Несколько слов о лошадиной памяти и подходах к тренингу

11 июля 2018 г.

Несколько слов о лошадиной памяти и подходах к тренингу

«Лошадь глупа, но памятлива», - писал Джеймс Филлис. С тезисом о лошадиной глупости не соглашусь: годы общения и взаимодействия с этим животным научили меня думать иначе. Конечно, как и у других живых существ, уровень интеллекта лошадей индивидуально варьирует в зависимости от самых различных факторов (в том числе от породы, пола, возраста и жизненного опыта конкретной лошади). Но, что касается памяти, то тут с Филлисом не поспоришь. Раз чему-то научившись, особенно в молодом возрасте, лошадь запоминает это на всю жизнь. Точно так же лошади запоминают и людей, и сородичей, с которыми когда-то были вместе – об этом свидетельствуют не только многочисленные истории из жизни, но и современные исследования учёных этологов. Недаром основная структура мозга, отвечающая за память, называется гиппокамп, от hippocampus – морской конёк, символ морского бога Посейдона. Если у человека в результате болезни или травмы разрушен гиппокамп, то разрушается и память.

Вы скажете: а как же быть с теми лошадьми, которые ведут себя, как золотые рыбки – моргнула и тут же забыла? Да, такие "экземпляры", несомненно, встречаются. Вот только причины подобной реакции могут быть разными.

Кто-то из лошадей просто не понимает смысла требования, и оттого не запоминает его. Ведь лошади очень экономичны в вопросах расхода собственной энергии, и предпочитают не заниматься вещами, которые считают бесполезными и бессмысленными! Кому-то нужно большее число раз повторить одно и то же действие из-за того, что информация плохо «перегоняется» из кратковременной памяти в долговременную (что, кстати, может быть связано с нехваткой определённых витаминов и микроэлементов в организме животного, например, Fe или Zn).

Другой распространённой проблемой может являться то, что все кони очень сильно реагируют на любые сильные эмоции человека, в том числе и отрицательные. Когда уровень гормонов стресса начинает превышать значение, оптимальное для обучения, они и вовсе перестают воспринимать информацию. Лошадь, которую "до посинения" гоняют ради правильного выполнения определённого элемента или упражнения, а то ещё и несправедливо наказывают, занята лишь мыслью о том, чтобы её, наконец, оставили в покое. Ведь существует огромная разница между тем, чтобы осознавать и запоминать необходимое движение или выполнять его бездумно-механически, тем более, если работа сопровождается раздражением и злостью со стороны человека. Не оказывались ли вы в детстве в подобных ситуациях с последующем ощущением собственной беспомощности, безвыходности, загнанности в угол? Если такая история повторяется неоднократно или не меняется в лучшую сторону в течение длительного периода времени, развивается синдром выученной беспомощности. Это то самое состояние, когда за что ни возьмёшься, всё валится из рук, ты почти всегда не уверен в себе, повышенно тревожен и не получаешь ни малейшего удовольствия от деятельности, даже если поначалу эта деятельность вызывала искренний интерес! Наверняка почти в любом прокате или в «учебке» вы сталкивались с лошадьми, находящимися в таком состоянии ума и психики в целом. В зависимости от своих индивидуальных особенностей, в результате подобного обучения и воспитания лошадь может стать откровенно агрессивной или полностью уйти в себя, иногда "взрываясь" непредсказуемыми реакциями. Обидно, когда в такой ситуации оказываются кони, когда-то начинавшие взаимодействовать с людьми с открытым сердцем и мягким взглядом. Из-за стресса лошадь перестает понимать, что от неё хотят и за что ее наказывают, работа с ней становится не только бесполезной, но и вредной. Единственное, что запоминает лошадь в ходе занятия, – это неприятные эмоции и физический дискомфорт.

Прямая связь качества запоминания с эмоциональной окраской информации даёт нам огромное преимущество в обучении лошадей. Не скупитесь на похвалу, когда действительно довольны лошадью! Похвала для лошади заключается не столько в кусочке сахара, сколько (и прежде всего) в ваших искренних эмоциях. Радуйтесь вместе с лошадью, смейтесь, говорите «спасибо», и она запомнит требуемое действие лучше, чем просто получив угощение. Для лошадей положительные эмоции - не менее, а даже более важное подкрепление, чем еда. Не будем забывать, что лошадь – не хищник, и оттого восприятие соотношения «кнута и пряника» принципиально отличается от восприятия собаки. Для такого социального животного как лошадь одобрение со стороны авторитетного для неё члена социума (в данном случае человека) означает статус в сообществе, комфорт и безопасность (базовая потребность животного-жертвы).

Развитая лошадиная память породила хороший совет заканчивать тренировку на чём-то хорошем, что, впрочем, относится не только к лошадям. Некоторые воспринимают эту идею слишком буквально, как непременную необходимость выжать из лошади то, что у неё не получалось, чтобы похвалить и "отстать". Чаще всего такой подход приводит к нескончаемой тренировке, в результате которой пара фактически выключается из происходящего и начинает лезть на стенку. Дело в том, что, когда у лошади что-то не получается, виноват в этом чаще всего человек, который не всегда может вовремя и правильно оценить собственные действия и устранить ошибки. Это может касаться как всадника, так и его тренера. Наказывать за наши просчёты лошадь – это создавать у неё негативное отношение к работе и взаимодействию с людьми вообще, то есть, заставлять мощную лошадиную память работать против себя.

Поэтому я конкретизирую для себя правило «заканчивать на хорошем»: завершаю тренировку чем-то, что у лошади получается сделать расслабленно и с удовольствием. При таком подходе лошадь всегда с удовольствием идёт в манеж и пробует что-то новое, далеко не всегда для неё сходу приятное и понятное. Поэтому наши кони всегда очень ревниво относятся к тому, кого берут заниматься, а кому приходится ждать своей очереди. Занятие для лошади ассоциируется с удовольствием и разнообразием в жизни. Конечно, такой подход не всегда приемлем в спорте. Но, когда мы говорим о подготовке спокойного и добронравного хоббика, настроенного на взаимодействие с человеком, он представляется более, чем актуальным.

У любой медали всегда две стороны. Это же относится к лошадиной памяти. Обычно высокий интеллект у лошади сочетается с цепкой памятью. Например, наш пони помнит всё «от Рождества Христова» и математически точно просчитывает свои действия далеко наперёд. Любая ошибка в работе с такой лошадью чревата проблемами, от которых потом можно избавляться годами. Но и выучивает такая лошадь всё быстро и качественно, в любом возрасте и на всю жизнь. Поэтому с таким умным и памятливым учеником можно пробовать разные методики в занятиях и смело экспериментировать.

С лошадьми "средних" показателей ума и памяти, экспериментировать в работе следует осторожно. Новые требования, идущие в разрез с предыдущими, могут вызывать у взрослой лошади не только непонимание, но даже обиду. В таких случаях не настаивайте сразу на многом - вводите новую информацию очень постепенно и дозированно.

Обучение пожилых лошадей новым навыкам – зачастую занятие неблагодарное, если пытаться начинать с ними с чистого листа. В таком случае лошадь может полностью замкнуться и уйти в себя. Поэтому больше оперируйте тем, что лошадь уже знает и умеет делать. Однажды мне пришлось обучать премудростям верховой работы 20-летнего коня, до этого всю жизнь провозившего телегу. Сделать это удалось благодаря его большой заинтересованности во взаимодействии и одновременно с помощью максимального включения в занятия имевшихся у него умений.

Продуктивных вам занятий!

Нина Брянцева, соавтор метода PERFECT HOBBY-HORSE, коневладелец и тренер.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования