Запись за 14 апреля 2018г. Весны много не бывает? Бывает...

Опубликовано Innokenty в дневнике Хоть тушкой, хоть чучелом. Просмотры: 308

На шестом десятке я на своей шкуре понял, зачем придумали Шаббат. И, да - выходного в неделю хватит одного, но он должен непременно быть. Иначе - просто посыпешься нафиг. И поэтому на конюшню я ездил строго по воскресеньям - визиты в субботу с пугающей частотой кончались плохо. В общем, субботу мне надо непременно пробездельничать. Но в это воскресенье был запланирован поход на концерт - и неизменный график поплыл. Ехать пришлось, увы, в субботу. А началась она с легкой головной боли - вроде, и превозмогается, но жить уже мешает. Я опоздал на обычную свою электричку, пропустил за ней "окно"... День прибавился, до темноты всяко успею. Только бы дойти до конюшни, и не рухнуть. Только бы дойти.
С бренной моей тушкой и впрямь творилось что-то странное: на небе сияло вполне жаркое солнце, но на перроне меня бил озноб. Впрочем, на улице посёлка я с удивлением понял, что мне жарко! Жарко - да, но не особо легче, голова по-прежнему скрипела: в "человечник" конюшни я ввалился на последних каплях злости. Колдунья посмотрела на мою перекошенную рожу и в приказном порядке засунула в меня зелёный салат со свежей черемшой этого года, только что собранной Никой на склонах Кавказа. Проклятье, и ведь помогло! Через четверть часа железный обруч на моей голове разжался, и я даже пополз в сельпо за морковкой, купить которую на станции благополучно забыл. Короткая дорога шла через футбольное поле - и хлюпало оно так, что среди местных дураков срезать дорогу не было. Обратно я вернулся, сделав петлю по твёрдой обочине шоссейки. Заодно сделал выводы, что поле не не работает - впрочем, снег сошёл, кончился и социальный договор... В левадах народ пытался кого-то как-то двигать - но по такой пахоте Старик без ног останется мгновенно. Как всегда, оставалась надежда на поле.
За последний месяц я уже привык, что, завидев меня, мерзкий старец тут же падает в отходы собственного производства. Сегодня он то ли дремал, то ли конюх, показывая рвение, убрал из денника навоз вручную - и Старик был пылен, но сравнительно чист. Но, проклятье, как же он линял! Я вытащил из денника волосьев на хорошую шапку, ещё столько же затопталось в опилки. По хорошему, вытащить бы его на улицу... Но там сейчас тусила половина хвостатого общества - и будет порванный недоуздок сначала и чрезвычайная ситуация потом. Проще уж здесь, отплевываясь от белого волоса. Впрочем, когда выходили, чуть не влипли всё равно - навстречу Тангар буксировал Молодого, что гулял по автостоянке. Старик заорал и подпрыгнул; Тангар оценил ситуацию и очень чётко развернулся обратно в леваду - не хватало ещё побоища на глазах хвостатых дам. Я с некоторым трудом утащил буйного старца за угол - залезать решил с бетонного блока на коровником. Старик великолепно знает, что ему так тоже проще - культурно стоит у любой приступочки. Стоял так и сегодня, но прямо тянулся вверх - смотрел через забор на левады... И тронулся в глубь скотного двора, едва я взгромоздился к нему на хребтину. Кажется, прогулка могла стать интересной.
Началась она и впрямь весело - пассажем по обочине; семейство узбеков, идущее в сторону сельпо, как ветром на другую сторону проулка снесло. Когда показалась автостоянка и лошадь в ней, раздался приветственный вопль. Танцуя, мы прошли газончик, между делом выясняя, с какой стороны от тропинки следует идти: сама тропинка - чистая глина, так мы её ещё и вспашем, местным подарочек. Не особо снижая скорость, Старик перелез через кювет на шоссейку, а там машина недалече, не отследил её в этот раз старый осел. Я толкнул бочину шпорой; Старик демонстративной рысью перебежал дорогу и после тормозить не собирался: как на цыпочках, неспешно порысил сначала по обочине, потом по треугольной полянке. Рысь потихоньку гасла - чтобы вкопаться, раздувая ноздри, в "пугательной точке" возле входа в перелесок. Точка эта блуждает, когда она есть, когда нет; сейчас она есть, потому что весна. Пропихнул шпорой - Старик влетел в перелесок, сделав три темпа сверхкороткого галопа: на, мол, подавись.
Весна и впрямь бурлила вокруг: снега не осталось даже на северной кромке леса, откуда он уходил последним. Но нам не встретилось ни одного зелёного листика - лишь бурая мёртвая трава прошлого года. Черными тенями лежали на земле остатки борщевика. Старик принципиально срывал серые прутья прошлогоднего бурьяна, но, похоже, тут же выплевывал. Лишь у съезда на трассу мелькнули желтые солнышки мать-и-мачехи: в городе её не видно больше, все газоны рулонные, искусственные. А как же без мать-и-мачехи весной?
На поле в этот раз было здорово: вода ушла в землю, копыто великолепно шло по прошлогодней кошеной траве. Выйдя на ровный участок, Старик ненавязчиво прибавил, потом ещё - тьёльт сменился рысью, потом галопом... Конечно, борзеет конина, сама себе график назначает, с другой стороны, хорошо, что вообще бегать желает. Рановато, конечно, но запаровозит - прекращу. Но затормозился он сам: из-за края леса выполз гусеничный трактор, влекущий странную конструкцию - вроде, сеялка, но тогда бункер где? Трактор остановился, водила, не глуша движок, пошёл до ветру. Старику это всё почему-то не понравилось, вперёд он продвигался с явным напрягом. Поравнявшись с трактором, он резко пошёл осаживать в сторону от него - а там был знакомый до боли пожарный ров! Тут уже не до сантиментов, шпоры к бою. Старик мимо трактора аж пролетел; водила посмотрел на нас здорово нелюбезно и не поздоровался в ответ. Водила русский, местный, видимо. Может, у него с Колдуньей какие-то свои тёрки были - например, в цене навоза не сошлись?
Добравшись до спуска на нижнее поле, мы обозрели окрестности: верхняя по склону часть с дорогой мимо "пикничной березы" была вполне себе сухой, но по центу, охватив рощицу, разлилось пойменное озерцо, и оно что-то близко подходило к спуску в долину Северки. Проедем или нет - вопрос, а хлюпать будем точно, и Старик этого не любит. Ладно, туда ещё добраться надо. Мы спустились (первый раз подвернулась задняя нога, эх), перешли все канавки и встали на идеальную дорожку, ведущую из неоткуда в никуда. Старик встряхнулся, и объявил, что снова намерен бегать. Почему бы нет - в конце-то концов, восстановился вроде, давно уж не отдувается. Ладно, беги, короче - и он побежал. Снова галопом? Запаровозил ведь через сто метров, сразу очень громко, но ведь ещё и тормозиться не хотел! Я сделал вид, что нам непременно надо повернуть по тракторному следу через луг, к речке, а там мокрее, не побегаешь... Зашагал - мол, сам так решил. На самом деле вовремя решил: свежих кротовин по луговине было немеряно, и здоровые какие-то кротовины. Для нас - минное поле даже на шагу: крепко не провалится, но дернет ногу запросто. Змейка вокруг кротовин ему не понравилась явно. Зато он совершенно спокойно прошёл мимо кучи мусора, что с осени украшала местный пейзаж - и теперь для него стала частью пейзажа. Вгляделся повнимательнее - поломанная мягкая мебель, бывшая некогда пафосной. Коттеджей по округе хватает, кто-то обстановочку поменял. И опустился до прямого свинства.
Через ручей, текущий из пойменного озерца, мы перелезли без каких-либо эмоций. Подумаешь, хлюпнуло под одним только копытом... С пойменного озера донеслось мощное хлопанье крыльями и дикие вопли: завидев нас, утиная стая разом вытянула шеи и забила крыльями: весну мы им, видите ли, портим. Смотаться решили только трое - с плеском разогнались среди кустов, пошли над полем на бреющем, построившись в правильное звено. Старик только мрачно вслед посмотрел. Коню было паршиво - он явно переоценил свои возможности, и теперь громко дышал на шагу и ровном месте. А ведь впереди подъём на верхнее поле и второй, вдоль ветрозащитки... Отдал ему повод, наклонился вперёд; Старик паровозил, но упорно пытался ускориться вверх. Я не соглашался. А ведь впереди ещё наша галопная трасса, где это, с хвостом, бегает из года в год.Не побежал. Шагал с недовольным видом и громко дыша - на полдороге до съезда продышался, но рысить не стал. Может, и правильно - не так уж до дома далеко, не отшагается ведь. Бывают и у него вспышки разумности, жаль только - иногда.
Переход кювета на съезде меня всегда напрягает... Обратный - особенно, там приходится спускаться по диагонали, огибая бездонную лужу. Но ничего, в этот раз получилось, хотя поддерживать поводом надо хотя бы для проформы, чтобы не ломился вперёд. Есть у товарища такая привычка - на остатках равновестия вылетать с плохого грунта куда угодно. Слегка отзовёшь - уже не ломится, а ведь было. Как и в прочем - силушки нету, включай мозги. В общем, домой он не рвался - или уже не мог? А ведь солнышко ушло за край перелеска, с вечерней тенью вокруг нас сгустился мокрый холод: достал из кармана рабочие перчатки - помогло не особо. Пора домой, пора - самое неуютное время. Поёживаясь, добрались до конюшни - а там, на удивление, кипела жизнь, как в честном конно-спортивном клубе! Для начала мы наткнулись на кобылу, рысящую под верхом на кордовом кругу: в седле сидело одно из юных дарований, а следом, держась четко с левой стороны, безо всякой сворки рысила... Летучая! В правой леваде, держась на сухом пятаке, самовырабатывал себя какой-то жереб, на лужайке за левадами неспешно ехали парой Тангар и Эсперанс. В левой леваде на Канапэ рысила Джульетта, и похоже, не справлялась - кобылища таскала. А на автостоянке настороженная Колдунья водила в руках совершенно несчастного Молодого: он шёл нехотя, с "деревянными" задами - такое я помню разве по старым временам, когда он допрыгался, с Гранддамой воюя. Сейчас-то что? Основная версия - неудачно в леваде повалялся, спину заклинило. Как не старается Ника, не удаётся ему мышечный корсет поднакачать. Здесь - не удаётся. А какому клубу нужно такое чудо - больной и не самый вменяемый жереб? Какого чемодана без ручки я, наконец, лишился.
Увидя такой аншлаг, Старик немедя пошёл пассажем под весьма противные вопли. Особо комфортно мне не было - но пришлось держать фасон, изображая равнодушие и красивую расслабленную посадку. Впрочем, расслабленной она тоже была не сильно: позвоночник ниже ребер ломило заметно... Взглянул на еле видную по вечеру тень - спина стоит, как положено, не больше, и это на Старике, где пассаж из седла еле заметен. Старею. Спрыгнуть Старик мне дал, пошёл стремена подвязывать - запрыгал, скотина старая: лучше бы на поле так скакал. Впрочем, по сумме баллов - неплохо, и это радует. Снял седло, потащил в аммуничник; дистония, молчавшая пол-дня, накрыла меня на входе в "человечник", да так, что чуть седло и прочее хозяйство из рук не выпустил. И холод вернулся - приехали, в общем. Отогреться не получилось ни здесь, ни в электричке: мысль о том, чтобы поиграть в лотерею - ждать автобус на конечной - ужасала: решил заложить петлю через метро, казалось, там хоть теплее. Теплее там тоже не было... Приготовился к пешему марш-броску от метро до дома, напялил перчатки, капюшон - и не понадобилось! Отпустило, наконец. Но чтобы я ещё раз на конюшню в субботу попёрся!
Ксюшка и К и Madina нравится это.
You need to be logged in to comment