МОЙ ЛЮБИМЫЙ КОНЬ...

Маська

Активист
--------------------------------------------------------------------------------


А этот рассказ, точнее нашу с Тошей биографию, я написала прошлой весной, когда он снова стал моим. Может быть, кому-то понравится, кому-то нет, но здесь все чувства, пережитые мной за последние 6 лет.
Если кто-то когда-либо терял лошадь (по болезни, потому что его продали, или просто на нём вдруг начинал работать какой-то другой человек, не ты) – тот поймёт и оценит, насколько передаётся моим рассказом состояние безысходности, бессильности что-либо изменить. Я ведь знаю, что на большинстве конюшен такие трагедии случаются регулярно, и представить трудно как переживают их работающие там люди, если учесть, что чаще всего в прокатских конюшнях на лошадях работают девочки 12-16 лет – как им пережить такое? А потом, когда слёзы кончаются, начинаются письма жёсткие, колючие. Хочется предупредить – лошади – это мир жестокий, и, если вы этого не понимаете, если не готовы следовать за ними, не оборачиваясь назад, то лучше не начинайте. Придя первый раз на конюшню, вы рискуете оттуда уже не уйти. Никогда. Наверное, настоящее отношение между человеком и лошадью, отражается в этом стихотворении. Его написала девушка, такая же как я: «Я делюсь с тобой одиночеством,/Прожигаю тебя насквозь,/Я сижу в деннике на корточках,/Подбираю сырой овёс.//Ты глазами толкаешь бережно,/Выгоняешь из-под копыт./Ты лелеешь меня и веришь мне,/У меня голова болит.//И поэтому я на корточках,/А не в полный весёлый рост/Приношу тебе хлеба корочки/ И дорожки солёных слёз.//Я делюсь с тобой одиночеством,/Утонувши горячим лбом/В твоей гриве холодно-солнечной,/Обернувшей меня теплом.»
Я не буду банальной и заучено повторять, что «лошадь дарит мне чувство полёта». Это чувство дарит мне наша дружба и понимание, что есть существо, которое я люблю больше всего в мире.
Самый мой любимый конь. Я так по тебе скучаю. Знаешь ли ты, как горько мне видеть тебя под другим человеком? Видеть, как он небрежно седлает тебя, как больно бьёт по шее, если ты нервничаешь. Я тоже чувствую эту боль, малыш. Как мне обидно, когда тебя, злого и нервного выводят во двор, рывком набирают поводья и больно бьют по бокам. Ты сопротивляешься. Но что ты можешь сделать против «них»? «Они» сильнее. Они высылают тебя вперёд, и ты идёшь. И с каждым твоим шагом мне становится всё больнее. А когда ты скрываешься из виду, мне становится невыносимо грустно. И перед глазами всплывает солнечный августовский день. День, когда я в первый раз тебя увидела. Ты был ещё жеребёнком. 2 года. Подумать только, тогда тебе было 2 года…Как давно это было…как много изменилось с того времени. Ты стоял в залитом солнцем деннике. Маленький, испуганный, с запутанной гривой и длинной волнистой чёлкой, в которой затерялись опилки. Ты был такой беспомощный в этом солнечном ореоле. Ты пугался любого взмаха руки. Потом я в первый раз села на тебя. Знаешь, что мне тогда понравилось? Твоя озорная энергия. Ты не слушался повода, вырывал его из рук, шёл особенным, пружинистым шагом, каким ходишь до сих пор. Ты носил меня галопом, не реагируя на натянутый повод, сворачивал куда не следует, но всегда делал это по-доброму, так, что мне никогда не было страшно. Ты с самого начала будто взял меня под свою защиту. Если нёс галопом, то таким, чтобы я не упала. Если сворачивал, то не в кусты и под деревья, а просто в сторону. Ты любил меня. Ты был моим Самым Любимым Конём. Но ты никогда не был «собакой». Знаешь, за что я тебя уважаю? У тебя есть чувство собственного достоинства. Ты очень часто подводил меня, особенно если мы ехали в поля всей конюшней. Ты сбивался в галоп, если до сих пор не сбивался ни разу, ты психовал, если до сих пор вёл себя превосходно. И никто не верил, что ты меня любишь. Но я-то знала правду! Твоя любовь, твоя привязанность и твоё доверие ко мне проявлялись довольно редко. Например, когда тебя вывела попастись другая девочка, ты вырвался и убежал. Тебя ловили все. Нашего тренера ты сбил с ног. Тогда он протянул мне недоуздок и сказал: «Лови своего…» а я запросто подошла к тебе и надела недоуздок. Ты даже не шелохнулся. Я завела тебя в денник и в первый и последний раз ударила. Ты, поверивший мне, позволивший только мне поймать себя, терпел удары от человека, которому верил так безропотно. Ты просто положил свою огромную голову мне на плечо и закрыл глаза. И в тот момент я поняла, что никогда в жизни не ударю тебя. А потом тебя увезли. Увезли, накинув на голову чью-то засаленную куртку. Увезли, как увозят сотню других. Я пришла слишком поздно. Меня встретил только пустой денник. Я просто стояла и смотрела на деревянный пол и мне казалось, что мир стал маленьким-маленьким и осталась только я и пустой денник, в котором меньше часа назад стоял ты…иногда приходили вести: «Тоник разбил 2 денника», «Тоник сбросил наездника», «Тоник разнёс в щепки качалку». А потом, когда я пришла в конюшню, мне сказали, что тебя сдадут на мясо, т.к. ты «дурноезжая лошадь» и ноги твои, от постоянных драк и неповиновений распухли и бегать ты не можешь… Это только в кино спортивные лошади доживают свой век, гуляя на бескрайних лугах, в заботе. А на самом деле их беспощадно сдают на убой, как только они перестают приносить доход. Я плакала. Плакала от обиды, страха и от того, что я ничего не могу сделать. Это был шок…Ведь в тот день, когда тебя увезли, я даже не успела попрощаться. Прошло ещё около месяца и, однажды, зайдя в конюшню, сердце замерло, а воздух показался твёрдым и колючим – в деннике стоял ты… С опущенной головой, распухшими задними ногами и спутанной гривой. Ты неохотно жевал сено. Я залетела в денник, расцеловала грустную морду, закуталась лбом в твою холодную гриву и расплакалась. Я ведь уже не верила, что ты вернёшься. Начались тяжёлые дни. Я лечила твои распухшие, изуродованные ноги, делала компрессы, бегала по аптекам, покупая бинты и мази. Ты поправился. И тебя снова забрали в спорт. Однажды я вместе с тренером поехала на тренировочный круг. Ты бежал не очень хорошо, а я переживала, что тебя снова заберут у меня и увезут в другой город. Больше всего я любила выпускать тебя побегать. Ты с места брал галопом, а я стояла и любовалась тобою. До сих пор я обажаю смотреть как ты бесишься. Ты такой красивый! Высокий для своих трёх лет, подтянутый, вишнёво-гнедой, блестящий, с тёмными яблочками, рассыпанными по вычещенной шкуре, лоснящийся круп, длинные чёрные ноги, длинный смоляной хвост, волнистая грива, рельефные мышцы. Ты бежишь сначала лёгкой рысью, мягко переступая точёными ногами, задираешь густой хвост и киваешь головой втакт. Потом чего-то пугаешься, отскакиваешь в сторону и срываешься в галоп. Ты летишь над землёй, копыта вовсе не касаются травы. Блестя на солнце, несёшься ко мне и замираешь, фыркая и облизываясь. В деннике ты заваливаешься в опилки и долго катаешься, перебирая в воздухе ногами. Потом я тебя тренировала на корде. В дождь, жару гоняла тебя по кругу. Говорят, было безумно красиво: в середине круга стоит маленькая девочка и гоняет по кругу огромного по сравнению с ней сытого, блестящего красавца-жеребца. Я и сама тогда любовалась тобой, не понимая, как мог Бог создать такое прекрасное существо…Совершенство линий, грация, гордость и благородство. Потом меня долго не было. Я вернулась весной, когда ты уже забыл меня, как я тогда думала. Но как мне стало стыдно и больно, когда я увидела на твоих глазах слёзы! Слёзы на глазах лошади…Ты, оказывается, не забыл меня…и я стала тебя тренировать. Ты тихо ржал, когда я заходила к тебе, сгибал картинно шею, облизывал руки и жевал волосы. Мы выезжали в поля и ты послушно бегал рысью, брал препятствия. А один раз я выпустила тебя на задний двор. Тогда я уже не отрабатывала тебя. Тебя у меня всё-таки забрали…тебя тренировала в санях другая девчонка. Все жаловались потом, что ты таскаешь галопом, психуешь, «убиваешь» всадника. А я выпустила тебя на выпавший снег. Но ты не хотел бегать. Ты ходил за мною как собака, клал голову на колени, когда я сидела на карете. А ещё я помню, как выпал первый снег и мы поехали с тобою на прогулку. Ты удивлённо и испуганно фыркал, осторожно наступал на снег, разгребал его ногой. Ты был такой послушный! Летел широкой рысью, оставляя в хвосте других. Ты не мог меня подвести. Ты делал всё ради меня. А зимой я ездила на тебе галопом по аллее в парке. Таким галопом, от которого звенит в ушах, от которого на глазах выступают слёзы. Это была такая скачка, что деревья по бокам слились в одну сплошную тёмную полосу, дорога стелилась навстречу белой пропастью и было слышно только, как свистит ветер в ушах и ты прерывисто дышишь…
Теперь ты снова мой…Я езжу на тебе каждый день. Мы выезжаем в поля и слушаем пение птиц и весеннего ветра. Только ты и я. Знаешь, если меня спросят, кого я люблю больше всего в этом мире, я отвечу…Знаешь, что я отвечу? Моё любимое существо это красивый и нервный жеребец. А для меня это просто ласковая лошадь, любящая меня так, как не любит никто. Только тебе свойствена ты преданность и любовь, которая не присуща никому больше. Ты преданней собаки. Собака зависит от меня, её любовь легко заслужить. А когда я вижу, как искренне и неуклюже ты радуешься моему приходу, хочется и плакать и смеяться. А ты смотришь на меня огромными тёмными глазами, радостно ржёшь и мягко трогаешь меня тёплыми губами, заглядывая в лицо, будто спрашивая: «Что с тобой? Кто тебя обидел?» За эти минуты я могу отдать всё…Ты действительно волшебное существо. За эти 6 лет мы много пережили. И я обещаю – когда-нибудь ты будешь только моим и будешь доживать свой век в холе и заботе, гуляя по зелёным лугам. Это стихотворение я посвящаю тебе:
Не заплакав, прошептать:«Прощай»
Не боясь, что дальше будет больно…
Не дыша, сказать: «Пообещай,
Что лететь ты будешь птицей вольной…»
Протянуть в последний раз овёс…
И пригладить смоляную гриву…
Помнишь, как меня по полю нёс?
Показав заснеженную ниву…
Посмотреть в янтарные глаза…
Уловить молящее: «Не надо»
Вспоминать потом, как та слеза
Отравила утро смертным ядом…
Сесть на корточки, не в силах устоять
Снизу вверх смотреть, как ты заплачешь.
Как могли они тебя отнять?
Ты лишь конь, ты ничего не значишь.
А у нас осталось 5 минут…
А потом тебя опять уводят…
И кричат и больно-больно бьют…
И до слёз меня порой доводят.
Помнишь, как гулял ты по двору,
Фыркал и брыкался, как ребёнок…
И пугал свечами детвору…
Помню, был тогда ты жеребёнок…
Помнишь, как мы ездили в поля?
Помнишь, как шагали мы по парку?
Ты был мой, а я была твоя…
А теперь все годы те насмарку…
Ты тихонько ржёшь, когда вхожу…
Замираешь, шею выгибая…
Я тобою, Тоник, дорожу…
Наша дружба бьётся, погибая…
Утираю слёзы рукавом,
Прижимаюсь к сильной тёплой шее…
Ведь последние минуты мы вдвоём…
А те годы брошены в траншеи…
Ты прижал меня к себе сильней…
Я реву, обняв тебя покрепче…
Знаю – дальше будет нам ещё больней…
Но сейчас вдвоём немного легче…
Мне не надо больше лошадей…
Все они не ты…А ты мне нужен…
Из-за глупых, мелочных людей
Расстаются те, кто был так дружен…
Ухожу, оставив позади…
Твой прощальный и безмолвный взгляд…
Только душу мне не береди…
Нам тех лет не возвратить назад…
Я дождусь, мой мальчик, обещаю,
Что вернусь к тебе я, всё равно…
Я тебе все песни посвещаю,
Вспомню всё, что было так давно…
Я верну тебя и поведу на корде
В те поля, где ты меня носил.
Поцелую седину на морде…
Зная то, что ты меня простил…
 

Line

Новичок
Молодец! Мне понравилось как написано! Правда немного грусно...
тебе нужно в дневниках свою тему напечатать!
 

Маська

Активист
Так есть дневник. Так и называется НАШ С ТОШКОЙ дневник...Там и фоты есть. Захочешь, посмотри... :wink:
 

Daiana

Новичок
Я весь рассказ и стих плакала. Настолько... настолько реально все описано, что все прочувствываешь прям!!!
 

Маська

Активист
Спасибо. Я знаю, что он реалистичный. Ведь это реальная история наших с Тошей отношений...
 

Tekila

Новичок
Почитай в "Это мой стих" стихотворение "обьяснение" и считай это моим ответом... :cry: :cry: :cry: :cry:
 

Ксюша (kseka)

Новичок
у меня такая же история... как-нибудь напишу
щас сидела, читала рассказ и стихотворение сквозь слёзы, вспоминала все, что у меня с Аргоном было...
надо сказать, чтобы все, кто хочет заняться кс читали предисловие, это ж чистой воды правда!!!!!
а вообще, СПАСИБО ТЕБЕ ОГРОМНОЕ, МАСЯ, напомнила мне как же нам с Гошей вместе хорошо было!!!!
спасибо!!!
 

Маська

Активист
Расскажи обязательно. Знаешь, наверное у всех в жизни такое было. Почему-то любимая лошадь обязательно окажется не твоей...Но я всё-таки уверена, что Тошик будет моим. :cry:
 

(0_o)

Новичок
я вот тут тоже сижу читаю и слезу пустила,а начала комменты читать так и вообще конкретно прослезилась.....пойду ваш дневник теперь читать .....понравилось мне :p
 

ГандикапА

Новичок
Мне так близка не большая часть второго абзаца... :cry: :cry: :cry:
Очень правдоподобный рассказ, очень классно написано. :roll:
 

Алексия

Новичок
Читала рассказ и полностью узнавала в нём себя. Люблю коня, а мне его продавать не хотят...
 

Алексия

Новичок
Маська написал(а):
к сожалению всё кончено, мы с Тошиком разлучились навсегда... :cry:
Тема, конечно, очень уж давнишняя. Но, если автор здесь ещё обитает расскажите поподробнее.. Что случилось??? Почему НАВСЕГДА???
 
Сверху