё шире распускал перед манерной тонкомордой дамой свой облезший хвост; общение пришлось прервать, когда он пошёл передами по двери чужого денника. Совсем не одной левой получилось запихнуть конину в денник - из монстрика она тут же превратилась в подхалима и стала тыкаться мордой в плечо: вываливай всё, я вправду это заслужил! Резерв морковки у меня был - я сунул её в кормушку, и Старик надолго отключился от мира. На самом деле, осталось несколько сухариков, которые, как водится, я отдал серым. Шакалили они сегодня особенно умильно, и прощального сухарика для Старика у меня не осталось. Я уже собирался идти на выход на цыпочках - авось конина задрыхла и не услышит, но в кармане бушлата нежданно возникла... сушка из тех, которыми я в Мещере благодарил Мелкого за честную работу. Старик принял её, как должное, разумеется, поинтересовался, будет ли ешё. Проклятье, я же ходил в этом бушлате, не было в кармане сушки, хоть тресни! Может, местный Вазила сушку в карман запихнул? Конюшне под семьдесят лет, и такой персонаж должен там завестись непременно. И мы с ним в ладу, похоже, если забытые мною откровенно не у места шмотки всегда на старом месте дожидаются.
You need to be logged in to comment