«Я не знала, что значит быть паралимпийцем до того, как стала одним из них» | Prokoni.ru

«Я не знала, что значит быть паралимпийцем до того, как стала одним из них»

29 февраля 2020 г.

Фотограф @focussed_photography / Фото из инстаграма @amelia.a.white

В тот день Амелия Уайт возвращалась из университета домой к родителям в Таллвуд, маленький городок в Новом Южном Уэльсе. Был совершенно обычный день, ее университет находился рядом, и она была почти дома, примерно в 10 минутах езды. Во время дороги она мысленно прорабатывала стратегию разминки своей лошади перед предстоящими соревнованиями. Она повернула руль и сделала крутой поворот налево — последний поворот, отделявший ее от дома.

«Как раз перед тем, как завернуть за угол, я увидел впереди приближающуюся машину. Мои глаза сфокусировались на передней решетке автомобиля, мчащегося ко мне. Прошла всего лишь доля секунды, прежде чем я поняла, что встречная машина была полностью на моей стороне дороги.

И все. Мне некуда было деться», — вспоминает Амелия.

Она не помнит момент удара, но рассказывает о последствиях в таких красках и подробностях, будто бы переживает этот момент еще раз.

Водитель другой машины тут же выскочил из машины и подбежал к ней. Медсестра, которая по счастливой случайности проезжала мимо, остановилась, чтобы помочь — та самая медсестра, которая лечила Амелию после несчастного случая во время занятия на лошади несколько лет назад. Амелия помнит оглушительный грохот и хруст металла, ей показалось, что он находится внутри консервной банки, которую кто-то сдавил. Прошло несколько мгновений, прежде чем она поняла, что застряла в машине и не может выбраться наружу.

«Сначала я была очень спокойна. Я помню, как сказала водителю и медсестре, которые остановились, чтобы те помогли мне: «вы должны найти мой телефон. Мне нужно позвонить маме и папе и сказать им, что я вернусь домой поздно.» Единственное, чем я была обеспокоена в тот момент — это тем, что я опаздывала на ужин», — рассказывает Амелия.

К тому времени, когда врачи вытащили ее из машины и отвезли в больницу, начала проясняться степень травм Амелии. Ее ноги были раздроблены, большая часть удара пришлась на левую ногу.

«Меня доставили в больницу поздно вечером, и врачи предупредили, что вероятность ампутации вполне реальна. Я умоляла их: «пожалуйста, не надо, у меня есть лошадь, вы должны спасти мою ногу», — вспоминает Амелия.

В результате столкновения у нее были сломаны левая ступня, левая лодыжка, левая нога (голень и малоберцовая кость), левое колено, левая бедренная кость, правое бедро, правое колено, три правых ребра, правая ключица, правое запястье и нос. Врачи сумели спасти ее ногу, но вероятность того, что она смогла бы функционировать, была слишком мала.

Жизнь в новой реальности

Фото из инстаграма @amelia.a.white

Следующие два года Амелия проведет то в больнице, то в инвалидном кресле, а затем у нее появится целый список необходимых операций по восстановлению поврежденной левой ноги. После того кошмарного события ее жизнь стала выглядеть совершенно иначе. Ее учеба в университете закончилась примерно через два месяца после того, как началась, ао занятиях верховой ездой, которые приносили так много радости в ее жизнь, нельзя было сказать чего-то определенного.

«Все то время, что я был в инвалидном кресле, я пыталась понять, как я смогу сесть на лошадь, используя только левую руку; ведь был какой-то способ подсадить меня на лошадь, чтобы я смога ездить. Тогда я еще не понимала, как этот несчастный случай повлияет на мои занятия спортом», — говорит Амелия.

Несмотря ни на что, она снова села на лошадь примерно через год после несчастного случая. Три недели спустя она приняла участие в соревнованиях и заняла первое место.

«Я подумала: О, это будет легче, чем я думала!», — комментирует всадница.

Но всего через несколько недель она вернется в больницу для дополнительной операции по восстановлению левой ноги. Она проведет еще год, не садясь в седло.

«Даже когда я вернулась к верховой езде, из-за операция приходилось то и дело откладывать занятия спортом. Я обнаружила, что каждый раз, когда лошадь прыгала — неважно, какая лошадь, насколько большая высота была у препятствия и вне зависимости от того, что я делал сверху, я постоянно сваливалась с лошади справа», — рассказывает Амелия.

В течение многих лет она делала один шаг вперед, а потом — два назад.

«Я участвовала в нескольких соревнованиях, падала на кроссе, несмотря на разные седла, разных лошадей, разных тренеров и несмотря на все приспособления, что я могла найти для того, чтобы крепче держаться в седле. Я растеряла всю свою уверенность и была слишком напугана, чтобы продолжать дальше. Я решила, что с меня хватит», — рассказывает Амелия,

В 2015 году, в начале сезона, тренер Амелии, австралийская олимпийская чемпионка Меган Джонс, впервые произнесла приставку “пара”.

«Я не думаю, что ты сможешь ездить верхом на таком уровне, на каком была когда-то в троеборье. Если ты действительно намерена представлять Австралию на Олимпийских играх, следует подумать о паралимпийской выездке», — выразила свое мнение Меган Джонс. Поначалу Амелия была категорически против.

«Это было действительно трудно принять. Целый год я полностью отрицала идею о паралимпийской выездке. Я больше не была прикована к инвалидному креслу, и поэтому в моем сознании я больше не была инвалидом, а следовательно — не была всадником-паралимпийцем. Теперь же, зная, насколько сильна конкуренция в этом виде спорта, я смеюсь над прежней собой», — говорит всадница.

Наконец, Амелия поддалась на уговоры тренера и попробовала проехать несколько схем паралимпийской выездки на своих спортивных лошадях. Осознав, что этот вид спорта потребует специально подготовленных лошадей и всестороннего мышления, она решила переехать в страну выездки — в Германию.

Фото из инстаграма @amelia.a.white

«Я думала, приняла рациональное и разумное решение, но теперь я понимаю, насколько это отличалось от действительности. Мне пришлось научиться сидеть рысью на выездковых лошадях с совершенно другими аллюрами. У меня не было ни мышечного корсета, ни сил, и я была истощена. Я приходила домой с тренировки и спала на диване — настолько я уставала», — вспоминает Амелия.

Она продолжила тренироваться под руководством немецкой олимпийской золотой медалистки Хелен Лангеханенберг, но понимание того, что паралимпийская выездка — это тоже серьезная спортивная дисциплина с серьезной конкуренцией пришло после ее первых международных соревнований во Франции.

«Там я впервые встретилась с европейскими паралимпийскими всадниками и поняла, насколько это профессиональный вид спорта, и как много эти люди тренируются. И я очень быстро поняла, что, если хочу продвинуться в этом спорте, мы должны совершить шаг вперед — не только в моем обучении, но и в других вопросах. Я должна была научиться управлять не только лошадью, но и собой», — добавляет Амелия.

«Настало мое время»

Фото из инстаграма @amelia.a.white

Это произошло в 2016 году. Она продолжала тренироваться и совершенствоваться под руководством Хелен. И однажды Амелия проснулась от сообщения в Whatsapp — она была в расширенном списке участников Олимпиады в Токио.

«Это было так сюрреалистично. Я всегда строго отношусь к себе и иногда мне нужно оглядываться назад, чтобы вспомнить на каком уровня я была всего лишь 6 месяцев назад, год назад или даже 5 лет назад, когда у меня был гипс на ноге и я ходила только с костылями. До Токио осталось меньше года, и я приложу все усилия, чтобы стать лучшей.

Это удивительное достижение - заслуга всей моей команды. Мои родители, мой муж — все поддерживают меня на 100%. До недавнего времени у меня не было спонсора (но, к счастью, теперь у нас есть замечательные спонсоры!), и мы все очень много работали. И нам всем приятно осознавать, что мы на правильном пути», — говорит Амелия.

Амелия признает, что у нее до сих пор бывают такие дни, когда ей хочется все бросить. Но у какого всадника нет таких дней?

«Это тяжелый вид спорта, и он становится еще более тяжелым, когда твое тело работает против тебя. Иногда бывает очень сложно выполнить что-то хорошо, но я стараюсь. Иногда я расстраиваюсь. Я звоню своей семье в Австралию и плачу. Но чувствовать все это — это нормально, важно лишь то, что после всего у тебя есть силы встать и продолжить свой путь», — говорит спортсменка.

Чтобы ни произошло в Токио, Амелия готова ко всему, ведь именно эта настойчивость и привела ее в этот вид спорта.

«Я думаю, что возможно найти плюсы во всем. Для меня это заключается в том, что я все еще здесь, в седле, в паралимпийской выездке, в конном спорте», — завершает Амелия.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования