Запись за 11 февраля 2018. Посреди Мещеры - в манеже. Проба новых шпор

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 628

Снег, выпавший накануне, был пушистым и невесомым. Лёд под ногами он не присыпал вовсе: точнее, присыпал, убрал с глаз, нога проваливалась и исправно скользила. Прогулявшись утром по Мещерской магистрали, я понял, что на застоявшемся Мелком мне туда что-то не хочется: вдоль насыпи с болотинами по бокам, миновать которую невозможно, по-прежнему красовался накатанный машинами ледяной желоб, а ведь именно там мелкая сволочь чует, что всадник напрягается, и подыгрывает особо изощрённо. На нормальном, растоптаном плацу - смена за сменой, на втором - целина, а потому пойду в манеж, и фиг с ними, с двадцатью рублями (впрочем, на это готовы не все). Пустит ли только нас Феврония: как говорил уже, в манеже лошадки развлекаются не хуже, чем на плацу, этот начнёт - остальные поддержат, а если смена детская, упражнения делает... Я бы, пожалуй, не пустил.
Шпоры на валенки я приделывал с кривой улыбкой: пусть в манеже температура забортная, какое нарушение обычаев! Шпоры были новые - с репейком три сантиметра и объёмными, как маленькая костяшка от счетов, колесиками с вертикальной, замечу, осью. Разоряться на них, пожалуй, не стоило... но думалось, что длина репейка не заставит разворачивать ногу, чтобы пустить их в ход, а колесо заведомо проскользнёт по шкуре, не вопьётся. Для работы на плацу, кажется, всё правильно. В поле... а вообще что у меня с рефлексами носок внутрь? При ходьбе шпоры позванивали, как и положено сто лет назад - почему-то это раздражало. Звон-то вроде приятный, не малиновый, конечно, но когда шпоры серебряными были, нержак дороже серебра был, потому что хром и прочий никель. Ладно, плевать на понты господ офицеров - они-то всяко лучше меня ездили. То-то ты сегодня в манеж, а не в лес ползёшь.
Услышав мой зов, Мелкий вскинул башку, но остался на месте - пришлось лезть в леваду, вставшую тем ещё танкодромом: никакой снег этот танкодром не прикрыл. Вокруг меня сгустились хвостатые любители халявы; мегеристой буланой кобылы, "подруги" Мелкого, среди них не было: исчезла, никто и не заметил, когда. Появился, видать, хозяин после полутора лет молчания... Забрал, продал, видимо. Здесь это просто - но не моё это дело. Пойдём, конина, поработаем. Впрочем, он вовсе не показался мелким - холка относительно моего взгляда показалась непривычно высокой. Так и Толстая мне вчера высокой казалась, вроде, а этот повыше её будет.... Совсем со Стариком от нормальных коней отвык.
До последнего я не был уверен, куда мы в итоге пойдём; но манеж оказался пустым - совершенно, и мы вышли туда прямо из жеребцовского коридора. В самый настоящий манеж, не переиначенный коровник. Мелкий, смешно вытянув шею, посмотрел из-за моего плеча, но не стал артачиться на входе в странное пустое пространство. Интересно, как он раньше туда заходил - через воротину в торце? Но этот вход сейчас работает, вроде - и об этом Феврония сказала... Фигня. Валенки мои затопали по песку со щепой, посерели от этого песка. Снова мы обнюхали трактор, леса, воротину, мешок для навоза, просто точку на манеже, где Мелкий накануне пробовал подрывать. Всё в порядке - конь ноздрями дует, но не дергается, навалил кучу возле трактора - спасибо, проще убирать потом будет. Согласился, или новый повод подпрыгнуть пока не придумал? Подпрыгнул уже на корде, на рыси... за стеной манежа по шоссейке прогрохотала фура - повод, конечно, убедительный. Рванул товарищ галопищем, корда зазвенела, из-под копыт веером полетела щепа. Так не договаривались - и я его подержал на галопе ещё пару минут после того, как он решил, что хватит. Зато как чётко он потом на рысь перешёл, и какая славная была эта рысь. Под всадником бы так; а ведь не смогу попросить, наверное. Юлдуз, и где тебя леший носит?
Первые метры прошли культурно... Мелкий понял, что шпора есть, и предпочёл встать на средний шаг сам. А вот длину репейка я чувствовал очень чётко. Точно правильный был репеёк - и нога работала, как надо, не выворачиваясь. Усилие (пока?) рассчитать получалось довольно чётко. К концу первого шага мы и затылок вполне себе сдали, хотя равновато это было, наверное. Конь отвечал на сигналы, хорошо отвечал - а если он запинался, впиваясь взором в воробышка под потолком, шпора опережала. Весь смысл шпоры - в быстроте, ну, и, видимо, в скрытой угрозе. Мелкому угрозы хватало - он выдыхал и шёл дальше, почти не теряя темпа. По старику Филлису всё: движущаяся лошадь в твоей воле. Вдохновившись, я попросил движение плечом внутрь по диагонали... и чего-то сделал не так: Мелкий пошёл строго вбок. Ноги честно работали вскрест - но вбок, и только. В другую сторону - тоже самое. Добавил работу внешним шенкелем - худо-бедно пошёл, но не под 45 градусов к стенке, а дай Бог под 30. На этом решил отстать от него - неизвестно, как накосячил и чему кривому научил. Потешил эго - и хватит.
Так, теперь рысь. Учебки сегодня делать не стоит, потому как стоял, но активно двигаться должен... Пошёл, да, но именно потому, что над душой нависали шпоры, и возмущён был очень: косил сорочьим глазом, ноздри дул. Не люблю строевую рысь на Мелком, вообще не люблю от его спины отрываться - именно тогда рождаются гадости. Да и смотрится со стороны учебка на этом таракане крайне некрасиво. Значит, нужно делать всё строго по науке - но, проклятье, не отвлекаться на себя, конина чувствует, когда ты уходишь мыслями от неё, и чувствует отменно. Так, она ещё и в повод прёт: или я снова забыл усилие на его поводе? Эх, старорежимная здешняя выездка. Пропихнул через повод - пропихнул именно под шпорой. Затылок сдал, ушёл за повод - да, поднимай теперь, причём поднимай контролируемо, а не давай возможность подняться. Тоже наука. И лови, всё время лови эту проклятую башку: неподвижной, как штевень драккара, головы сегодня не получалось, хоть тресни. По крайней мере, башка была управляема, не выдергивалась. Но даже это Мелкому не нравилось: ближе к концу рыси он громко и удивительно противно заскрипел трензелем: давненько я этой пакости от него не слышал. Но, вроде как, получил от него, что хотел, начал потихоньку повод отдавать, но ногой ещё подрабатывал - и конь стал в идеальное положение вперёд-вниз. Какого лешего я от него это пять минут назад не просил - шею баранкой захотелось?
Ближе к концу рыси в манеже появилась хозяйка Мелкого, Шелена, уселась на тренерский стул; к ней на колени запрыгнула пятнистая кошка. Мелкий дёрнулся было, увидев какое ни есть движение: я прижал к бочине шпору, пропихнул вперёд. У коня появилось развлечение: на следующем шагу он пытался бочить, проходя мимо тренерского стула. Шелена ехидно перечисляла мои косяки: ноги у коня на плечах, подпрыгиваю на полметра, но борьба за движение вдоль стенки осталась ею не замечена: вот он опять, плюс длинного репейка: если надо отработать, не крутится нога. Мелкий решил, что это не правильно, и, уставившись на мешок для навоза, развернулся мордой к нему и попытался осадить назад - в первый момент даже на шпору. Что ж, снова старик Филлис: шпоры должны работать, как барабанные палочки, чтобы конь непременно пошёл вперёд. Мелкий сделал назад ровно один шаг, завис на месте, потом через силу тронулся вперёд. Носом в стенку? Тогда усилим внутреннюю шпору, перенеся ногу за подпругу. Лёг на курс, проходимец мелкий. Этот конфликт был единственным. Но ставить задницу на место возде тренерского стула по прежнему приходилось из раза в раз.
В том, что Мелкий поднимется в галоп без труда, я был уверен - и зря. Раз за разом конь делал один темп, потом натыкался на невидимую преграду и бежал потом довольно оголтелым и трудно управляемым махом. Усилил посыл - Мелкий ответил хорошим пинком, хорошо, назад, а не вверх... Ладно, немножко отдатим повод на посыле; побежал, тяжело и неудобно для меня - всё тот же контргалоп. Шелена из кресла сообщила, что давненько я не сидел в седле таким крючком, а конь чудовищно идёт на переду. Про собственную спину учтём (интересно, насколько оно учлось), а с посылом попробуем старый фокус - перед тем, как выслать, отведём немного задницу от стенки, тогда стартовать с другой ноги несподручно будет. В общем, получилось - нога была, вроде как, та, но шёл конь без особого восторга: может быть, поддержать галоп без тех же шпор у меня бы и не вышло. Проклятье, неспортивно ведь. Так или иначе, тяжеловато, но управляемо галоп состоялся, пусть в поворотах и приходилось проталкивать; вспомнил, как мучился некогда с Молодым в манеже "Авроры", как тяжело было остаться на галопе, проходя "тренерский" угол... Порою всё занятие проходило без толку. Сейчас -проходим, хотя работа с Мелким всё сильнее напоминает те времена. Боюсь, выручают меня только шпоры и отсутствие гормона у Мелкого: сдаётся он по жизни раньше меня, пусть свой стакан крови и выпивает. Но перспективы, если честно, не радуют - что за конь, раз служит из-под палки? Решил, раз своего добился, не продолжать, не портить работу Юлдуз. Как показало будущее, испортил всё равно.
Напоследок не удержался, проехал длинную стенку учебкой: конь размят после галопа, почему бы нет? Сильно не колбасило, но и до темпа было далеко. Считай, не было учебки. Добиваться принятия на спину сегодня вовсе не хотел - конь не в том виде. А я - ещё хлеще коня. Перевёл на шаг, потом отшагал в руках. Успели мы вовремя: в манеж посыпались люди, собаки и лошади... Народ громко сообщал, что он входит - Мелкий даже не вздрагивал: занатие кончилось, неинтересно. Подмок он изрядно - не насквозь, но всё же: был конфликт интересов, был. Гуляя в руках, я слушал суставы - слышно их не было, и это было очень хорошо. Но год назад их тоже не было слышно, а в мае всё вернулось на круги своя. Что ж, вернётся - тогда и будем бонхарен покупать; сейчас важнее Толстую пролечить.
Мелкого, в руках ставшего белым и пушистым, водворили в денник; из кормушки пришлось судорожно выкидывать вечерний ячмень, что загодя заложил туда конюх. Шелена задумчиво сказала, что конь, пожалуй, вырос... не одному мне так показалось? Измерили хлыстиком высоту холки относительно маковки Шелены - получилось, что в холке чучелко нынче было 158-160. Мелкому восемь лет, в предках породы скороспелые. Бред. Бросил чесать репу, двинулся убрать из манежа навоз... вот именно, что конь поработал - кроме кучи, оставленной у трактора, нашлось ещё три, и ведь валить не на кого: в манеже мы были одни! Впрочем, опорожнялся на ходу, спасибо и на этом. Время уже поджимало: выбираться в город мне предстояло самостоятельно. На этот раз всё подходило вовремя, я ещё насиделся в зале ожидания вокзала... А в цивилизованном донельзя двухэтажном поезде запах конины от куртки казался особенно неуместным.
Madina нравится это.
You need to be logged in to comment