Родриго Пессоа: "Не останавливайтесь на просто хорошем"!

5 декабря 2017 г.

Родриго Пессоа: "Не останавливайтесь на просто хорошем"!

Мне посчастливилось присутствовать на первом семинаре Родриго Пессоа в Северной Америке. Родриго работал с тремя группами всадников по 5 пар в каждой. Сессии были разделены на 1,15 м, 1,25 и 1,35 м. Работа велась с акцентом на прыжки. Девиз Родриго - "Все в ваших руках!" «В конце-концов, на боевом поле останетесь только вы и ваша лошадь», - подчеркивал он.

Его принципы - простота и естественность в тренерстве, обучении, езде и мышлении. По словам Родриго, "Необходимо наслаждаться ездой. Если вам это не нравится, то вряд ли ваша лошадь тоже будет в восторге от того, что происходит".

Приоритеты этого выдающегося конкуриста - эффективность средств управления, быстрые ответы лошади и расширение пределов достигнутого.

Участники семинара ожидали от чего-то сложного от гимнастических упражнений, но первое, что их ожидало, была работа над...плечом внутрь. Именно это упражнение, по мнению Родриго, "должно находиться на первой странице любой книги, посвященной манежной работе, и стать эквивалентом утренней зарядки для лошади". Оно предоставило тренеру и участникам семинара множество возможностей установить тренировочные приоритеты: эффективное использование средств управление, особенно шенкелей; быструю реакцию лошади на эти средства и целенаправленную работу с лошадью , создающую у нее гибкость, силу и уверенность.

О том самом плече внутрь

Родриго открывал каждую сессию с разминки, предлагая всадникам греть лошадей самостоятельно на рыси и галопе в обоих направлениях. «Первые пять или десять минут вашей работы должны быть потрачены на вашу лошадь, побуждайте ее двигаться прямо, свободно и естественно, - советовал он. - Для начала растяните лошадь, не прося от нее ничего особенного».

Затем он просил всадников стать на большой круг диаметром около 42 м и постепенное налаживать контакт, всегда начиная от ноги, побуждая лошадь двигаться от зада, и поддерживая ее рукой. «Каждое действие руки должно быть подтверждено работой ног всадника», - неоднократно повторял Родриго.

Еще один его принцип, о котором он постоянно напоминал, - постепенно просить от лошади большего, вместо того, чтобы соглашаться на просто "хорошее" или, и того хуже, на "ничего". Родриго требовал больше активности в аллюрах, продолжая работу на круге на рыси. Лошадь "сжималась" во время выполнения плеча внутрь, которое выполнялось примерно на четверти круга, а затем "расширялась" в удлинении темпа на рыси на остальной части круга.

Родриго любит плечо внутрь по многим причинам. Для лошади это отличное упражнение, которое раскрепощает и укрепляет ее спину и дает ей возможность построить баланс в своем теле. В ходе его выполнения лошадь становится более отзывчивой к средствам управления всадника. Всадник же учится чувствовать, где находятся ноги лошади, как движутся другие части ее тела.

В этом базовом выездковом движении, выполняемом на рыси, тело лошади сгибается вокруг внутренней ноги всадника при легком постановлении в сторону этого сгибания. Лошадь движется как в сторону, так и вперед, следы копыт создают три дорожки (внутренняя задняя и внешняя передняя ноги ступают по одной дорожке).

Доминирующее средство управления всадника - усиленная внутренняя нога, внешняя нога при этом удерживает зад лошади на траектории движения.

Родриго требовал, чтобы всадники работали, глядя вперед. Он подчеркивал роль ног всадников. От рук же требовалось слегка направлять внутреннее сгибание внутренним поводом и поддерживать внешнюю сторону лошадь - внешним.

Круг создавал идеальные условия для естественной настройки движения. Впоследствии тренер предложил всадникам выполнить плечо внутрь и по прямой у стенки, где стенка обеспечивала лучшее поддержание угла в 45 градусов . "Лошадь не краб, - сказал Родриго. - Она не должна двигаться только боком!" Несколько раз он лично держал внутренний повод у некоторых лошадей, заставляя их всадников использовать только ноги. Он, нажимая, придавал лошади правильный угол. «Будьте строже к себе, вас не должно удовлетворять в себе что-то, что делается наполовину!»

Только некоторые из лошадей заслужили оценку "почти хорошо" при выполнении плеча внутрь. Родриго предположил, что две из 15 лошадей, в том числе одна, выступавшая на соревнованиях высшего уровня, «никогда в жизни не делали боковых движений». Наиболее распространенными проблемами были потеря импульса, недостаточный угол и, что особенно важно, сопротивление ноге.

Пессоа характеризовал сопротивление, демонстрировавшееся несколькими лошадьми, как норму. "Требуется больше усилий, но, если вы продолжаете настаивать, лошадь поймет, чего именно вы от нее хотитите". Родриго не видел смысла в том, чтобы всадники и/или лошади, не справляющиеся с плечом внутрь, приступали к прыжкам на его семинаре. «Я не прошу от вас 30 посредственных шагов, - подчеркивал он. - Мне нужно 4 или 5 действительно хороших шагов». Он настаивал на том, что хорошо обученная лошадь, должна делать плечо внутрь по пару шагов в обе стороны во время каждой тренировки.

Одна лошадь бросила вызов и своему всаднику, и Родриго. Она козлила, взвизгивала и мотала головой, защищаясь от сигналов средств управления, призывающих ее выполнить плечо внутрь. Все это происходило из-за чрезмерной чувствительности к ноге всадника. Но Родриго удалось расслабить лошадь и она отлично выполнила плечо внутрь после 20 минут занятий на релаксацию. «Мы сделали два подхода через каждые пять минут», - отметил тренер, добившись прогресса в раскрепощении и "разблокировании" спины лошади через упражнение плечо внутрь.

Родриго предложил надеть на следующее занятие с этой лошадью мертвый мартингал, чтобы уменьшить мотание головой и помочь всаднику восстанавливать рамку при помощи ног. Благодаря эффекту от мартингала и появившемуся уважению к ноге всадника лошадь отлично показала себя во время конкурной тренировки.

Когда группа всадников, работавших по 1,35 м, разогрели лошадей на рыси и галопе на большом прямоугольнике, Родриго дал свободное задание, чтобы проверить отзывчивость лошадей. «Представьте, что перед вами внезапно появился огромный огненный шар, большая стена или канава, слишком широкая, чтобы ее перепрыгнуть». Идея заключалась в том, чтобы всадники могли немедленно остановить, повернуть и выслать вперед лошадь.

Родриго отметил, что американские всадники часто отличаются хорошей посадкой, но так же часто замирают в ней, "ожидая, что все произойдет само по себе, но не делая усилий, что "это" произошло".

Все дело в ногах

Сопротивление лошади часто является результатом неправильной реакции на воздействие шенкелей всадника - от нечувствительности до сверхчувствительности. "Невозможность использовать ногу должным образом или в достаточной мере - это самая большая проблема из возникающих", - объяснил Родриго. На семинаре можно было наблюдать как всадников, которые не могли даже слегка нажать шенкелем, - их лошади просто вылетали из-под них, так и всадников, которым приходилось использовать все более строгие шпоры, чтобы мотивировать к движению лошадь, "дубовую" на шенкель.

Правильное положение ноги и грамотная работа ногой - важнейшая составляющая успеха. Родриго рассказывал, что при посыле нужно "обтекать" лошадь бедром, голенью и пяткой. Использование всех трех "частей" ноги облегчает передачу сигнала лошади. Слишком зажатое колено не дает поставить ногу в нужное положение, посыл становится слабым, а посадка - непрочной.

Родриго призвал всадников искать «вибрирующее воздействие» ног - «вкл. и выкл.», а не использовать постоянное давление.

Всадники на лошадях с чувствительными боками должны научить их принимать воздействие шенкелей. Если лошади сопротивлялись усиленному внутреннему шенкелю во время выполнения плеча внутрь, убегая вперед или начиная бочить, Родриго просил всадников поддерживать или побуждать лошадей двигаться вперед, но контролировать, чтобы они оставались на круге. Затем всадники высылали лошадей в активную рысь, чередующуюся с шагами плеча внутрь. Это повторяли при необходимости, чтобы добиться определенного прогресса. На следующий день у всех лошадей было заметно продвижение.

Всадникам лошадей с нечувствительными боками Родриго советовал сначала сдвинуть шенкель слегка назад, чтобы найти более чувствительную точку. "Если одно сильное срабатывание шенкелем не получает ответа, повторите воздействие, усильте его, - советовал Родриго. - Если нужно, прижмите и / или толкните лошадь шенкелями в хороший галоп по длинной стенке, чтобы дать ей понять, какого ответа вы от нее ожидаете".

Сам Родриго использует маленькие шпоры с закругленным концом. Он говорит, что в сочетании с правильным использованием всадником своих ног таких шпор в большинстве случаев будет достаточно. Он советовал всем позиционировать свои шпоры на предусмотренном для этого месте на обуви, там "где они и должны быть".

Некоторым участникам было предложено «оторвать руки от живота». Это происходило чаще всего, когда "гонщики" пытались замедлить или остановить своих лошадей, что обычно сочеталось с приподнятием их седалищ от седла и опрокидыванием корпуса вперед. Родриго ждал от остановки совсем другого - глубокой посадки, приподнятых кистей и тянущегося вверх корпуса. Он требовал прямого, но естественного и расслабленного положения корпуса с приподнятыми кистями рук и согнутыми локтями. Руки должны были действовать достаточно эластично, чтобы поддерживать контакт или набирать повод по мере необходимости. Глаза вверх и плечи назад - общее условие.

Гимнастика

Подчеркивая тему "простоты" работы, Родриго рассказал, что гимнастика, которую он использует на семинаре, - это единственная гимнастика, которую он выполняет дома. «Она проста, но в ней содержится все то, что вам нужно».

Первым элементом стали три жерди на рыси, а затем - ряд из двух маленьких крестовин, затем (через темп) вертикаль и два оксера, между которыми было по темпу. Между жердями было расстояние около 1,2 м, 2,15 м от последней жерди до первой крестовины, 2,75 м в ряду, 6,55 м до вертикали и 6,4 м до двух оксеров.

Упражнение можно легко адаптировать, чтобы помочь лошади сформировать прыжок или исправить проблемы (например, можно прыгать влево или вправо, регулируя высоту и ширину и добавляя наземные и / или направляющие жерди). Как и любое другое упражнение, его не нужно повторять бесконечно. "Если все идет хорошо, я прохожу этот комплекс препятствий дважды на каждой высоте", - рассказал Родриго. Он начинал гимнастировать каждую группу на невысоких препятствиях, затем поднимал их ее еще два раза.

Жерди, которые лошадь преодолевала на рыси, помогали ей становиться на приятный, расслабленный ритм. Когда лошадь касалась жердей на рыси, это был признак того, что всадник, лошадь или оба спешили. Родриго советовал не торопиться.

Во время гимнастики Родриго просил всадников смотреть вперед и давать лошадям время, необходимое для совершения прыжка, вместо того, чтобы сбивать ее, рано поднимаясь из седла или бросая повод. Чрезмерная активность тела всадника при преодолении препятствий - это так же плохо, как и в манежной работе. «Если сверху неспокойно, то внизу также», - заметил Родриго в адрес одного всадника, который изо всех сил пытался стабилизировать корпус и руки, пока его лошадь обрабатывала упражнение.

Гимнастика была основана на чувстве и быстрых ответах. Всадники должны были быть готовы использовать ногу, если чувствовали колебания со стороны лошади или им надо было растянуть ее. Точно так же всадники должны были иметь возможность открыть углы своих бедер, чтобы сократить темп лошади, если они чувствовали что расстояние слишком короткое. По мере того, как препятствия становились выше, важность сбалансированного, устойчивого, живого подхода становилась очевидной.

Родриго предупредил - нет никаких оправданий расхлябанной, неряшливой или «случайной» езде. Стучание по жердям во время гимнастики может вылиться в штрафные очки на маршруте или потерю во времени.

На маршруте

На второй день семинара Родриго поставил для участкников базовый "настоящий" маршрут из 11 препятствий (13 прыжков) на манеже Гран-При (100 х 70 м) Sonoma Horse Park. В нем было три связки, включая связку в 5-6 темпов по дуге, и два или три отрезка для галопа или поворота по необходимости, чтобы не превысить 69-секундный лимит времени. Причины для проведения манежной и гимнастической работы в первый день становились ясными при взгляде на любой участок маршрута, особенно на последний отрезок. Здесь всадникам нужно было выполнить шесть темпов на 22 метрах между системой оксер-вертикаль и финишным оксером. "При прохождении обычного гран-при маршрута, - пояснил Родриго, - лучшим решением для большинства лошадей будет пять темпов, но, так как маршрут был составлен в разрезе тренировки, то от всадников потребуется шесть".

Многим всадникам приходилось бороться, особенно тем, кто ехал на лошадях с широким галопом. "Вы должны работать на каждом темпе", - обратился Родрико к всадникам. Выполняя данное задание, всадники должны были сидеть, выровняв корпус вверх, приподняв кисти рук и использовать седалище и ноги, чтобы сократить лошадь на втором, третьем и четвертом темпах, но оставить лошади пятый и шестой.

Всадникам лошадей, которым требовался более широкий галоп, чтобы уложится в норму времени или преодолеть препятствия, было необходимо установить правильный темп в поворотах, вместо того, чтобы требовать более длинных темпов галопа, часто отчаянно-расширенных, на последних метрах перед отталкиванием.

Считать темпы вне связок Родриго считал ненужным ("Считать в проезде, где больше пяти-шести темпов, смешно!").

Во время езды профессионалов, аудитория была удивлена, когда Челси Джонс проехала дугу в пять темпов и гладко прошла острый угол между двумя другими препятствиями и вложилась во время. Родриго аплодировал ее смелому решению и отметил , что ей "все же нужен более высокий темп на всем маршруте", потому что ее большая, талантливая лошадь была немного медленнее на отталкивании и в воздухе. Джилл Хамфри, которая также ехала на крупной лошади, запомнила ход Челси и поехала так же агрессивно, чтобы остаться в пределах разрешенного времени.

Почти всем было рекомендовано ехать в более быстром темпе. «Если что-то случится на маршруте, это действительно поможет вам избавиться от неприятностей», - сказал Родриго. И наоборот: «Инстинкт тянуть на себя может сильно затруднить вашу ситуацию, заставив лошадь выпрыгнуть слишком близко».

Родриго исправлял немного, поскольку участники семинара ехали маршрут уверенно и профессионально. Он особенно хвалил любителя Линн Ланкастер, чья кобыла четыре раза останавливалась между препятствиями во время разминки и на своем первом 1,15 маршруте. Линн смогла добиться того, чтобы лошадь постоянно двигалась перед шенкелем, поставила ее на стабильный темп, не позволяя лошади выбирать его самостоятельно и эффективно и вовремя использовала ногу. Линн стала единственной в своей группе, кто впоследствии прошел маршрут чисто. «Вы продемонстрировали высокий уровень решительности, - прокомментировал ее езду Родриго. - Когда происходило что-то плохое, вы перенаправляли это в правильное русло. Расширив свои пределы, вы расширили пределы вашей лошади».

Ким Ф. Миллер (источник); перевод Валерии Смирновой.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования