Статьи, Майя Заз и Аня Гусейнова: Самое страшное – это нереализованные мечты | Prokoni.ru

Майя Заз и Аня Гусейнова: "Самое страшное – это нереализованные мечты"

9 февраля 2019 г.

Майя и Аня/фото из личного архива

Prokoni: Мы все хорошо знаем, как началось знакомство с лошадьми у Ани, а затем как развивалась ее спортивная карьера, но мы практически ничего не знаем о вас. Поэтому я хочу спросить, как произошло ваше знакомство лошадьми и конным спортом, и как вы решили построить свою конюшню?

Майя: На самом деле, все началось очень давно, мне было 12 лет, и мой папа впервые привел меня на Центральный московский ипподром - туда, где сейчас находится клуб «Прадар». Тогда это была конюшня с прокатом лошадей. Там я впервые подошла близко к лошади и села верхом, это была текинская кобыла. Как только я села на неё, она встала на свечку и понесла. Как я смогла на ней усидеть, я до сих пор не понимаю, потому что у нее не было гривы и схватиться было абсолютно не за что. Эта ситуация никак не поменяла моего отношения к лошадям, и с того момента я регулярно и довольно долго ездила на ипподром, практически каждые выходные. Затем я попала в спортивную конкурную группу, но, к сожалению, пробыла в ней недолго — на тот момент я профессионально занималась балетом, и падать мне было категорически нельзя. А выездки в то время на ипподроме не было как таковой вообще.

Майя и Аня/фото из личного архива

Затем, окончив школу, я снова начала ездить верхом, но уже как любитель, просто ради удовольствия.

Поэтому можно сказать, что лошади были со мной на протяжении всей моей жизни. Тогда я еще мечтала о своей собственной лошади и говорила, что, когда вырасту, у меня будет своя лошадь. Люди смотрели на меня косо, так как в СССР ни у кого не было своих лошадей.

Потом в моей жизни был снова перерыв в общении с лошадьми. Снова в конный мир я вернулась уже незадолго до рождения Ани, в то время мы уже присматривали лошадь для приобретения, но как только родилась Аня, появились более приоритетные задачи. Так вместо лошади мы купили машину.

Самое интересное, что через некоторое время оказалось, что Аня тоже неравнодушна к лошадям.

Prokoni: Расскажите, как вы это поняли?)

М.: Мы жили недалеко от стадиона, и там была небольшая конюшня с прокатом лошадей. На стадионе гуляли все мамы с детьми, и я в их числе. А чем можно развлечь совсем маленького ребенка, который еще даже не ходит – конечно, показать лошадку. А когда Аня видела лошадь, у меня появлялось пара свободных часов, потому что она смотрела на них не отрываясь. Затем, когда Аня научилась ходить, она не пропускала ни одной лошади, которая встречалась на нашем пути. Причем пони её совсем не интересовали, только большие лошади. И всегда, когда я сажала её на большую лошадь, на лице у неё было море счастья.

Лет с трёх она начала осознанно говорить, что хочет ездить верхом. Я оттягивала этот момент как могла, так как она была маленькая и по своему телосложению тоже небольшая. Где-то годам к шести с половиной это уже стало невыносимо, и мы пошли в КШВЕ, но там нам отказали в приеме, так как сказали, что у них много людей и нужно стоять в очереди, то есть её даже не покатали тогда. И когда мы уходили оттуда, Аня плакала и, пожалуй, это были самые горькие слезы в жизни моей дочери, их невозможно было остановить.

Затем мы поехали в «Прадар», где нас и покатали, и показали конюшню, и разрешили покормить лошадок. Собственно, вот так с 6,5 лет Аня начала заниматься верховой ездой на пони. Года полтора она прозанималась на пони, а в 2008 году мы купили Абэ, которому было всего 7 месяцев, а Ане на тот момент было 7 лет. Можно сказать, что они выросли вместе. Заездили его в 2,5 года, через две недели Аня уже села на него верхом, и как только это произошло, мы ушли из «Прадара».

Аня, Абэ и папа/фото из личного архива

Prokoni: А где Абэ стоял на тот момент?

М.: Абэ родился в Голландии, его жеребенком с отъема привезли в Россию на продажу, и он стоял на конюшне в Карцево. Просто когда мы были в Италии на выставке Fieracavalli и увидели там фризскую лошадь, мы влюбились всей семьей в эту породу и решили, что мы хотим приобрести именно такую красивую вороную лошадь. Когда вернулись в Москву, стали искать в разных местах, где такую можно приобрести. В итоге попали в Карцево и там увидели, а затем и приобрели, Абэ. Приезжали к нему каждую неделю, кормили, гуляли, играли с ним, собственно, вот так он они и выросли вместе.

В Карцево Аня и начала на нем ездить, тут же и был наш первый тренер – Лариса Демченко, с которой мы достаточно долго прозанимались, года три точно.

Prokoni: А как Лариса отнеслась к тому, что на такой молодой лошади ездит такая маленькая девочка?

М.: Абсолютно спокойно. Конечно, первое время Лариса его подрабатывала и сама тоже, так как понятно, что это молодой конь, да и плюс ко всему жеребец. Но при всем этом он всегда был адекватен ко всему вокруг происходящему, никогда ничего не боялся, и в тот же год, когда мы его заездили, Аня уже спокойно выезжала на нем в поля.

Prokoni: А в какой момент у вас возникла идея построить дом и конюшню рядом с Карцево? И когда вы все поняли, что занятия верховой ездой превратились в профессиональный спорт?

М.: Сначала, конечно, для нашей семьи это все было ради удовольствия, и никто ни о каком спорте даже не думал. Но через какое-то время нас попросили съехать из конюшни, поскольку им не хватало свободных мест. Нам пришлось поменять несколько конюшен, лучше не становилось ни коню, ни нам. Так удачно сложилось, что мой муж очень долгое время мечтал переехать и жить за городом, в связи с чем, мы решили купить участок и построить там дом и небольшую конюшню на пару лошадей. Искали мы землю вблизи Карцево, так как и тренер рядом, и нам было удобно ездить сюда из Москвы.

Совершенно случайно нам подвернулся участок прямо рядом с Карцево, который мы и купили, и сейчас мы соседи с одним забором.

Вот так всё и началось. Построили конюшню сначала на 4 денника, затем лошадей стало больше, и мы достроили еще 4 денника, а затем в какой-то момент у нас в конюшне уже стояли 12 голов. Это было тяжело, так как конюшня и условия не были рассчитаны на такое количество лошадей. Но как-то мы справились. Появились даже конкурные лошади, на которых Лариса выступала, и которых мы потом продавали.

Кроме того, мы купили 3-летнюю фризскую кобылу, которая со временем стала резервной чемпионкой Голландии, что для нас было крайне неожиданно, но очень приятно. Кобыла невероятной красоты и необыкновенного таланта. Сейчас мы ее используем в разведении и буквально вот на прошлой неделе продали двух жеребят от нее.

В какой-то момент нам захотелось развиваться дальше, стало понятно, что нужно выступать на турнирах. Ане было всего десять лет, когда она впервые выступила на соревнованиях, стартовала она вне конкурса, так как не попадала даже в категорию «дети». Выступать мы начали на фризе, нам говорили, что мы безумные, что никто и никогда не будет ставить нам хорошие оценки. Но все это оказалось неправдой. Абэ очень талантливый конь, он всегда был с хорошими движениями. Единственное, нам пришлось сбрить ему «щетки» на ногах, так как из-за них судьи не видели заступа и ставили нам низкие оценки за шаг. И все стало отлично.

В одиннадцать лет мы уже выступали в конкурсе и занимали призовые места, а в двенадцать лет решили поехать за границу. Одной из причин этого решения стало то, что нам отказали в участии в международных соревнованиях, которые проходили в Рязани. И мы поехали подряд сразу на два турнира – в Оливу на две недели, где выиграли все езды, а затем оттуда поехали в Сомюр (Франция). Все нас отговаривали туда ехать, так как это очень сложный турнир и там строго судят, а мы еще и на фризе. Но мы все равно поехали. Погода там была ужасная, лошади вязли в грунте. На фотографиях с той езды видно, как грунт долетает до носа Абэ, а у Ани все сапоги грязные.

В первый день Абэ вообще не понимал, как ему бежать по этому грунту, результаты, конечно, были не очень. Но на второй день мы сделали немного иначе разминку, после чего конь пробежал хорошо и выиграл езду. Благодаря этому впервые в истории в Сомюре звучал российский гимн. Это было здорово!

В Оливе, кстати, только на третий день смогли найти верный российским гимн. Просто они вообще не ожидали, что кто-то из России может выиграть, и не были готовы к этому.

После этих соревнований мы вернулись в Москву, вдохновленные результатами и пообщались с Ольгой Олеговной Соболевой [старший тренер сборной команды России по выездке], которая в свою очередь сказала, что, скорее всего, Аня будет в сборной. К слову, это был первый год (2015 год), когда на чемпионатах Европы ввели категорию «дети» на больших лошадях. Так мы попали в сборную, выиграли первый и пока единственный Чемпионат России, который проходил в клубе «Русский алмаз», тоже под проливным дождем.

Затем мы хорошо выступили в Хагене, а потом уже поехали на чемпионат Европы, где выступили не очень удачно, к сожалению. На тот момент у нас уже были сложные отношения с тренером, с Ларисой, поскольку мы уже тренировались с Аделиндой Корнелиссен. В 2014 году мы ездили к ней на месяц на тренировку, а в 2015 году после ЧР мы снова вернулись к ней, то есть мы готовились уже к первенству Европы основательно с Аделиндой. Лариса с Аделиндой сработаться не смогли. Но, тем не менее, в командном зачете дети заняли 2-е место, в личном – Аня осталась 10-ой. Считаю, что для 13-летней Ани и фризского Абэ это отличный результат, учитывая, что это был их четвертый международный старт в карьере.

Первенство Европы, Аня и Ксения Дубровина/фото из личного архива

Вообще на первенстве Европы была ужасная погода: жара +50 градусов и ни единого дуновения воздуха, не было машины скорой помощи, соревнования не останавливали. Спортсмены падали в обморок после выступлений, они ездили с нашатырем, который я по счастливой случайности положила в ящик и взяла с собой.

Лошади чувствовали себя очень плохо. Мы мыли Абэ по 3 раза в день, работали с 4-5 утра.

Не было абсолютно никаких удобств, ближайшая гостиница находилась в часе езды от турнира.

Это первое первенство Европы был очень тяжелым для всех.

Prokoni: Получается, победу Аня одержала на своем втором Первенстве Европы?

М.: Верно, в 2016 году мы практически на постоянной основе уже тренировались с Аделиндой. Весной мы уехали в Голландию с Абэ и Лаудой, проехали там несколько езд в зачетах «дети» и «юноши». Лошади выиграли все свои турниры.

Но в один из дней Абэ травмировался совершенно непонятным образом, всё было крайне плохо и было не ясно, что дальше делать, потому что Лауду мы приобрели на будущее, на езды в категориях «юноши» и «юниоры».

В итоге мы оказались в такой ситуации, что нам надо было проехать 3 турнира с Лаудой по «юношам», а с Абэ по «детям», но, когда мы вернулись в Голландию, Абэ захромал, и у нас осталась только одна возможность получить квалификацию на Первенство Европы с Лаудой – поехать с ним в Хаген.

Аня купила обычную уздечку для Лауды, в один день проехала все три детские езды на одной тренировке, и тренер сказала, что пара готова к соревнованиям. При этом не было возможности дать лошадям отдохнуть, мы приехали из Розендаля, прошло два дня, и мы уехали в Хаген.

Мы взяли коневоз в аренду, так как наш коневоз уехал в Москву за другими лошадьми.

Поскольку всё это было не запланировано, нам никто не помогал, я сама села за руль, мы еле-еле загрузили огромный ящик с амуницией в машину. Кроме того, у нас не было ничего забронировано. Мы приехали в Хаген, выгрузили коня, прошли ветчек, отработали, в 12 ночи приехали в отель, и нам повезло, что там остался один свободный номер.

В итоге мы выиграли эти соревнования и поехали с Лаудой на первенство Европы. Конечно, мы понимали, что Лауда справится с детскими ездами, но было непонятно, как он будет себя вести на обычном трензеле, мы даже никогда не пробовали на нем ездить на обычной уздечке, так как такой задачи не стояло. Но зато теперь в свободное время от важных тренировок мы работаем его на обычном трензеле, и ему это очень нравится.

Кроме того, детские езды отличаются от всех других тем, что вся езда должна быть пройдена в абсолютно одинаковым ритме и темпе, не меняя их ни на одном аллюре, четко соблюдая элементы от буквы до буквы, метр в метр, в общем, просто идеально. Баллы ставятся именно за четко выполненные аллюры, так как сложных элементов в детских ездах нет.

Турнир в Хагене был в июне, первенство Европы проходило в Оливе в июле, и мы чуть-чуть передохнули. Работали над тем, чтобы все было очень четко и аккуратно, красиво. И у нас получилось. Все три дня езды были великолепные, был феерический финал, главный судья на букве С поставил Ане 80%, а по итогу мы наехали на 77,5%, и это мировой рекорд по детям, который держится до сих пор!

Prokoni: Это, конечно, просто потрясающе, и мы все очень гордимся Аней! А как вы считаете, чтобы ребенок достиг таких высоких результатов, семья должна быть обязательно полностью вовлечена в этот спорт? То есть заниматься планированием, менеджментом.

Аня: Да, для меня это очень важно, для меня важна командная работа, этому я научилась за границей. То есть все люди, которые имеют отношения ко мне: тренер, коваль, спонсор, менеджер, физиотерапевт, диетолог, все-все – это действительно огромная команда, которая в итоге дает возможность достигать таких успехов на соревнованиях международного уровня. Вычеркнуть кого-то из команды просто невозможно.

И мне очень жаль, когда мне пишут дети, которые хотят заниматься верховой ездой, но родители их не поддерживают.

Prokoni: А что бы вы посоветовали родителям, которые только-только начинают заниматься менеджментом своих детей? Что является самым важным, и с какими проблемами им придется столкнуться?

М.: Самое важное – это интерес к тому, что делает твой ребенок. Вряд ли тренер будет полностью заниматься вашим ребенком, организовывать спортивную жизнь помимо занятий верхом и так далее, в противном случае у него просто не останется времени тренировать. Я в данном случае работаю менеджером собственного ребенка, организую всю её спортивную жизнь, начиная от поездок на турниры до работы с тренерами и другими специалистами в конной сфере. Мне всему этому пришлось учиться, во все вникать, но это не плохо, так как я считаю, что никогда не поздно чему-то учиться, тем более, если ребенок проявляет большой интерес к делу. Нужно помогать своим детям реализоваться в жизни, потому что самое страшное – это нереализованные мечты. Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и жалеть потом об этом всю жизнь. Поэтому, конечно, если есть возможность, то нужно детям помогать.

Prokoni Вы продолжаете жить в России, в связи с чем возникает вопрос: как вы считаете, нужно ли жить на две страны, ездить в Европу на тренировки, чтобы подготовиться к турнирам международного уровня?

М.: Подготовиться в России можно, вопрос - на какой результат?. У нас, конечно, все развивается, становится больше участников на соревнованиях, приезжают известные иностранные тренера и проводят мастер-классы, но ни один 2-3-дневный мастер-класс никогда не заменит полноценного цикла тренировок. Поэтому если мы говорим о топовом спорте, то нужно учиться у лучших, а они в настоящее время, к сожалению, не наши соотечественники. А чтобы научиться у лучших спортсменов, приходится ехать в Европу. Мы бы с удовольствием этого не делали, если честно, и жили бы дома, если бы наш тренер жил здесь, но увы.

Prokoni: У любого спортсмена должна быть поддержка федерации и страны, а также менеджмент именно от федерации. Как в настоящее время вы оцениваете вашу поддержку от ФКСР? Это как-то влияет на вашу спортивную жизнь?

М.: Бесспорно мы не можем существовать без Федерации, на турниры мы также заявляемся с их помощью. Постоянно общаемся с главным тренером сборной. Нам стараются помогать финансово по мере возможностей, но, к сожалению, возможности эти очень маленькие. И это очень обидно, так как выступаем мы не за себя, а за страну. Приятно получать поздравления от Федерации, но также и хотелось бы, чтобы помощи было больше, особенно финансовой, так как спорт у нас совсем не дешевый.

Первенство Европы-2017/фото из личного архива

Но с другой стороны мы также понимаем, что финансирование будет тогда, когда будет результат. Поскольку мы своего рода первооткрыватели в детско-юношеских ездах, мы понимаем, что нужно вкладывать свои деньги, но также продолжаем рассчитывать, что со временем появится больше спортсменов, которые будут показывать хорошие результаты на соревнованиях, и тем самым государство будет заинтересовано в том, чтобы финансировать наш вид спорта.

Prokoni: А в организационном плане работы ФКСР всем ли вы сейчас довольны? Какие есть плюсы или минусы в работе федерации?

М.: У нас на протяжении четырех лет один и тот же шеф-экип, доктор, главный тренер, поэтому у нас уже давно налажены отношения, вся работа построена, всю информацию мы получаем своевременно. Могу сказать, что технически федерация свою работу выполняет.

Prokoni: Честно говоря, схема работы вашей команды – редкость для России. Известно, что ваша семья также зарабатывает в сфере конного спорта, в котором у вас есть несколько бизнес-проектов, в том числе и компания «TerraNova». Можете поделиться с нами этим успехом и рассказать об этом подробнее?

М.: Все, конечно же, имеет свою предысторию. Когда мы построили конюшню, встал вопрос о том, чем кормить лошадей. Я против кормления зерном, потому что это малоэффективно для спортивной работы, хотя и дешево. На тот момент мы перепробовали все возможные корма, которые были в наличии, но качество наших кормов было не очень хорошим, а импортных кормов было слишком мало в наличии.

Тогда мы и решили попробовать сделать корма для своих лошадей своими усилиями. На тот момент у нас была ферма в Калужской области под брендом «Terra Nova». Мы советовались с разными людьми, кто компетентен в вопросе выращивания зерна, но, к сожалению, таких людей в России очень мало. Зоотехника плохо развита здесь.

Затем мы стали пробовать экспериментировать, смешивать некие ингредиенты, чтобы получить корм для своих лошадей. Какое-то время это было просто познавательным развлечением, так как эффект от кормления практически сразу отражался в поведении лошадей. В процессе мы многое узнали, поняли.

Затем начали изучать состав иностранных кормов, многое узнали, когда мы были в Голландии, потому что общалась там с людьми, кто занимается именно производством кормов. Я ездила на завод, где выпускают большую часть кормов, почерпнула много идей оттуда.

Потом уже так получилось, что то одни знакомые, то другие стали просить нас сделать для их лошадей корм, хотели попробовать как это будет. Но даже тогда мы не ставили себе цель выйти на рынок и продавать эти корма, делали только по просьбе, для своих.

Постепенно эта забава переросла во что-то большее и стало понятно, что нужно производить корма в таком количестве, чтобы хватало всем, поскольку потребность была не маленькая. Сначала было сложно продавать мюсли, поскольку в России всегда кормили овсом, кашей, но спрос все-таки был.

К тому времени мы уже купили оборудование и сделали мини-линию, на которой стали уже полноценно производить корма, разработали новый логотип для кормов бренда «TerraNova» и стали их продавать.

Prokoni: Сколько лет существует компания «TerraNova», которая производит корма?

М.: Уже 4 года.

Prokoni: Каков объем вашего производства на данный момент?

М.: Мы производим несколько десятков тонн кормов в месяц, по нашим данным мы сейчас самые крупные российские производители кормов. На территории Москвы и Московской области наша доля продаж составляет более 50% среди покупателей отечественных кормов. Но мы не останавливаемся на достигнутом, всегда стараемся придумать что-то новое. На этот год у нас есть 2 супер идеи, мы постараемся их реализовать. Но пока это секрет, рассказать о них не могу.

Все наши лошади едят наш корм, естественно. Это правда. Даже уезжая за границу, мы берем с собой наши корма, но, к сожалению, немного, так как ветеринарные правила не позволяют провозить большее количество кормов, нужны экспортные документы, оформление которых занимает много времени и усилий.

Prokoni: А продажа лошадей? Вы же этим тоже занимаетесь на данный момент?

М.: Поскольку много времени мы проводим в Европе из этого и выросла история с продажей лошадей, хотя поначалу это также было только для знакомых, когда они обращались к нам за помощью, просили порекомендовать или найти лошадь. Но так со временем появилась большая база поставщиков коней, в основном из Голландии, где мы также посетили множество шоу, аукционов и тому подобное.

Нам было очень интересно узнать больше о топовых лошадях, об их родословных. Со временем нам удалось изучить основные конкурные и выездковые линии, а также фризскую породу, поскольку она стала очень популярна, в том числе и благодаря Абэ. По сей день запросы на покупку фризской породы не уменьшаются. Со многими заводчиками мы уже дружим, поэтому подобрать лошадь сейчас проблемы вообще не составляет. Когда ко мне обращаются за помощью, я с удовольствием подбираю лошадь человеку, но все равно это все не массово и не стоит на потоке. Кстати, за все годы, что я продаю лошадей, у меня был только один клиент, который не купил лошадь.

Prokoni: Вы подбираете лошадей и для выездки, и для конкура?

М.: Да, абсолютно верно. В конкурном направлении мы тоже знаем много людей, со многими общаемся.

Prokoni: Как к вам можно обратиться за помощью в подборе лошади?

М.: Через любую страницу «TerraNova» в соцсетях. С прошлого года мы сделали страницу в Instagram, она называется @terra_nova_sport. Мы считаем, что производство корма - это прекрасно, но мы хотим делать что-то еще, поэтому теперь мы привозим в Россию шведскую косметику для лошадей, которая уникальна по своим формулам и очень качественная, мы являемся официальным представителем и дилером K9Horse в России.

Ну и, исходя из всего вышеперечисленного, появилось также направление в предоставлении стажировок за границей. Это новое направление, это сложнее, чем просто купить лошадь, потому что нужно подобрать конюшню, тренера, с которым должно сложиться взаимопонимание, лошадей, на которых человек сможет ездить. После стажировки должен быть результат, чтобы человек чему-то научился, а не просто покатался на других хороших лошадях. Поэтому это достаточно кропотливая работая, которая стоит дорого. Но есть люди, которые к нам обращаются, и мы организуем для них такие стажировки. Кстати, стажировок по конкуру больше всего, по выездке крайне редко. Стажировки могут проходить в Голландии, Бельгии, Германии.

Prokoni: Расскажите, какие три самых главных идеи вы собираетесь воплотить в жизнь в 2019 году и чего ждете больше всего?

Аня: Я жду первых турниров в категории «юниоры». Жду начала работы с Майки, в феврале мы его забираем и начнем работать, возможно, уже скоро поедем на турниры.

Также жду поступления в Московскую государственную академию физической культуры. Буду учиться на заочном отделении, чтобы продолжать заниматься спортом, а по окончании академии стать дипломированным специалистом, а именно тренером.

Благодарим Аню и Майю за интересную беседу и желаем удачи во всех начинаниях, бизнес-проектах и соревнованиях! =)

Автор интервью: Александра Маслакова, главный редактор Prokoni.ru

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования
Автор