Статьи, ​Нельсон Пессоа: Вы должны говорить с лошадью на одном языке | Prokoni.ru

​Нельсон Пессоа: "Вы должны говорить с лошадью на одном языке"

15 ноября 2020 г.

Фото: horsesport.com.

Этому всаднику, тренеру и, без преувеличения, легенде конного спорта скоро 85 лет, но он в прекрасной форме. В августе он запустил аукцион Pessoa Auction, а когда этот проект завершился, в сентябре его уже ждали следующие. После того, как его любимые лошади были проданы, Нельсон Пессоа решил полностью посвятить себя тренерской деятельности, чтобы его система и методы работы продолжали существовать. В его планах по прежнему стоит Олимпиада в Токио 2021, он главный тренер австралийской команды по троеборью, и смотря на его насыщенную жизнь, никогда не подумаешь что ему уже далеко за 80.

Neco, которого также называют Волшебник рассказал медиа-ресурсу World Of Showjumping о своей жизни и поделился опытом, полученным за его многолетнюю карьеру, которая началась сразу после окончания Второй мировой войны и продолжается по сей день.

Вы никогда не перестаёте учиться

«Это отличный шанс и честь для меня - работать с австралийской командой по троеборью, - говорит Neco о своей работе главным тренером во время подготовки к Олимпиаде в Токио. - Австралийские троеборцы - истинные конники, такие люди, как они, практически отсутствуют в современном мире. Это очень консервативные англо-саксонцы. Сколько нового я узнал вместе с ними, это невероятно! Каждое утро они все начищают свои сапоги до блеска. Мне это нравится! Я терпеть не могу чапсы и мини-чапсы, мне бы не хотелось, чтобы меня увидели на лошади в мини-чапсах», - рассказывает он.

«Австралийские троеборцы - настоящие профессионалы, когда дело касается работы с лошадьми и ухода за ними. Опять же, существует старый англо-саксонский подход к уходу за лошадьми и меня как раз так этому и учили в Англии у Ted Williams. Он конечно неподражаем; я помню, как он учил меня делать мэш собственного приготовления в специальной машине. Мы добавляли разные злаки, масла, соль. А сейчас вы просто покупаете его готовым», - отмечает Neco.

«По-моему, мы с австралийцами отлично ладим, потому что, когда речь идёт о лошадях, я становлюсь просто одержимым. При общении с лошадью вы должны говорить с ней на одном языке. Вы должны обеспечить ей наилучший уход, должны быть перфекционистом», - говорит Neco, с восхищением рассказывая об австралийских всадниках Andrew Hoy и Chris Burton, которые на турнирах даже живут в коневозе, а не в отеле, чтобы быть ближе к своим лошадям.

«Для меня быть хорошим конником означает полностью самостоятельно следить за состоянием лошади - от зубов до копыт. Надо быть абсолютно уверенным, что у вас хороший коваль, ветеринар и относиться к лошадям, как к спортсменам. С другой стороны надо помнить о том, что это все-таки животные. Надо обязательно обеспечить им хороший отдых и свободный выгул: каждый день они должны гулять в полях, как минимум, несколько часов. Я не могу смотреть на лошадей, которые не гуляют. Это противоестественно. Я большой сторонник ежедневного выгула лошадей».

От подножья Cristo до побережья Lac Léman

Почему Neco стал перфекционистом, становится понятно, если послушать, что он рассказывает о своём детстве. «С раннего детства меня учили хорошему стилю и грамотной езде на лошади», - рассказывает Neco и демонстрирует фотографии, на которых он в возрасте 5 лет прыгает без стремян с идеальной посадкой. «Мой отец был очень требовательным. Я помню, как отправил ему по почте несколько фотографий с соревнований, на которых я одержал победу, а он сказал «пожалуйста, не присылай мне больше этот ужас» со смехом вспоминает Neco, насколько строгими были требования у его отца.

Фото: pessoausa.com.

Пока Neco не исполнилось 12, он боялся ездить верхом. В итоге, ему удалось преодолеть свой страх, и он начал выступать. «На место страха пришла страсть и любовь к лошадям. Конноспортивный клуб в Рио, где я начинал заниматься, был невероятно красивым, на берегу озера, у подножья Cristo. Он был просто прекрасен, с большими освещенными открытыми площадками и тремя манежами!»

«После войны у Чили была одна из лучших команд мира. Чилийцы побили мировой рекорд в 1949, когда капитан команды Alberto Larraguibel на своей лошади Huaso прыгнули препятствие высотой 2 м 47 см. Они тогда были очень популярны и путешествовали по всему миру. Когда мне исполнилось 14, мой отец отправил меня в Чили на обучение, так как считалось, что местные всадники обладают превосходным стилем езды и правильной посадкой. Однако, если говорить о выездке, тут чилийцы были отнюдь не самые сильные. У них даже была теория: лошадь не должна рысить. Выездка здесь на самом деле не была настоящей выездкой. Они седлали лошадь, выходили, шагали и потом сразу галопировали. Ни одного темпа рыси. Но на Олимпийских Играх они завоевывали медали. В то время у них был такой подход».

Когда Neco исполнилось 18 лет, на спортивной арене в Бразилии доминировали всадники, выступающие за вооруженные силы. Neco уже был одним из лучших гражданских всадников, и его взяли в национальную команду. «Я был ещё молод, но вполне мог конкурировать со всадниками-армейцами в маршрутах до 150 см. Мой отец нашёл мне лошадь, у него был хороший глаз на лошадей. Бразильские армейские всадники ранее уже финишировали четвёртыми на Олимпийских играх в 1952, и для меня было большой честью то, что в 1953 году меня выбрали в команду, которая должна была выступать на соревнованиях в Аргентине. Там я выиграл Гран-при в Mar del Plata и, в итоге, стал одним из лучших всадников турнира».

Спустя три года в Стокгольме, в возрасте 20 лет, Neco впервые выступил на Олимпийских играх и был признан лучшим бразильским всадником. «После Стокгольма мы отправились в Ахен, Лондон и Дублин. Неожиданно мы выиграли Кубок Наций в Ахене, что застало врасплох организаторов, у которых не оказалось бразильского флага, они даже не знали наш гимн! - смеётся Neco. - Когда я вернулся в Бразилию, я был полон надежд и грандиозных планов. Ведь я видел таких всадников, как Hans Günter Winkler, Raimondo D’Inzeo и Piero D’Inzeo. В 1957 году правительство снова послало бразильскую команду на турниры в Европу, и меня снова включили в состав. Мы начали с Португалии, затем были Испания, Франция, Бельгия, Германия, Англия и Ирландия, мы добились больших успехов. В 1959 году мы поехали в Америку и выступали на Панамериканских играх в Чикаго, затем на турнирах в Нью-Йорке, Вашингтоне, Гаррисберге, а также в Торонто. Вернувшись в Бразилию, я уже знал, что хочу переехать в Европу и стать профессиональным всадником. Мне повезло, у меня появилась такая возможность, когда одна французская дама, проживающая в Бразилии, пригласила меня поехать с ней в Европу и тренировать ее там. Меня не понадобилось просить дважды! Была только небольшая сложность: на тот момент я уже был помолвлен с Региной, и нам пришлось быстро сыграть свадьбу, чтобы успеть до отъезда. Мы поженились 19 декабря 1960, а уже 5 января я был на борту корабля, направляющегося в Европу, со своими лошадьми и женой, которая, кстати, никак не была связана с конным спортом. Моя семья считала это безумием! У меня не было финансовой поддержки от отца; у отца было ещё трое детей, и у него не было денег на то, чтобы оказывать поддержку уезжающему в Европу сыну. Так, я самостоятельно отправился в Европу в надежде на тренерскую работу с француженкой, конюшня которой находилась неподалеку от побережья озера Lac Léman.

Ни сантиметра песчаного покрытия

«После двухнедельного плавания мы наконец прибыли в Европу, - продолжает рассказ Neco. - В те времена это был самый простой способ перевозки лошадей. Я помню, однажды, когда мы отправились в Португалию и застряли в порту Мадейры, путешествие, которое обычно занимало две недели, обернулось целым месяцем. Тогда на корабле лошади размещались на маленьких поддонах с деревянными полами и не могли питаться сеном, потому что его негде было хранить. Когда мы летали на Олимпиаду в 1956 году в Стокгольм, дорога заняла у нас 95 часов, мы вынуждены были останавливаться в Ресифи на Севере Бразилии, Дакаре, Париже и Копенгагене. Когда мы путешествовали на поезде, мы должны были пешком вести лошадей со станции до места проведения турнира. Тогда перевозки были совсем не такими как сейчас».

«В конце концов, оказавшись на прекрасной ферме, площадью 300 га в Женеве - где сейчас расположен Женевский гольф-клуб - я обнаружил, что там нет ни сантиметра песчаного покрытия для тренинга лошадей. - смеётся Нельсон. - И если одна из моих лошадей оставляла след от копыта на зеленом поле, управляющий усадьбы делал мне замечание. Я приехал в январе, а мой первый турнир состоялся в марте в Дортмунде, и в этот промежуток времени у меня не было нормальных тренировок ни в манеже, ни на плацу! Однако, мы смогли это пережить, благодаря тому, что два раза в неделю мы загружали лошадей в трейлер и ехали тренироваться в манеж одной конноспортивной школы, расположенной неподалёку. Нам выделяли 1,5 часа во время обеда, когда клиенты уходили поесть, и мы могли немного попрыгать. В таком режиме я работал около 10 лет!»

Фото: issuu.com.

«Я вырос в Капакабане, в апартаментах с видом на побережье, что сильно отличалось от того места, где я оказался. - вспоминает Neco о своём первом годе, проведённом в Европе. - В Бразилии везде царила атмосфера свободы, там казалось, что все возможно, в Швейцарии все подчинялось строгим правилам. К счастью, отец воспитал во мне приверженность к дисциплине - как я уже говорил, он был очень строгим - поэтому я смог быстро адаптироваться».

«Жить вдали от семьи оказалось не просто. Однако, у меня и по сей день очень близкие отношения с моими братьями и сёстрами».

«Когда я приехал в Европу в 1961 году, я осознал, что у меня ничего не получится без грамотной выездки. Моя немецкая приятельница Rosemarie Springer помогла мне улучшить некоторые навыки. Я купил и привёз из Бразилии чистокровную кобылу по кличке Granfina для занятий выездкой. Она ужасно прыгала, но была отличным выездковым учителем».

«Спустя годы выездковая работа стала одной из моих сильнейших сторон, - говорит Neco, известный сейчас как "король выездки для конкуристов". - Я был и остаюсь сторонником выездки. Я даже выступал на соревнованиях с Baloubet du Rouet, когда он был помоложе. Сейчас выездковая работа, которой занимаются конкуристы, стала более универсальной, чем в былые времена. На лицо грандиозная эволюция. Большинство всадников в наше время достаточно серьезно относятся к работе над ездой и посвящают ей 80-90% времени. Если вы не всадник от Бога, а таких единицы, то вы должны серьезно относиться к выездке».

Прочитать интервью Нельсона Пессоа полностью можно по этой ссылке (на английском языке).

Источник: Worldofshowjumping.com.

Комментарии
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для комментирования
Автор